Фото с сайта yandex.ua

Взрослая дочь хотела бы разорвать отношения с пьющей матерью. И не может. Незримые нити с той, которая дала жизнь, сильнее.

Публикации на тему, как бывает плохо детям в семьях, где родители пьют, появляются в СМИ нередко. И возможно, я бы не стала добавлять к ним еще одну  — вроде, что нового можно тут сказать. Но встреча и разговор с 19-летней Александрой (имя изменено), побудили коснуться этой проблемы еще раз.

Началось все забавно. Позвонила одна давнишняя знакомая и спросила, нет ли у меня адреса какой-нибудь мастерицы, снимающей порчу и сглаз. Пояснила,что такой «специалист» нужен для ее знакомой. У той дочка ведет себя как чужая, и в этом мать углядела влияние черной магии — мол, нехорошие люди рассорку навели.

Я ответила, что вряд ли чем-то смогу помочь. Подумала при этом, что передача «Битва экстрасенсов» в мыслях людей явно оставляет свой след.

А через день раздался  звонок. Чей-то молодой женский голос заявил: «Не слушайте мою маму! Я вовсе не неблагодарная. Тут другое…».

В общем, мы с этой девочкой встретились. Хорошенькая светловолосая, худенькая, взгляд ясный, но грустинка есть… Она рассказала, что с мамой, действительно,  у  нее  нет взаимопонимания, приезжает дочь увидеть мать домой редко. Вот сейчас на каникулах студенческих 9 дней как дома, но уже устала жить рядом с мамой.  Да, собирается уезжать к отцу. Он живет с новой семьей в другом городе. Девушка спросила, правда ли, что мама написала в газету письмо, где пожаловалась на ее неблагодарность. Так мама ей сказала. Я  ответила, что не было никакого письма, мама, очевидно, хотела разыграть ее. Она заколебалась, а потом сказала, что может рассказать, почему испытывает отчуждение к той, кого принято считать самым близким человеком, и что если ее история пойдет в газете как анонимная, так пусть бы и шла. Может, кто-то прочтет из родителей – любителей спиртного и задумается, какой груз они для собственных детей. И особенно тяжело детям, когда пьет мама.

— Тогда выбери сама, как тебя назвать в статье — предложила я.

— Мне нравится имя Саша, Александра. Когда у меня будет дочь или сын, дам ребенку это имя.

Рассказ Александры

«С 11 лет я жила только с мамой и бабушкой. Отец ушел из семьи, а вскоре еще раз женился и с новой женой и ее дочкой они уехали в другой город. Мои мама, и бабушка были добрыми и хорошими. Когда не пили. Правда, в трезвом состоянии после того, как папа ушел, они часто на проблемы жаловались и все боялись чего-то. Это хоть и неприятно было слушать и наблюдать, но терпимо. А вот когда напивались, противно на них смотреть было. В 13 лет я отчетливо осознала, как надоели мне их компании! Пока папа жил с нами, у нас дома нередко устраивались застолья. После развода родителей выпить и погулять у нас стали собираться еще чаще. Друзья мамы и бабушки – мужчины, женщины часами сидели и пили. Разговоры при этом у них были совершенно бестолковые. Подвыпьют и начинают доказывать друг другу, кто прав, кто виноват, или сообща ругают кого-то, или песни поют пьяными голосами. Много раз было, когда кто-то из гостей, сильно опьянев, оставался у нас ночевать. Я в школу ходила, не выспавшись, когда они гудели допоздна, на уроках зевала, на душе было паршиво. Но никому постороннему не жаловалась. Не хотела, чтобы меня жалели, да и маму с бабушкой разве можно позорить.

