Владимир Базанов. Фото автора

Новый председатель ассоциации «Белорусская федерация футбола» откровенно рассказал «Народной Воле» о своем прошлом и настоящем.

Около трех месяцев назад бывшего профессионального военного и действующего депутата Палаты представителей избрали на почетную должность руководителя Федерации футбола. Но пришел к этому Владимир БАЗАНОВ не сразу…

«Жену я называл декабристкой…»

– Мне еще 14 лет не было, когда я поступил в Ленинградское суворовское училище, – рассказывает Владимир Александрович. – Я вам честно скажу: раньше патриотизм находился на очень высоком уровне. Была борьба идеологий, мы общались с реальными участниками Великой Отечественной войны, я знал, что служить и защищать Родину – это престижно.

И сегодня, конечно, ни о чем не жалею, хотя судьба меня, как говорят, побросала. Два раза был в Афганистане, служил в Забайкалье. У меня родители – простые люди, так что «теплых мест» никто не предлагал, я всего достигал сам. Мама, кстати, до сих пор живет в Городке Витебской области, около десяти лет работала бригадиром свинофермы. Отец в лесхозе трудился.

Сразу после Афгана женился. Свадьба была в Витебске, и, надо сказать, погуляли знатно. Раньше ведь как такие мероприятия проходили? Полтора дня у жены гости гуляют, столько же – у мужа. Супруга закончила Витебский педуниверситет, но довольно спокойно восприняла сообщение, что меня отправляют в Забайкалье.

– Места там, говорят, красивые…

– Да, а еще там зимой приходилось ходить на полигон, когда  столбик термометра опускается до минус 47. Так что я жену декабристкой называл, она со мной 16 переездов перенесла.

Помню, в военном городке в Забайкалье было всего семь пятиэтажек, горячая вода отсутствовала, так что, когда родился сын, нужно было в ванную бросать 3–4 кипятильника, чтобы искупать малыша. Но ничего, пережили и это.

Позже закончил Военно-артиллерийскую академию имени Калинина и был направлен для прохождения службы в Германию.

– Повышение?

– Однозначно. Но я всегда хорошо относился к работе, поэтому был и карьерный рост.

– В ваше время «дедовщина» в армии была?

– “Дедовщина” бывает тогда, когда плохо работает первичное звено – командир взвода, роты… Это они должны все держать под контролем. Но у меня никогда не было никаких доносчиков, потому что я сам начинал с командира взвода и знал, что всегда нужно чувствовать коллектив. Маршал Жуков как-то сказал: “Вооруженными силами командую я и сержанты”. Поэтому, если ты для солдата авторитет, если он тебя уважает, то и «дедовщины» никакой не будет. Но будет дисциплина.

– Кстати, в Германии военным хорошо платили?

– Я застал время, когда уже рушилась Берлинская стена и когда произошло объединение Германии, нам давали бундесмарки. Получал примерно 1100 марок в месяц, и тогда это были, безусловно, неплохие деньги. Можно было не одну машину купить при желании.

Не армией единой

– Владимир Александрович, в 2010–2012 годах вы были председателем правления брестского «Динамо». Как там оказались?

– Я всегда любил футбол, ходил на матчи, позже был приглашен в состав правления клуба. Затем поступило предложение от руководства Брестского облисполкома стать во главе клуба. И я посчитал это за честь, хотя тогда «Динамо» было в очень сложном положении. Не хватало финансирования, случались задержки с зарплатой. Я спокойно жил только с 10 по 20 число каждого месяца, потому что в остальные дни теребили футболисты: «Когда будут деньги?» И я их понимал. У игроков, может быть, зарплаты и выше, чем у простых рабочих, но у каждого семья, которую нужно кормить.

Поэтому проблему старались решать. Помогало руководство города и области, деньги находили. И даже в такой ситуации команда играла неплохо – мы же борисовский БАТЭ на их поле обыгрывали!

– А что за конфликт у вас был с председателем БФСО «Динамо» Юрием Бородичем, который до этого возглавлял Федерацию хоккея?

– Был не конфликт, а спорная ситуация. В 2012 году из общества «Динамо» нам пришло письмо за подписью Бородича, в котором сообщалось, что мы должны либо платить за использование динамовского бренда, либо менять название клуба. Вначале были выставлены небольшие деньги, но затем сумма выросла в разы. В итоге дошло до того, что мы должны были ежемесячно отдавать обществу «Динамо» 10–20 тысяч долларов.

Переговоры ни к чему не приводили, но, учитывая, в каком финансовом состоянии находился клуб, мы не могли себе позволить кому-то что-то отдавать.

Выход был найден. В то время я уже был депутатом Палаты представителей, поэтому официально обратился в Центр интеллектуальной собственности, который принял решение, что наша эмблема и название «Динамо-Брест» отличаются от минских аналогов.

– А зачем обществу «Динамо» вообще надо было идти на конфликт?

– Видимо, Бородич искал дополнительные средства. Говорил так: «Владелец минского «Динамо» Юрий Чиж платит, а чем вы особенные?» Но, как видим, история для нас закончилось на мажорной ноте.

Футбол – в массы!

– Это было лично ваше решение баллотироваться на пост председателя федерации или так решили в высших инстанциях?

– Если я сам предложил свою кандидатуру, значит, это было мое решение. Повторюсь: футбол мне не чужд. Поработав в структуре брестского «Динамо», я понял, что и новый вызов мне тоже интересен.

