Нет, что ни говорите, а фальшивая советская пропаганда не выветрилась из душ
людей старшего поколения. Хотя открылись многие не совсем светлые страницы истории, они по-прежнему живут мифами, рожденными в недрах коммунистической идеологии. Вот и в дни, когда отмечалось 75-летие освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, чего я только не услышал! В том числе и от тех, кто сегодня находится наверху пирамиды власти. Но говорить, согласитесь, нужно правду, даже если она горькая.

Так, с первого дня Великой Отечественной войны Беларусь оказалась в эпицентре кровопролития. Несмотря на героизм и мужество защитников Брестской крепости, остановить врага не удалось. Танковые войска гитлеровского генерала Гудериана с каждым днем все дальше и дальше продвигались вглубь страны. Становилась очевидной беспомощность многих наших военачальников, которых война застала врасплох. По этой причине уже на второй неделе сражений в небольшой деревеньке под Рогачевом – Довске был арестован командующий Западным фронтом генерал Павлов, который «курс молодого генерала» проходил в боях с фашистами в Испании, но здесь, на белорусской земле, оказался совершенно бесцветным командиром и закончил свою карьеру в казематах Лубянки.

Есть немало документов, долгое время бывших недоступными, которые проливают свет на реальные события того времени. Вот записка секретаря Брестского обкома КП(б) Белоруссии М.Н.Тупицына «О положении на фронте Брест-Кобринского направления» в ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б) Белоруссии от 25 июня 1941 года:

«Брестский обком КП(б)Б считает необходимым информировать Вас о создавшемся положении на фронте Брест-Кобринского направления.

Обком КП(б)Б считает, что руководство 4-й армии (командующий генерал-майор А.А.Коробков. – Авт.) оказалось неподготовленным организовать и руководить военными действиями. Это подтверждается целым рядом фактов, в частности:

Вторжение немецких войск на нашу территорию произошло так легко потому, что ни одна часть и соединение не были готовы принять бой, поэтому вынуждены были или в беспорядке отступать, или погибнуть. В таком положении оказались 6-я и 42-я стрелковые дивизии в Бресте и 49-я сд – в Высоковском районе.

В Брестской крепости на самой границе держали две стрелковые дивизии, которым даже в мирных условиях требовалось много времени для того, чтобы выйти из этой крепости и развернуться для военных операций. Кроме того, несмотря на сигнал военной опасности, командный состав жил в городе на квартирах. Естественно, при первых выстрелах среди красноармейцев создалась паника, а мощный шквал огня немецкой артиллерии быстро уничтожил обе дивизии. По рассказам красноармейцев, которым удалось спастись, заслуживает внимания и тот факт, что не все части и соединения имели патроны, не было патронов у бойцов.

В 49-й сд после первых же выстрелов также произошло смятение. Разработанный заранее план действий на случай войны не был изучен командирами подразделений и, как рассказывает секретарь Высоковского РК КП(б)Б т.Рябцев, командир 49-й сд только в его присутствии стал давать распоряжения подразделениям, но было уже поздно…

Можно было бы привести много примеров, подтверждающих, что командование 4-й армии, несмотря на то, что оно находилось в пограничной области, не подготовилось к военным действиям.

Вследствие такого состояния с первых же дней военных действий в частях 4-й армии началась паника. Застигнутые внезапным нападением, командиры растерялись. Можно было наблюдать такую картину, когда тысячи командиров (начиная от майоров и полковников и кончая мл. командирами) и бойцов обращались в бегство. Опасно то, что эта паника и дезертирство не прекращаются до последнего времени, а военное руководство не принимает решительных мер.

Работники обкома партии вместе с группой пограничников пробовали задерживать бегущих с фронта. На шоссе около Ивацевичей нам временно удалось приостановить это позорное бегство. Но здесь необходимо принять более серьезные и срочные меры борьбы со стороны военного командования.

Возмутительным фактом является и то, что штаб корпуса не установил связь с обкомом, выехал на командный пункт за город, потеряв связь со своими частями. Таким образом, многие командиры и политработники вместо организации эвакуации в панике бежали из города, в первую очередь спасая свои семьи, а красноармейцы бежали в беспорядке.

Обком и горком КП(б)Б вместе с обл. управлениями НКВД и НКГБ пытались первое время навести порядок в городе, но эффективно ничего сделать не смогли, поскольку красноармейские части в панике отступали. Поэтому, не зная обстановки, не имея связи с военным командованием, не рассчитывая на боеспособность воинских частей, мы вынуждены были оставить г.Брест.

Обком КП(б)Б считает, что необходимо принять самые срочные и решительные меры по наведению порядка в 4-й армии и укрепить руководство 4-й армии». На документе имеется резолюция И.В.Сталина: «т. Маленкову. И.» и справка генерала армии Г.К.Жукова: «Командующий 4-й армией снят с работы и отдан под суд. Жуков. 9. VIII-1941 года»…

Полный текст статьи члена Союза белорусских писателей Вячеслава Вольского под рубрикой «Принципиальный взгляд» читайте в «Народной Воле» за 9 июля