22 сентября 1939-го. Немецкие мотоциклисты смотрят, как танки Красной армии входят в Брест.

Как трактовали советские историки (и им вторят некоторые нынешние) события 17 сентября 1939 года? Мол, 80 лет назад произошло освобождение Красной Армией земель Западной Белоруссии от белопольских захватчиков. Вопрос: а захватывала ли Польша белорусские земли? Давайте без политиканства разберемся в деталях.

Польша и Россия после окончания Первой мировой войны и совершения большевистского переворота в 1917 году преследовали разные цели. Польша, после столетних разделов обретшая наконец независимость, пыталась укрепить свою государственность и утвердиться в границах принадлежащих ей когда-то территорий. А большевистская Россия пыталась удержать принадлежащие предшественнице-империи земли и старалась захватить новые для продвижения своих революционных идей. На фоне этого между двумя государствами – в основном в пределах белорусских и украинских земель – в 1918–1920 годах с переменным успехом велись военные действия. Но в 1920 году произошло основное сражение, определившее результаты войны, а с ними и нежелательный для нашей страны акт раздела ее территории.

Большевистское правительство Ленина, добившееся решающих успехов в гражданской войне, затеяло поход на Запад. Большевики, обуреваемые стремлением разжечь огонь планами мировой революции, рассчитывали водрузить красное знамя над столицами многих государств Европы. Момент для задуманного был самый подходящий – некоторые государства континента после разрушительной войны оказались сильно ослабленными, к тому же в них среди рабочего класса усилилось революционное брожение. Так что планы по установлению пролетарской диктатуры выглядели весьма реалистичными.

Первой на пути Красной Армии, успевшей разгромить Деникина и сосредоточить на западном направлении огромные силы, оказалась Польша. Захват этой страны был весьма важен для достижения основной цели большевиков. Приказ М.Тухачевского в то время гласил: «Бойцы революции, устремите свои взоры на Запад. Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару!» В Польше в то время очень сильна была «левица», то есть левое движение, и большевики надеялись, что часть польского населения будет помогать Красной Армии. Но большинство поляков думали по-другому. За годы разделов страны они досыта наелись российской благодати и решили, что в первую очередь их государство должно быть независимым, а потом уже определиться, какому строю быть. Перед угрозой большевистского нашествия и потери независимости патриотический подъем в стране был огромный: только за один месяц перед основным сражением в ряды Войска Польского влилось 70 тысяч добровольцев. И что бы ни писали впоследствии российские историки о помощи Польше со стороны Антанты и прочих, патриотизм и мужество поляков сыграли основную роль при защите Варшавы в августе 1920 года. Если кто-то хочет упрекнуть меня в излишнем пафосе, могу напомнить, что защищать Львов, в то время принадлежащий Польше, помогали даже студенты и школьники. И знаменитая 1-я конармия Буденного вместе с бандами Якира, Примакова, Котовского так и не смогли взять город. Юным защитникам Львова в городе стоит памятник «Орлятам».

А основным силам поляков удалось остановить большевистские орды под Варшавой, затем разбить их и обратить в бегство. Отступление Красной Армии было таким поспешным и хаотичным, что некоторые ее части не ориентировались, куда отступают, и копыта их коней занесли целый корпус легендарного командира Гая аж в Восточую Пруссию, где его разоружили и интернировали. Эпизод той войны: сам Буденный в бою под Слуцком чуть не погиб от сабли польского улана; от смерти Семена Михайловича спас один из многочисленных ординарцев, охранявших его…

Полный текст статьи Збигнева Соколовского под рубрикой «Мифы и реалии» читайте в газете «Народная Воля» за 17 сентября