Фота: Радыё Свабода

Депутат Палаты представителей, председатель ТБМ Елена Анисим рассказала о своих поражениях и победах в парламенте и заявила о намерении выдвигаться на президентских выборах.

В интервью радио Свабода (перевод: Белорусский партизан) она также объяснила, за что перед ней извинялся Александр Лукашенко.

«Свои шансы на переизбрание оцениваю 50 на 50»

— Что вам дали 4 года в качестве депутата Палаты представителей? Не жалеете, что пошли в Палату? Какой опыт вы там приобрели, что вспоминается самое важное и яркое?

— Я не жалею, что сделала такой шаг и попала в состав Палаты. Убедилась, что это было правильно. Но еще больше убедилась, что если бы нас таких в Палате было больше — то можно было бы сделать больше в продвижении белорусского языка, в демократическом развитии нашего общества.

Я убедилась, что если человек имеет лидерские качества, должен заявлять о своем месте в принятии решений, в том числе через участие в парламенте.

— Что вспоминается как самые главные поражения и победы? Вы говорили, что бывали разочарованы, когда депутаты не откликались на ваши идеи и предложения. На что рассчитывали, что не сбылось?

— Возможно, поражение в том, что не удалось с ходу пробить принятие законов на двух государственных языках. Но начал работать экспертный совет, который это дело доведет до логического конца. Это значит, что законопроекты на белорусском языке будут разрабатываться и предоставляться. Будет разработан весь пакет уже принятых законов на белорусском языке.

Мне не удалось добиться для моих земляков железнодорожной станции. Но зато они получили регулярные автобусные маршруты три раза в день в районный центр. Это небольшая, но победа.

— Вы уже приняли решение о том, будете ли еще раз баллотироваться в Палату представителей? Как оцениваете свои шансы?

— Мое решение вновь выдвигаться в Палату находит поддержку у многих людей, в том числе в негосударственном общественном секторе. Ведь они хотели бы иметь своего представителя в Палате, чтобы продвигать свои законопроекты и чтобы влиять на принятие новых законов в улучшенном виде. Я надеюсь, что моя кандидатура будет поддержана и моими избирателями, а также членами ТБМ.

На сколько я оцениваю свои шансы? Я человек скромный, поэтому говорю — 50 на 50. Более уверенно я говорить не могу, потому что никто мне таких гарантий не давал. Я понимаю, что если соберу активную команду, которая будет активно действовать, современными методами, то шансы увеличатся.

— Вы упомянули избирателей, общественные объединения. Но есть еще одна сила — власть, которая играет определяющую роль в том, кто может стать депутатом. Есть ли у вас какие-то ланные, «сигналы» о том, как во власти могут отнестись к вашему намерению снова идти в депутаты?

— Я так полагаю, что во власти есть разные люди с разными приверженностями. Заклятых врагов я, надеюсь, не нажила, — не ставила себе такой задачи. Многие, думаю, привыкли к тому, что я имею четко очерченную позицию, я от нее не уклоняюсь. При этом я не вру и не собираюсь иметь какие-то личные выгоды от Палаты представителей.

Поэтому я думаю, что большого противодействия со стороны властей не будет. Но, возможно, где-то есть и мои тайные враги, это не исключено.

«Можно не соглашаться с властью, но не быть внутри страны врагами»

— Что за эпизод с извинениями в ваш адрес от Лукашенко?

— Когда во время последнего послания Александр Григорьевич оговорился. Первый раз я не заметила, потому что думала, что это относится не ко мне. Но потом он снова сделал оговорку, назвав меня Татьяной. После того, как речь уже закончилась, он возвращался и, проходя мимо меня, подошел и говорит: «Я ошибочно назвал тебя Таней, я же знаю, что тебя зовут Лена. Прост ». Пожимает мне руку и объясняет: у меня была девушка в юности, поэтому я и оговорился. На что я говорю в шутку:«Так это что, я попала в разряд ваших любимчиков?» — «Ну не врага же».

Такой был момент, в какой-то степени показательный. Александр Григорьевич показал, что он способен признавать какие-то свои недостатки, если на них тактично указать, способен попросить прощения. Я думаю, что в этом эпизоде ​​я выиграла.

— Что скажете тем противникам участия в выборах, которые считают, что любое участие — это игра по правилам власти и что оно ничего не приносит?

— На это я ответила бы так. Можем не участвовать, можем не брать на себя ответственность на таком высоком уровне. Ну, не было бы меня в Палате представителей. Не было бы того, что в парламенте постоянно хотя бы один человек выступает по-белорусски. Не было бы моих выступлений в Совете Европы относительно того, что Беларусь постоянно находится не в фокусе европейских политиков.

Не знаю, смогли бы мы воплощать в жизнь идею Национального университета с белорусским языком обучения. Наверное, не был бы создан экспертный совет по законодательству на белорусском языке. Не говоря о тех «мелких» делах, когда я как депутат способствовала людям в решении их проблем.

Это небольшие, но шаги по демократизации.

Во-вторых, пошел процесс понимания того, что можно не соглашаться с властью, но не быть внутри страны врагами. Ведь когда мы становимся врагами, мы начинаем между собой воевать — и в результате можем потерять страну.

— Из некоторых ваших предыдущих интервью можно сделать выводы, что ваши политические планы и амбиции простираются дальше Палаты представителей. Что вы задумываетесь и про президентские выборы. Можете ли вы сейчас точно и наверняка сказать, что вы собираетесь участвовать в президентских выборах в качестве кандидата?

— Аппетит приходит во время еды. Моя деятельность в Палате представителей убедила меня в том, что нужно, чтобы патриотические силы обязательно имели своего представителя в качестве кандидата в президенты. Ведь если нет такого представителя, такого голоса — то эта часть общества не претендует на самый высокий пост. Это означает, что общество не нуждается, чтобы осуществлять власть на самом высоком уровне.

— Так какой ваш ответ на мой конкретный вопрос?

— И поэтому я собираюсь и уже начинаю работать на то, чтобы выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Республики Беларусь.