Фото из открытых источников

Выпускница белорусского педуниверситета уехала по распределению в деревню и теперь не может дождаться окончания отработки – по ряду неприятных причин.

Учительнице младших классов Марии (имя героини изменено) осталось отработать по распределению один год. Она рассказывает корреспонденту Sputnik, что вовсе не должна была оказаться в школе небольшой деревеньки на Гомельщине: просто так получилось.

Мария заехала в отдел образования, чтобы спросить про «подъемные», и встретила там своего теперешнего директора. Разговорились и выяснили, что одной нужен молодой специалист, а другой – место для распределения. После короткого собеседования молодая учительница и «застряла» в поселке.

Мария говорит о проблемах, но с оптимизмом – уже через год она вернется домой. Хотя, признает собеседница Sputnik, сначала она была в ужасе: от условий проживания, от настроения коллег и атмосферы в школе, от отсутствия выбора, безденежья и много от чего еще… Слово героине.

Без горячей воды, с дырами в стенах

Деревня, в которую я приехала на отработку, встретила меня не слишком дружелюбно. Началось все с поиска квартиры. В моем направлении на работу, конечно, была пометка «с предоставлением жилья», но, когда я пришла с таким запросом к директору, она перепугалась и открестилась от меня сразу – ищите, мол, сами. Из родного города ездить далеко – 50 километров, а я не зарабатываю на «солярку» в таком объеме.

Найти квартиру было очень сложно. В деревушке население – хорошо если 400 человек. И не строится ведь ничего: здесь помимо домиков – школа, почта, аптека да один магазин. Услышали чудом про пустующую квартиру (мама с кем-то в очереди заболталась), узнали адрес, поехали скорее. Заселиться было можно, вот только требовалось сперва сделать капитальный ремонт.

Видели бы вы эту квартиру: тихий ужас. Когда я только вошла, сперва решила, что лучше ездить буду ежедневно в родной город и обратно или в школе ночевать: ни мебели, ни обоев, в дверях и стенах буквально – дыры! Но выхода все равно не было, так что стали чинить своими силами (и за свои деньги, разумеется).

Квартира моя расположена в одном из четырех на весь поселок двухэтажных домиков, кроме прочего, к ним даже горячая вода не подведена. Первые пару месяцев я стойко грела воду в кастрюлях, а когда не осталось на это сил – разорилась на бойлер. В итоге «коммуналка» тянет из моего скромного бюджета 90 рублей, еще 20 я ежемесячно отдаю хозяйке за аренду.

Но, слава богу, я заселилась. К слову, приезжали в школу и другие молодые специалисты: для историка нашего – он из Гомеля – квартиры в деревне не нашлось, ему пришлось жить с какой-то теткой – комнату снимать. Совершенно никакой помощи: как хочешь, так и ищи себе угол.

Брать у соседей картошку, иначе – не выжить

Я работаю на ставку и получаю смешных 330 рублей. И я бы ни за что не умудрилась сводить концы с концами, если бы мама не помогала: она присылает мне еще рублей 400. Потому что, кроме оплаты жилья и проезда, нужно, к сожалению, что-то есть (пусть я и езжу домой каждую неделю).

Если без чужого участия вытянуть нереально, как быть молодым специалистам, которым некому помочь? Как прожить тридцать дней на оставшиеся 200 рублей? Я расскажу: нашему молодому специалисту-историку помогали деревенские – кто-то картошкой с огорода, кто-то морковкой. Потому что невозможно выжить иначе.

Когда я только пришла, вела у детей еще физкультуру и спортивный факультатив, а потом директор решила отдать все учительские часы нашему физруку (который на всю школу один). Я не удержалась, пошла расспрашивать, почему так произошло. А она мне отвечает: у него дочка учится, ему нужны деньги. А мне, что ли, не нужны?

Может быть, в городе педагогам отрабатывать и попроще: можно хотя бы продукты покупать в магазинах на акции. А в деревне нет выбора – бери что есть.