Пока папа жил с нами, я спокойнее относилась к этим их тусовкам с выпивкой. Гости часто детей приводили, или меня родители с собой брали, когда шли к своим друзьям. Взрослые нам на мороженое деньги давали, на сладости. Мы на улицу пойдем гулять, или дома во что-нибудь играли, пока они пьют. Нам, детям, на праздники тоже шампанского наливали. Ну, чуть-чуть. А так водичку или сок. Но мы чокались этим соком друг с другом и со взрослыми. Прикольным тогда это казалось. А вскоре после того, как отец  бросил маму, я на эти пьянки не могла уже смотреть! Злилась, когда видела, как маму, когда она, подвыпив, иной раз плакать начинала, по плечу кто-то из гостей похлопывал. Мол, не расстраивайся так, найдется тебе еще орел. Ненавидела, когда кто-нибудь из ее подруг, опрокинув несколько рюмок, брался меня воспитывать: слушайся маму и бабушку, не груби, не смотри букой.

Летом на утро после их сборищ я часто в лес уходила. Бродила под деревьями. Меня отпускало.

С мамой и бабушкой у меня все чаще конфликты возникали. Они меня гордячкой называли. Говорили, что нельзя мне судить их, что жизнь меня потреплет, и я тогда пойму. Мне от этого еще более тошно становилось. В 14 лет я поняла, что слабые они. Когда трезвые, тихие, спокойные и как испуганные немного. Выпьют – вроде море по колено. Так и не поняли, что смелой и уверенной в себе можно быть и на трезвую голову. Бабушка тоже развелась с мужем, когда мама 8 классов закончила. Бабушка как-то обмолвилась, что выпивать начала только после развода. Говорила, что болела душа. Что пережить было трудно: мужу угождала, обеды и ужины всегда готовила, кастрюли у нее блестели, поддакивала ему, а он взял и хвостом вильнул. Но разве заливать спиртным душевную боль – это выход? Я и то понимаю, что это не выход, почему они понять не смогли? И зачем во всем угождать мужу? Это ведь себя не уважать. А где тогда ты, как личность?

Мама, до сих пор, наверное, надеется, что найдет себе пару. Я не против, если у нее появится кто-то. Только чтобы это был мужчина более-менее достойный, ответственный. Но разве достойный мужчина обратит  всерьез внимание на женщину- любительницу выпить?  Зачем ему такая?

Мой отец не бросил меня. Первый раз пригласил в свою новую семью через два года, как с мамой расстался. Я поначалу ехать к ним не хотела, обижалась в душе на него. И мама отговаривала. Твердила, что отец предал нас, что его новая жена будет фыркать у меня за спиной. Но я все-таки решилась тогда поехать. И вы знаете, его новая жена меня так хорошо встретила! Мне домой уезжать не хотелось. И с ее дочкой, которая на два года старше меня, мы подружились.

Новая жена отца, если и выпьет немного сухого вина или коньяка, то только по большим праздникам. И сам он рядом с ней намного меньше спиртное употребляет. Держит марку. Ездят они в отпуск то в Турцию, то в Болгарию. В Чехии, в Грузии также были. На концерты ходят, на выставки. Представляете?

Мои мама и бабушка никогда за границу не ездили. Только в деревню, где у них  халупа с огородом. Каждое лето там на грядках упахивались все мы трое. Ну да, картошка, бураки, лук с перцем с огорода – это же святое, особенно, когда денег мало, а овощами и закусить можно. Помню, сказала эту фразу маме. Она в ответ назвала меня злой. А я не злая, я в сердцах так выразилась. Раньше иногда представляла себе: вот мама пить бросила, обновки себе купила, прическу сделала. И идем мы с ней куда-нибудь красивые, независимые, веселые. Я бы так хотела гордиться ею.

Отец с его новой женой и меня в Болгарию возили, на концерты с собой брали. С ними вообще интересно. Она такая смелая, ироничная, и, вот слово не могу подобрать, глубокая что ли. Йогой занимается. Приезжаю к ним всегда с удовольствием. Чувствую себя как дома. Дочка нынешней жены отца в университете учится. Я в том же университете, только на два курса ниже. И йогой уже второй год занимаюсь. На каникулах больше у них, чем дома. Домой редко приезжаю.