– Один из главных пунктов в вашей программе – поднять на новый уровень детско-юношеский футбол и массовый спорт…

– Мне кажется, что это очень важно, если мы хотим видеть в нашем футболе перспективы. И я считаю правильным решением, что в каждом районе Минска для детских школ нужно построить стадион с искусственным покрытием. Сейчас как раз и начинам работать над этим проектом.

Если поднимем детский футбол, вот тогда будет и результат. Это за 2–3 года не сделаешь, думаю, лет десять на это понадобится.

– Проекты – хорошо, но деньги на это есть?

– Строительство стадионов будет финансироваться по линии ФИФА и УЕФА. На следующий год запланировано строительство стадиона для детей в Барановичах, также в планах построить такие же арены в Молодечно, Волковыске, Речице и Полоцке.

Вы знаете, почему Исландия сегодня не на задворках мирового футбола, а среди лидеров? У них сейчас в стране на 336 тысяч населения 112 футбольных полей. 12 манежей и еще столько же построят. В Исландии снизился уровень наркомании, табакокурения, употребления спиртных напитков. У исландцев всего 100 профессиональных футболистов, а из 23 футболистов национальной сборной 22 играют в престижных европейских клубах. Вот какого они достигли результата! Но к этому надо идти с самого низа…

– Ледовых дворцов в Беларуси тоже настроили предостаточно, а на выходе имеем полный ноль. Может, не в дворцах и полях дело?

– Я не хочу вдаваться в хоккейную тематику, там своих специалистов и аналитиков хватает. Но то, что футбольные поля нужны для детских школ, это для меня очевидный факт. Я проехал по стране и посмотрел, что происходит в нашем футбольном хозяйстве. Вы бы видели, на каких полях сегодня тренируются дети! Об этой проблеме нужно говорить не общими фразами, а конкретно решать проблему.

– Знаю, что и с детскими тренерами есть проблемы…

– Есть, конечно, никто же этого не скрывает. Некоторые работают на нескольких работах, потому что не хватает денег. Мы вот сейчас думаем, что нужно сделать, чтобы у того же детского тренера как минимум тысяча рублей была зарплата, решаем вопрос на разных уровнях. Кстати, Молодечненскую СДЮШОР хотим сделать образцовой школой, и уже на опыте ее работы будем совершенствовать работу в других регионах.

– Сколько сейчас получает детский тренер?

– Думаю, 500–700 рублей, не больше. Но в разных школах по-разному.

– Это мало?

– Безусловно, мало. Человек вместо того, чтобы на основной работе сконцентрироваться, думает, где еще подработать. Всем известно, что бывает, когда гоняешься за двумя зайцами.

«Займусь футболом, в депутаты больше не пойду…»

– Не так давно был отправлен в отставку главный тренер сборной Игорь Криушенко, на его место пришел Михаил Мархель…

В апреле на исполкоме мы уточнили задачу Игорю Криушенко – занять в отборочной группе 3-е место. Но после проигрыша сборным Германии и Северной Ирландии нужно было что-то менять.

– Так ведь проиграли совсем не слабым командам…

– Понятно, что Германия – гранд мирового футбола и котируется намного выше нас, но с Северной Ирландией ведь можно было брать очки. А если задача не выполнена, надо менять тренерский штаб.

Понятно, что не все были довольны. Недавно Андрей Сацункевич, который долгое время в сборной тренировал вратарей, с обидой высказался в СМИ, что он мне якобы перешел дорогу. Да никто мне дорогу не переходил! И если ты на самом деле всей душой болеешь за футбол, но даже не появляешься в федерации, а сидишь на Березине и рыбу ловишь, то о чем можно говорить? Даже в апреле, когда собрались на исполком все тренеры, Сацункевич не соизволил туда прибыть. Как мне общаться с человеком, если он в федерацию не приходит? Такси посылать? Я не понимаю, почему у людей такое отношение к делу.

Но сейчас задача для сборной остается прежней – выход на чемпионат Европы 2020 года через Лигу наций. Это сложно, но возможно. Хотя не надо думать, что Грузия, Македония или Косово – это какие-то мальчики для битья. Футбол во всех странах прогрессирует, слабые подтягиваются к сильным.

– Владимир Александрович, вам, как бывшему военному человеку, наверное, тяжело работать в спортивной сфере?

– А я из этой сферы никогда не уходил. В детстве всегда любил футбол, хоккей, занимался легкой атлетикой и лыжами. Я люблю гандбол, смотрю практически все футбольные чемпионаты Англии, Испании, меня интересует Кубок Америки. Даже женский футбол интересен.

– Год назад ваш нынешний первый заместитель Юрий Вергейчик навлек на себя гнев многих спортсменок, когда сказал, что «футбол –не женский вид спорта, предназначение женщин – рожать, а не издеваться над организмом».

– Вырвалась у человека фраза на эмоциях, и за это все уцепились. Но я хочу сказать, что именно Юрий Вергейчик будет у нас в стране развивать женский футбол, так что надо забыть то, что было сказано, и лучше подумать о том, что нужно сделать.

– Должность председателя федерации – хлопотное дело?

– Я вам честно скажу: работаю практически по шестнадцать часов в сутки. Кстати, пока еще нахожусь в парламенте, в федерации зарплату не получаю.

– Снова будете баллотироваться в Палату представителей?

– Чтобы был результат, нужно заниматься каким-то одним делом. Поэтому я для себя решил – буду работать на благо белорусского футбола…