Евгений Прейгерман

Поездка Александра Лукашенко и Владимира Путина на Валаам и затем в Санкт-Петербург не сделала более ясным путь «углубленной интеграции», которой так опасаются в Беларуси и на которой с конца прошлого года настаивает Москва. Разве что Лукашенко рассказал, что Минск и Москву «поджимает». «В декабре 20 лет нашему союзному договору. Ни одной проблемы, я так полагаю, мы не должны вынести за пределы этого срока. Это нас поджимает, — заявил белорусский руководитель 18 июля на переговорах с Путиным в Санкт-Петербурге. — Что мы будем говорить в двадцатилетие? Нечего будет сказать, если мы не снимем все вопросы, которые есть, и не подпишем программу, которая определит стратегию наших совместных действий». «Поэтому я предлагаю снять все вопросы к этой дате. И в рамках Высшего госсовета, или как мы договоримся, все это утвердить. И программу, которая определит стратегию наших действий, и снять текущие проблемы», — сказал Лукашенко. А вот министр экономического развития РФ Максим Орешкин на пленарном заседании Форума регионов Беларуси и России предупредил: «Есть ряд нерешенных вопросов, они, конечно же, носят принципиальный характер, и, вот, если они решены не будут, это может законсервировать процесс строительства Союзного государства, а при определенных обстоятельствах — этот процесс даже развернуть назад».

Ключевые противоречия

В интервью Thinktanks.by учредитель и директор «Совета по международным отношениям «Минский диалог», политолог Евгений Прейгерман отмечает, что крайне закрытый характер переговоров, формулировки, которые не содержат конкретики, а лишь, как у Орешкина, тревожно предупреждают, только дают дополнительные основания для алармистских рассуждений. «Но не думаю, что стоит говорить совсем уж драматично. Нерешенные вопросы или противоречия, о которых сказал Орешкин, не меняются вот уже почти два десятка лет. Во-первых, Россия не хочет идти на полноценную экономическую интеграцию, интеграцию, которая предусматривает создание полноценного экономического союза со свободой передвижения всех четырех факторов производства. Что привело бы из-за свободы ценообразования к тому, что стоимость нефти и газа для Беларуси принципиально бы не отличалась от стоимости для субъектов хозяйствования в Смоленской области России», — сказал Евгений Прейгерман.

Во-вторых, в договоре о Союзном государстве прописана «паритетная основа интеграции двух стран, то есть ни одно решение не должно приниматься, если Минск его не одобрит». По словам политолога, противоречия не позволяют сторонам «выйти на качественно новый этап, хотя, судя по заявлениям, через дорожные карты, скорее всего, могут быть новые секторальные договоренности».

По мнению Евгений Прейгермана, «скорее всего, к юбилейному декабрю мы услышим о новых обязательствах Минска и Москвы по строительству Союзного государства, но это, конечно, не значит, что к декабрю они будут реализованы».