Фото с сайта mlyn.by

В Беларуси готовится новый закон о правах инвалидов и их социальной интеграции. Молодые белорусы с инвалидностью рассказали DW, как они живут, ищут работу и отстаивают свои права.

23-летний Василий Павликов с синдромом Дауна уже больше года работает официантом в минском отеле Renaissance Minsk. В его обязанности входит натирка столовых приборов для ресторана при отеле. Нареканий к работе парня у руководства отеля нет. «Василий всегда аккуратен, ответственно подходит к работе, вежливо общается с сотрудниками и очень пунктуальный», — говорит пиар-менеджер отеля Ольга Духович.

Жизнь с инвалидностью: судьбы трех молодых белорусов
Василий Павликов

Как найти работу в Минске человеку с инвалидностью

Идея создания рабочих мест для людей с синдромом Дауна возникла с самого открытия отеля в 2014 году у первого генерального менеджер отеля, датчанина Йеспера Францла, который решил использовать европейский опыт. Ольга Духович рассказывает, что Василий не первый сотрудник с инвалидностью в отеле — до него уже работали два парня.

Трудоустройству Василия поспособствовала «Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам», которая занималась подбором кандидатур — нужен был человек с опытом общения с людьми. Также, когда проект только запускался, для всех сотрудников отеля был организован тренинг, чтобы они адаптировались сами и помогли новому сотруднику влиться в коллектив. Поэтому, как говорит Ольга Духович, в коллективе отеля никогда не случалось проблемных ситуаций.

На данный момент Василий единственный сотрудник с инвалидностью в отеле. На вопрос о том, будет ли расширен штат таких сотрудников Ольга Духович отвечает, что отель не ставил себе целью трудоустроить всех людей с инвалидностью в Беларуси: «Наша задача — показать другим компаниям Беларуси, что брать людей с инвалидностью на работу не сложно и призвать последовать нашему примеру».

Почему не берут на работу людей с инвалидностью

Директор «Офиса по правам людей с инвалидностью» Сергей Дроздовский говорит, что опыт отеля Renaissance Minsk по-настоящему уникальный для Беларуси: «При содействии общественных организаций отель смог создать довольно устойчивый проект — на место Васи может прийти любой другой человек, и в работе отеля ничего не изменится».

К сожалению, не все истории о трудоустройстве людей с инвалидностью в Беларуси позитивные. 28-летняя Екатерина Кухаренко по образованию логопед и специальный психолог, однако по специальности девушка не проработала ни дня. По словам Екатерины, работодатели отказывают ей в трудоустройстве по причине ее проблем с передвижением — девушка ходит с тростью. «У меня есть все медицинские допуски и разрешения работать логопедом, но на работу меня не берут», — рассказывает она.

Жизнь с инвалидностью: судьбы трех молодых белорусов

Рабочее место Екатерина искала на протяжении двух лет и, отчаявшись, пошла работать оператором колл-центра в рамках программы трудовой реабилитации для людей с инвалидностью. Когда через год программа закончилась, девушка решила попробовать себя как специалист по подбору персонала и в дальнейшем планирует развиваться именно в этой сфере: «Я уверена, что по специальности работу не найду, хотя со стороны законодательства никаких проблем нет».

Екатерина считает, что все дело в работодателях и в обществе, которое еще не готово принять людей с ограниченными возможностями. «У большинства искаженное представление о нас, они рисуют себе страшные картинки, хотя не всегда все так страшно. Людям проще делать вид, что людей с инвалидностью не существуют, поэтому для нас места в обществе нет», — с горечью говорит девушка.

Люди с инвалидностью под контролем государства

Ратификация Конвенции о правах инвалидов состоялась в Беларуси в 2016 году. После этого был принят Национальный план действий по реализации норм Конвенции, а недавно закончилась разработка нового закона «о правах инвалидов и их социальной интеграции».

Сергей Дроздовский поясняет, что, к сожалению, новый законопроект сохраняет медицинский подход в отношении людей с инвалидностью и господство государства над жизнью человека. Яркий тому пример — история молодой мамы Ольги Корзун из Давид-Городка. Местные органы опеки отобрали ее пятилетнего сына Арсения по причине диагноза Ольги — умеренной умственной отсталости.

Жизнь с инвалидностью: судьбы трех молодых белорусов

Пока была жива бабушка Арсения, органы опеки не возражали против проживания ребенка с матерью. Однако после ее смерти власти посчитали, что Ольга сама не будет в состоянии заботиться о ребенке ввиду ее инвалидности и передали его в приемную семью, а также обратились в суд с иском, чтобы отобрать у Ольги сына без лишения ее родительских прав. Суд Столинского района иск удовлетворил, хотя Минздрав выступил на стороне молодой мамы.

Комментируя эту историю, Дроздовский говорит, что в Беларуси государство решает, что может или не может делать человек с инвалидностью — учиться, работать, иметь семью. «Вместо того, чтобы прийти в эту семью и узнать, чем помочь — может нужна сиделка или соцработник, властям проще отобрать ребенка и не разбираться», — говорит эксперт.

В настоящее время Офис по правам людей с инвалидностью продолжает борьбу за сына Ольги Корзун и готовит жалобу в Брестский областной суд.

Новый закон о социальной интеграции белорусских инвалидов

«Новый законопроект «о правах инвалидов и их социальной интеграции» учел очень важные моменты из Конвенции о правах инвалидов», — говорит Сергей Дроздовский. Эксперт приветствует такие позитивные инновации как запрет дискриминации — нововведение для всего белорусского права, позиционирование разумного приспособления, доступности, универсального дизайна, персонального ассистента, квотирования рабочих мест для лиц с инвалидностью.

Вместе с тем, по словам Дроздовского, в законопроекте не нашли отражение многие предложения гражданского общества: «Мы настаивали на применении термина «человек с инвалидностью» вместо «инвалид», предлагали расширенную статью о защите прав — чтобы представители НПО могли быть представителями в суде, а государство взяло на себя ответственность за административное сопровождение жалоб».

Еще одна проблема закона — он полностью исключает из сферы применения людей с психическими нарушениями, которые по белорусской практике относятся к закону о психиатрии. Но по Конвенции о правах инвалидов психические нарушения также относятся к инвалидности и такие люди должны иметь возможность реализовать свои права.

Как ожидается, закон будет принят на первой сессии парламента нового созыва после выборов в ноябре 2019 года. Сергей Дроздовский рассказывает, что обсуждение законопроекта шло довольно быстрыми темпами и к нему активно привлекались представители гражданского общества. Однако последние месяцы закон «застрял» в Совете министров. «Затягивание ситуации с принятием закона очень опасно. При всей нашей критике, мы боимся, что законопроект могут ухудшить — важно, чтобы он попал в парламент таким, как есть сейчас», — говорит эксперт.