Фото с сайта ej.by

Несмотря на принимаемые меры по стимулированию потребления электрической энергии вместо российского газа, четкой и понятной стратегии в этом направлении до сих пор нет. В итоге потребители тоже не понимают, на что им следует ориентироваться.

После ввода в действие первой белорусской АЭС страна получит приблизительно такой объем электроэнергии, который равен половине всего нынешнего электропотребления страны. При этом, перспективы экспорта в соседние страны выглядят весьма маловероятными. По сути, Беларусь вынуждена будет сама потреблять все, что производит. Именно по этой причине еще в 2017 году правительство подняло вопрос о том, что нужны дополнительные меры для стимулирования потребления электроэнергии.

Дифференцированные тарифы

Запуск первого энергоблока БелАЭС запланирован на конец 2019 года после чего энергосистема страны получит дополнительно около 25% всей потребляемой сегодня электроэнергии. От импорта электроэнергии Беларусь полностью отказалась еще в 2018 году, поэтому заместить его электроэнергией с БелАЭС не получится — придется опять же потреблять самим. Единственный вариант тут — заменять российский газ своим электричеством. Однако проблема в том, что практически все отопление и горячее водоснабжение страны работает на газу, и в основном централизованно. Чтобы перевести на электричество даже часть источников тепла нужны огромные средства на модернизацию, объем которых сопоставим со стоимостью самой АЭС. Вот тут и было предложено использовать дифференцированные тарифы, чтобы стимулировать бизнес и, главное физических лиц, которые значительно более поворотливее, использовать электричество вместо газа. Однако из-за отсутствия четкой и продуманной стратегии в Министерстве энергетики, процесс фактически завис на месте.

А воз и ныне там

В декабре 2018 года президент Беларуси подписал указ №492 «Об установлении тарифов на жилищно-коммунальные услуги для населения на 2019 год». Следом было принято постановление Совмина с новыми тарифами на электроэнергию. Главное новшество документов заключалось как раз в установлении дифференцированных тарифов, стимулирующих потребление электроэнергии вместо газа. В первую очередь это касалось использования электроэнергии для нужд отопления и горячего водоснабжения. Тарифы для этой категории были снижены в несколько раз. Люди обрадовались, но оказалось, что преждевременно.

Непонятно, кто разрабатывал все эти тарифы, но они были абсолютно не продуманы. Такое ощущение, что тарифы составлялись с таким расчетом, чтобы как можно меньше потребителей отказывались от газа в пользу электричества.

Например, для индивидуальных жилых домов использование электрической энергии для нужд отопления и горячего водоснабжения было возможно только при проведении отдельной линии и установки отдельного счетчика. При этом для многоквартирных домов, где электричество для этих нужно вообще почти не используется, был установлен дифференцированный тариф без необходимости установки отдельного счетчика. Почему нельзя было для индивидуальных жилых домов установить такой же дифференцированный тариф (а именно они на первом этапе должны были стать основными потребителями излишков с АЭС), не смогли объяснить даже в Минэнерго. А ведь для того, чтобы провести отдельную электрическую линию и установить отдельный счетчик, нужно разрабатывать отдельный проект. Все это по стоимости сопоставимо с подведением газа, энергия которого в любом случае осталась дешевле.

В дополнение к вышесказанному в Беларуси сразу же усложнили административные процедуры на получение технических условий в электросетях. Будто кто-то опять специально сунул палку в колесо. Если ранее потребитель прямо обращался в электросети с заявлением на получение технических условий, то с 2019 года ситуация усложнилась сразу в разы.

Сначала нужно обратиться в местный исполком с заявлением на проведение реконструкции электросети и использование электроэнергии для нужд отопления и горячего водоснабжения. Потом подождать заседания исполкома, который давал разрешение, и только после этого можно было написать заявление на получение технических условий. Но заявление писалось не в электросети, а опять же в исполком, который уже пересылал документ в электросети. Далее электросети рассматривали вопрос и пересылали решение опять не потребителю, а в исполком, который уже передавал документ потребителю. В итоге если раньше техусловия можно было получить за неделю, максимум за две, то после изменений на все эти телодвижения уходило от двух месяцев до полугода. А временами и более.

Зачем в этом простом и отлаженном процессе понадобилось городить огород никто опять же объяснить не смог. В исполкомах только удивленно пожимали плечами, поскольку став лишним звеном на этом пути, они реально оказались неготовы к выполнению возложенных на них функций по причине отсутствия специалистов, разбирающихся в этих электрических вопросах. Во многих исполкомах даже не знали, как заполнять соответствующие заявления в электросети, не говоря уже о технических терминах и проведения консультаций. Со стороны все выглядело так, будто кто-то специально все запутал, чтобы Беларусь не соскочила с газовой иглы. Так оно и получилось.

За прошедшие полгода в Беларуси если и удалось кому-то подключиться на электрический тариф для нужд отопления и горячего водоснабжения, то лишь единицам и тем, кто это делал под присмотром правительства в целях энергетической пропаганды.