Про спасение утопающих

В работе помощи от коллег тоже не дождешься. Когда я только приехала, за мной закрепили наставницу, которая должна была помогать мне решать все возникающие вопросы и вообще – хотя бы ввести в курс дела. Но что бы я у нее ни спрашивала, ответов не получала: она все время была занята и просто отмахивалась.

Мне повезло: моя тетка тоже работает в школе, так что помогала освоиться: делилась документами и планами, учила всему, чему в вузе не научили. Если бы не она, не знаю, как бы я адаптировалась.

Все остальные коллеги – тоже постоянно на нервах. Спрашиваешь у них что-то, а отвечают тебе с нескрываемым раздражением, психуют, потому что все занятые, а ты типа отвлекаешь от работы. Вы ведь и сами такими были когда-то, надо же теперь и нас обучать! Но кому до этого есть дело?

Терпеть, а не защищаться: иначе хуже будет

Жаловаться? Дохлый номер. В деревенской школе у всех есть «подвязки». Попробуй только донести на кого-нибудь, тебе чуть ли не заявление об увольнении сразу приносят – подписывай и уходи. Я это поняла после первого конфликта.

У нас летом дети ездят в санаторий на оздоровление, с ними должен быть сопровождающий, чтобы все контролировал, занимался. Директор обязала меня ехать, а я тогда еще училась и как раз экзамены сдавала. Объясняла ей, просила: поймите, мне ведь академотпуск брать придется, а причина – не сказать, чтобы уважительная, могут и отчислить.

Ездили к ней даже с мамой, а она документы на стол швыряла, кулаком стучала, кричала, мол, поедешь – и точка! В итоге обратились в отдел образования, пошли на прием к начальнику. Он на мою сторону встал, вопрос урегулировал сразу, мы даже обратно в деревню добраться не успели.

А потом началось. Она с меня три шкуры сняла, можно сказать. Стала донимать посещениями уроков, заваливать документацией, которой и так вал – бесполезная работа, еще и по наитию все, потому что никаких инструкций нет. Заставила писать исследовательскую работу – это где видано вообще в самом начале отработки? Я не знала, с какой стороны к этой работе подступиться, а она взвалила ее на меня за четыре недели до защиты. Я-то сделала (даже место призовое взяла), но неприятно.

В общем, как можно было топить, так и топила, причем немало времени это длилось. Она и сейчас руководит школой, просто я на конфликт теперь не иду, порой проще перетерпеть, иначе хуже будет.

Да и в целом, трудовой коллектив в школе – отдельная история. Здесь все мило улыбаются друг другу, а за спиной творится черт-те что. И дружить, понятное дело, особо не с кем: мне встретилась одна молодая девушка тут, которая стала мне подругой. С остальными не конфликтую, но с ними не подружишься.

Спасибо телевизору, иначе выла бы волком

Сама деревня – жуть одна, ни в жизни не осталась бы здесь надолго по доброй воле. Когда всю жизнь прожил в городе и вдруг переехал в деревню, чувствуешь себя очень некомфортно уже потому, что масштабы не те. Я раз в неделю спасаюсь – езжу домой на выходные.

Пару раз не уезжала, оставалась в деревне. И если бы не телевизор, волком можно выть, потому что занять себя решительно нечем. Здесь же ничего нет: нет библиотеки, чтобы взять литературу, нет кинозала, нет даже центра культурного, чтобы на секцию какую записаться. Представьте себе, нет даже парикмахерской! На маникюр и наращивание ресниц я езжу за 40 километров, ближе просто некуда.

Год перетерпеть – и домой

Я тысячу раз пожалела, что поехала в эту деревню. Конечно, хотелось бежать. Особенно, когда я еще не успела толком прийти, а меня встретили таким отношением. Даже обращалась в отдел образования, но мне нужно завершить отработку именно в этой школе.

Мне повезло, что все сложилось с моими учениками и их родителями, удалось выстроить хорошие отношения. Так что я доработаю год и уеду домой: учителя в моей родной школе каждый год уходят на пенсию, там нужны молодые специалисты. Выбранная профессия меня не разочаровала – только жуткое место, в которое я по распределению угодила.