Фото с сайта belrynok.by

Обвал курса белорусского рубля, произошедший в конце августа – начале сентября, скорее всего, вызван действиями Нацбанка и коммерческих банков, решивших ослабить белорусскую валюту в целях поддержки экспорта. Может ли это повториться?

Странные вещи происходили в августе-сентябре на Белорусской валютно-фондовой бирже. В первой половине августа на бирже резко выросло предложение валюты, что привело к падению курсов основных валют, торгуемых на БВФБ. Но после завершения периода налоговых платежей начался подъем курсов, закончившийся только 6 сентября.

Если посмотреть на динамику курса белорусского рубля в текущем году до августа, то можно заметить и другую странность. Курсы доллара и евро на БВФБ снижались вплоть до августа, и это в то время, как валюты развивающихся стран дешевели по отношению к доллару в связи с оттоком капитала из этих стран или в связи с валютными войнами. Ослабляя национальные валюты, центробанки этих стран поддерживали своих экспортеров. При этом Беларусь вела себя так, как будто она не развивающаяся страна, а мощная экономическая держава, не нуждающаяся в курсовой поддержке своей экономики.

Внешняя торговля срывает планы

Если сопоставить эти две странности, то все станет на свои места: до середины августа Нацбанк проводил курсовую политику в соответствие со сложившейся ситуацией на внутреннем рынке страны, где предложение валюты превышает спрос, в основном благодаря продажам ее физическими лицами, в связи с чем Нацбанк скупал избыток предложения. При этом он регулировал рынок таким образом, чтобы наблюдалось умеренное укрепление рубля в целях снижения привлекательности валютных сбережений.

При этом курс не оказывал на экспорт и импорт ни стимулирующего, ни подавляющего влияния, по крайней мере, в среднем. Такой вывод можно сделать, сопоставляя сальдо внешней торговли товарами и услугами за первые половины текущего и прошлого годов. Так, в текущем году это сальдо составило 309,8 млн. долларов, тогда как в прошлом – 430,3 млн. долларов. При этом сальдо в торговле товарами опустилось до минус 1 504,6 млн. долларов с минус 1 257,6 млн. долларов за I полугодие 2018 года. Но это сокращение было компенсировано ростом экспорта услуг.

Ситуация, как видим, в текущем году стала немного хуже. Но это имеет оправдание – снизился объем поставок и реэкспорта нефтепродуктов из РФ в РБ, а также сократился объем нефтепереработки в связи с поставкой некачественной нефти из РФ. Поэтому можно сказать, что валютная политика Нацбанка носила нейтральный характер по отношению к внешней торговле – не мешала, но и не помогала.

Таким образом, можно считать, что внешняя торговля РБ в настоящее время находится примерно в том же состоянии, что и в прошлом году. В то же время, в текущем году правительство планировало обеспечить рост ВВП на 4%, причем осуществить это предполагалось в основном за счет увеличения экспорта. Но это явно не получается, и темпы роста ВВП по итогам января-июля составили всего 1,3%. В правительстве, тем не менее, рассчитывают на то, что в ближайшие месяцы ситуация улучшится, в частности, белорусским НПЗ удастся компенсировать снижение производства, произошедшее летом текущего года.

Экспортеры нуждаются в поддержке, но не получают ее

Несмотря на такие надежды, в сложившихся условиях было бы естественно поддержать белорусских экспортеров девальвацией рубля. Что, похоже, и произошло.

Подтверждает это предположение совещание у президента РБ по актуальным вопросам развития белорусской экономики, состоявшееся 4 сентября. На нем Александр Лукашенко заявил, что главная задача правительства – это выполнение планов по экономическому развитию страны на 2019 год по всем направлениям. Он при этом ничего не сказал о темпах роста ВВП, хотя это основной параметр планов.

Кроме того, Александр Лукашенко подчеркнул, что главнейшая основная задача состоит в диверсификации рынков сбыта белорусских товаров, причем без потери доходности, и отметил, что страна движется в данном направлении, но очень медленно. Как известно, перед правительством поставлена цель завоевания рынков третьих стран, не относящихся к Европе, так, чтобы на Россию, Европу и остальные страны приходилось примерно по третьей части экспорта страны.

И вот тут обнаруживается важность курсовой политики. Дело в том, что в результате торговых и валютных войн на мировом рынке валюты этих самых третьих стран существенно подешевели по отношению не только к доллару, но и к белорусскому рублю. То есть конкурентоспособность белорусских товаров на рынках других стран резко снизилась.

Получилось, что курсовая политика Нацбанка, которая является нейтральной по отношению к внешней торговле РБ в целом, по отношению к внешней торговле с третьими странами является сдерживающей, так как препятствует экспорту.

Препятствие довольно серьезное. Например, курс китайского юаня с начала текущего года по 5 сентября снизился на 5,9%. И это уже после коррекции (обвала) курса рубля, произошедшей в конце августа – начале сентября. Для многих других стран ситуация стала намного хуже. Так, курс турецкой лиры за указанный период времени опустился на 10,1%. Это снижает конкурентоспособность белорусских товаров на рынках данных стран и сокращает выручку белорусских экспортеров. Конечно, при проведении данного анализа следует учитывать и рост цен на внутренних рынках различных стран, что может компенсировать эффект девальвации, но этот рост, как правило, отстает от темпов изменения курсов валют.

Примерно так же, как по отношению к Китаю и Турции, обстоят дела и с курсом валют большинства других стран мира. Правда, по отношению к российскому рублю ситуация в результате коррекции улучшилась, его курс с начала года в результате увеличился на 2,6%. И курс гривны вырос на 0,8%. Но по отношению к третьим странам это ситуацию не меняет.

Прогноз: рубль должен дешеветь

Таким образом, валютная политика в РБ не была направлена на поддержку завоевания рынков развивающихся стран, даже Китая. Весьма вероятно, что в руководстве РБ обнаружили этот прискорбный факт и решили скорректировать поведение Нацбанка. И именно эту коррекцию мы и наблюдаем.

Возможно, что вместо Нацбанка это делает какой-либо маркет-мейкер – крупный банк, решивший сам или по чьему-либо поручению регулировать курс рубля. Это означает, что белорусский рубль теперь, вполне возможно, будет вести себя как и валюты прочих развивающихся стран, то есть следовать колебаниям курсов этих валют на рынке форекс.

Вполне вероятно дальнейшее снижение курса рубля. В какой степени, сказать сложно, так как пока не известно, на валюты каких стран будут ориентироваться власти или маркет-мейкеры при осуществлении данной коррекции. Вероятный претендент на эту роль – юань. Ведь именно рынок Китая Беларусь собирается завоевывать в первую очередь, а если рубль будет укрепляться по отношению к юаню, этому не бывать. Но возможна ориентировка и на рубль, и на гривну, или на корзину подобных валют.

Описанная причина произошедших событий, конечно, является гипотетической, возможны и другие варианты. По-видимому, в ближайшие пару месяцев ситуация прояснится, и можно будет сделать вывод, будут ли еще происходить подобные события в Беларуси в будущем.