Задним умом

1 июля 2019 года правительство приняло постановление №442, которым внесло изменения в утвержденные ранее тарифы. В том числе был установлен дифференцированный тариф для индивидуальных жилых домов, дающий возможность использовать электрическую энергию для нужд отопления и горячего водоснабжения без необходимости проведения отдельной линии с отдельным счетчиком. Кроме того, постановлением были еще более дифференцированы и другие тарифы на электроэнергию.

С одной стороны, изменения были внесены не совсем поздно, поскольку из-за вдруг усложнившихся административных процедур мало кто сумел подключиться. По сути, сейчас для физических лиц, для нужд горячего водоснабжения и отопления действует два тарифа. Один — 0,03535 рублей за 1 кВт ч (для тех, кто провел отдельную линию и установил отдельный счетчик), второй — 0,0761 рублей (для тех, кто использует электроэнергию в том числе и для других нужд). Однако и тут не обошлось без подвохов. Дело в том, что одним из непременных условий является наличие электроплиты, что в деревнях вообще не распространено. Большинство используют газовые плиты и подвозимыми газовыми баллонами. Центрального газо- и теплоснабжения у них нет. Они бы очень хотели использовать для нужд отопления и горячего водоснабжения электричество, но им нельзя. Почему? Ответа на этот вопрос опять же нет. Просто взяли и исключили из числа потенциальных потребителей большую группу тех, кто в этом объективно очень нуждается. А что мешало установить для них отдельный тариф?

Получается, что разработчики второго постановления, призванного стимулировать потребление электрической энергии для нужд отопления и горячего водоснабжения, исправили ошибки предыдущего документа, а параллельно совершили точно такие же. Это как дважды наступить на одни и те же грабли. Но главное все же не в этом.

Без стратегии

Принимая решение о том, на что ориентироваться, на газ или электрическую энергию, любой потребитель (как юридическое, так и физическое лицо) исходит не из сиюминутных действующих тарифов, а из долгосрочной стратегии. Ведь затачивая производство под электричество, или строя многоквартирный или индивидуальный жилой дом нужно понимать стратегию того, кто формирует тарифы. Только так можно подсчитать, что более выгодно и сделать осознанный выбор. Сегодня ситуация такова, что даже самый дешевый тариф в 0,0335 рубля все равно будет дороже газа. Сэкономить можно только на затратах на инфраструктуру, если не проводить отдельного подключения и использовать тариф 0,0761 рублей. Однако даже эта экономия съедается за срок от двух до пять лет в зависимости от энергоемкости объекта. А дальше начинаются уже лишние затраты, которые никак не будут вязаться со стимулированием электропотребления. Именно по этой причине потребителю нужно знать, как будут меняться тарифы на электричество и газ с течением времени. Нужны не конкретные цифры, а стратегия в целом. А вот ее в Минэнерго как раз и нет. На конкретный вопрос министерство дает лишь общий ответ, без какой-либо конкретики.

Как ответило ведомство на соответствующий запрос «Ежедневника», сейчас тариф на электрическую энергию, обеспечивающий полное возмещение экономически обоснованных затрат составляет 0,1921 рублей за 1 кВт ч. Поэтому тарифы в 0,0761 и 0,0335 рублей более чем низкие. Исходя из сказанного, «вопрос дополнительного снижения тарифа на электрическую энергию, используемую населением для целей отопления и горячего водоснабжения, в настоящее время не рассматривается». В том числе и после запуска БелАЭС.

Здесь нужно пояснить, что ранее Минэнерго заявляло, что после запуска БелАЭС себестоимость электроэнергии в Беларуси снизится на 25-30%. Сейчас, если без льгот, население платит 0,1746 рублей за 1 кВт ч, то есть возмещает 90,8% себестоимости. После запуска атомной станции, эти тарифы, получается, должны снизиться на 10-20%. Выходит, что если стимулирующие тарифы для нужд отопления и горячего водоснабжения меняться не будут, то применительно к себестоимости они в любом случае станут менее выгодными, из-за чего еще потеряют в привлекательности.

Ситуацию осложняет и то обстоятельство, что государственная политика по газификации эксплуатируемого жилого фонда меняться в ближайшее время не будет. Иными словами, государство по-прежнему будет покрывать часть расходов по проектированию и строительству новых распределительных газопроводов. При этом опять же непонятно, как будет меняться цена на газ. С учетом всего вышесказанного, получается что гражданам сегодня по-прежнему выгоднее проводить газ, чем электричество для нужд отопления и горячего водоснабжения. И хотя Минэнерго заявило «Ежедневнику», что «вопросы оказания финансовой поддержки при осуществлении электроснабжения эксплуатируемого жилищного фонда граждан рассматривается в комплексе с действующим порядком финансирования газификации природным газом», все вышесказанное говорит как раз об обратном. В Министерстве пока нет четкой долгосрочной стратегии стимулирования потребления электрической энергии вместо газа. Есть лишь указание на некие действия, которые пока и выполняются. Хаотично и беспорядочно. Поэтому абсолютное большинство потребителей не понимает сути происходящего и того, что им ожидать в будущем. Решения о выборе газа или электричества для нужд отопления и горячего водоснабжения больше похожи на игру в рулетку, чем на осознанный выбор. Это очередная надежда уставших белорусских граждан на то, что вот сейчас им наконец повезет, что на этот раз их никто не обманет.