Фото с сайта belrynok.by

Даже в прежние времена существовала реклама и каждый производитель расхваливал свою продукцию на потребительском рынке. Под общий рефрен — советское значит лучшее. А уж изделие маркированное «знаком качества», тем паче.

Ныне, когда сохранились промфинпланы, реализовать их можно исключительно на рынке в условиях конкуренции. Поэтому ситуация оценивается однозначно. Например, председатель «Беллегпрома» Татьяна Лугина, пытается противостоять сложившейся тенденции. Мол, в обществе сложилось мнение, что приобретать европейскую одежду намного лучше, чем носить вещи белорусского производства. Хоть европейские модели выглядят креативно, но они не всегда отличаются лучшим качеством. К тому же, по мнению г-жи Лугиной, белорусская легкая промышленность за последнее десятилетие добилась значительных достижений в производстве, благодаря чему качество белорусских вещей значительно улучшилось, появились современные расцветки и фасоны.

«Фарца» и «толкучка»

Разумеется, не всегда «белорусское» бывает по разным параметрам лучшим, а «европейское» — худшим. Но ведь предубежденность к качеству отечественного ширпотреба сложилась не в последние десятилетия, а намного раньше. Видимо, еще при нэпе, когда советская экономика стремилась задавить частника с помощью организации массового производства одежды и обуви на экспроприированных у него фабриках.

К сожалению, с количеством худо-бедно справились, с качеством, увы. Поэтому если советскому моднику или моднице (стиляге) хотелось обзавестись «креативной вещицей», то приходилось обращаться в индпошив, а чаще учиться шить и сапожничать. Или обращаться к фарцовщикам, или пополнять гардероб в комиссионках, а чаще всего, на толкучках.

На этом единственном демократическом рынке, хоть и жестко контролируемом властью, продавались европейские (брендовые) «шмутки»…

По-моему мнению, последнее десятилетие тенденция искать лучшее не среди отечественных вещей, а среди зарубежных, осталась прежней. Хотя многое в жизни изменилось, но не это. И даже наоборот. Председатель «Беллегпрома» признает, что, несмотря на своеобразный прорыв, далеко не все белорусы готовы покупать «свое», предпочитают одеваться в бутиках с брендовой одеждой, а также в азиатских магазинах, секонд-хендах, «шопингуют» за границей. По ее мнению, для того, чтобы люди стали покупать белорусскую одежду, нужно не просто переориентироваться, нужно осуществить новый подход, новое видение к продвижению товара.

Грядет революция

По сути, г-жа Лугина предлагает революцию на рынке ширпотреба, которая, как всякая революция, должна начинаться в сознании покупателя. Она изложила тезисы этой программы. Мол, люди почему-то считают, что одеваться в «секондах» намного лучше, чем приобретать новую качественную одежду белорусского производства, поскольку они сами создали такую моду, не понимая того, что не все вещи б/у обработаны каким-то веществом, чтобы дезинфицировать их после предыдущего человека, который ее носил. Она же заявила, что ввозится все тюками, которые затем разбираются и предлагаются для продажи.

Вероятнее всего, это так, завозят тюками, насчет того, что вещи не дезинфицируются, есть сомнения. В чем можно согласиться с г-жой Лугиной, страна не может превратиться в «мусорку для одежды из вторых рук». К сожалению, для многих из нас она уже стала таковой. И что делать? Как можно понять из интервью председателя «Беллегпрома» для канала ОНТ, в том или ином формате секонд-хенд останется, поскольку он сохраняет свободу выбора потребителей. Но следует различать б/у вещи и стоковый товар. Фактически, остатки, не реализованные в течение сезона. В Европе они уже стали немодными, а для Беларуси самое то — выглядят новинками будущего сезона, поступление которых всякий раз ожидают отечественные модники. Плюс они отпускаются оптовым покупателям с огромными скидками и по этой причине имеют платежеспособный спрос в бедных странах.

Дорогой ширпотреб бедным людям

В то же время на предприятиях «Белегпрома» производство сокращается, а складские запасы растут и на 1 июня составили 3,5 среднемесячного объема производства. Что нужно сделать для того, чтобы повысить конкурентоспособность белорусской одежды на отечественном рынке, г-жа Лугина прямо не сказала. Но очень прозрачно намекнула, пора повышать цены на стоковый товар. Ведь на б/у вещах, которые завозится в «мусорку для одежды», много не заработаешь.

Разумеется, белорусская легкая промышленность, отрасль экономики, в которой заняты люди, которая имеет свою многогранную историю, хронологию событий, исторических фактов. Но если выделять главную тему для основной главы учебника, то назвать ее можно так — безуспешная конкурентная борьба с секонд-хендом. Например, в первом полугодии 2006 года легкая промышленность имела в складских запасах шерстяных тканей полугодичный объем производства, льняных — без малого четырехмесячный, обуви — более чем двухмесячный объем производства. Александр Лукашенко незадолго до этого на народном вече даже заявил, что отечественные швейники и сапожники шить приличную одежду и тачать сапоги не могут, что из хороших материалов производят полнейший неликвид. Ныне, по словам г-жи Лугиной, научились, но запасы растут. И виновен в этом секонд-хенд, как и 13 лет назад. И все потому, что народ (и продавцы, и покупатели) как были, так и остались бедными. А ширпотреб «Беллегпрома» предназначался богатым людям. Западным покупателям, которые не спешили покупать «белорусское».

«Штаны-космополиты»

И тот же вопрос не давал покоя. Как быть? Не прикажешь ведь бедноте покупать дорогой товар, не объявишь официально о сознательном ограничении ввоза одежды б/у. Не дай Бог, взбунтуются. Поэтому проблему решили, как всегда, руководствуясь заботой об интересах трудящихся. Для этого пришлось поменять процедуру таможенного оформления, точнее, определения страны происхождения товара. Если раньше штаны, поношенные в Германии, считались немецкими по происхождению, то теперь страна происхождения определяется по бирке. Но одежда не новая, 85% б/у товаров бирок не имеют, или они стерты, или вместо бирки — дырка.

И в этом случае штаны объявлялись «космополитами» (неопределенного происхождения), что приводило к удвоению пошлины на них, а с учетом остальных накруток повышало их цену в 8-10 раз.

Поскольку секонд-хенд выжил, даже такое его удорожание не помогло «Беллегпрому», поскольку цены на свой ширпотреб он поднял еще больше.

…Конституция страны содержит статью, в которой сообщается о гарантиях государства на достойный уровень жизни. Без штанов это немыслимо. И каждый гражданин имеет право на новые штаны. В то же время, как утверждают специалисты из исследовательско-образовательного центра BEROC, Могилевская область стала новым «лидером» по уровню бедности, где уровень абсолютной бедности, хоть и незначительно, но увеличился и достиг 35,7% населения. Могу предположить, что не все из этой группы вообще обновляют свой гардероб, даже в секонд-хендах.