А мама, когда я в 11 классе училась, говорила, что мне надо в училище в нашем городе поступать, чтобы скорее я начала зарабатывать, потому что не на что меня содержать. Твердила, что учить  меня в университете —  денег нет.  А что отец алименты платит, так их не хватит. Вот что бы меня ждало с ней, если бы не отец и его новая жена? Они, наоборот, хотели, чтобы я непременно поступила в ВУЗ. Они то понимают, как это важно. Сами высшее образование имеют.  Я больше стала верить в себя рядом с ними.

Моя мама смогла бы выучиться хотя бы заочно. Думаю, способностей бы у нее хватило, если бы цель такую поставила. Мама в юности даже стихи писала. Но она всю жизнь рабочей лошадкой на производстве. Как попала в эту колею, так и тянет в ней лямку. Посиделки с друзьями, как она однажды заявила, отдушина в ее нерадостной жизни. Хороша отдушина! Когда голова с похмелья болит, а кошелек после гулянки очередной совсем тощий. Но зато после этого в доме несколько дней, а порой  даже больше недели была абсолютная трезвость. Праздник осмысления, как я говорю. Все успокаивались, всем было хорошо, правда, не всегда сытно. Хотя от папы всегда неплохие алименты шли. Но, предполагаю, лично на меня не больше половины из них тратилось.

Подумаю о жизни мамы — тоска. Сейчас она упрекает меня, что забыла я ее, отдалилась совсем. Что чужая женщина мне дороже. Что та женщина приворожила меня! Что она, наверное, на маму наговаривает. Вот какая же глупость у нее в голове! Никогда о ней плохо в той семье не говорили. Да я бы и слушать не стала. Я когда долго не вижу маму, у меня на душе кошки начинают скрести. Говорю себе: зачем к ней ехать, только настроение испортишь. Мне ведь лишний негатив не нужен, я развиваться, хочу успешной быть, счастливой.  Мне жаль маму, я ее, наверное, люблю. Когда встану на ноги, буду помогать ей. Но пока, когда я рядом с ней у меня впечатление, что на меня наваливается что-то. Энергия уходит от ее охов-вздохов. И эта ее привычка проводить свободное время со спиртным. Такие же подружки у нее. Вот приехала я в этот раз – три дня трезвая она была (у бабушки теперь давление, так она уже почти спиртного не употребляет). А в субботу ее подружка пива притащила,  потом еще одна с бутылкой водки зашла. Отозвала я маму в сторону, сказала: отправь их, пошли лучше в лес побродим. Она: ну как можно, обидятся, выходной сегодня.

На-до-ело. Не хочу на это смотреть. Не хочу такого примитива и прозябания. Твердо для себя решила: никогда мой будущий ребенок не увидит слоняющихся в нашей квартире пьяных чужих теток и дядек. И я сделаю все, чтобы он видел меня счастливой. Потому что детям невыносимо видеть и чувствовать, что их родители несчастны».

Саша умолкла. Похоже, о чем-то задумалась.  И  добавила через паузу с ноткой удивления в голосе: « Совсем не приезжать к маме я не смогу. Представила сейчас, что вот не вижу ее два-три года и голоса ее не слышу, не знаю, что с ней. Нет, не смогу так. Мама это все равно мама. Оказывается».

Напоследок я спросила у Саши, приходилось ли ей слышать как критикует современное подрастающее поколение, молодежь представители старшего возраста. Она ответила, что слышала, как нелестно отзываются о подростках, молодых некоторые из тех, кому от 40 и больше. Но ругать молодых, на ее взгляд, ни к чему. Как бабушки и дедушки есть разные, мамы и папы, так и  дети, молодежь разная.  Подростки, молодые ни с Луны, ни с Марса не свалились. Что впитали, пока росли во взрослом мире, то в них и есть.