Евгений Качуровский, президент Международного некоммерческого фонда «Новая экономика» (Краков)

Даже скромный среднегодовой прогноз роста белорусского ВВП в 1,8 % может оказаться слишком оптимистичным, если принять во внимание все риски.

Эксперты из Исследовательского центра ИПМ выступили со «скромными» прогнозами относительно роста ВВП до 2021 года. Согласно их оценкам, в течение трех лет экономика Беларуси будет прибавлять в среднем 1,8 % — от 1,6 % в 2019 году до 2 % в 2021-м. Напомним, правительственный прогноз роста ВВП — 4 %.

Несмотря на незначительный экономический рост, согласно прогнозу представителей Исследовательского центра ИПМ, заметно увеличится месячная заработная плата — с 520 до 630 долларов в эквиваленте. Вероятно, определяющим в экономическом благополучии белорусов станет административный фактор. Такой подход практиковался и раньше.

Квартальный рост ВВП на 1,1 % не обнадеживает и не дает оснований рассчитывать на достижение даже «скромных» прогнозных показателей, названных оптимистами из Исследовательского центра ИПМ. Инфляционные тренды в начале года не убеждают и в достижимости годового прогноза по инфляции — 5,6 % (см. рис.). Прогнозная ставка рефинансирования — 10 % в течение двух лет (до 2021 года) — также «консервирует» экономический рост.

Риски роста. Представленный прогноз Исследовательского центра ИПМ является оптимистичным и не учитывает внешних и внутренних рисков (отсутствия реформ, высоких налогов и др.). Если принять их во внимание, то оценки будут пессимистичными.

Кроме того, к основным рискам для ВВП, обменного курса и инфляции следует отнести все, что касается отношений с Россий: нефтяные и газовые противоречия, торговые войны, взаимные претензии в рамках ЕАЭС и проч. Основные противоречия между двумя государствами связаны с ценами на газ после 2019 года, налоговым маневром в нефтяной сфере РФ и преградами на пути поставок белорусской техники и продовольствия в Россию. Региональные и глобальные риски также могут развернуть тренд незначительного экономического роста в сторону снижения.

На росте белорусского ВВП может сказаться в первую очередь возможное сокращение поставок нефти и нефтепродуктов из РФ. Особое значение для Беларуси приобретают риски, обусловленные введением Россией с середины 2019 года санкций в отношении Украины, касающихся поставок сырой нефти и нефтепродуктов, а также коксующегося угля.

Украинские нефтяники заявили, что российский запрет на поставки нефти и нефтепродуктов может привести к коллапсу на местном топливном рынке и в экономике страны в целом. Они намерены увеличить объем переработки сырья, поступающего с каспийских месторождений, чтобы обеспечить Украину нефтепродуктами в полном объеме.

В 2018 году Украина ввезла нефтепродуктов на 5,54 млрд долларов. Импорт в денежном выражении увеличился на 31 %, в натуральном — на 3 %, до 8,06 млн т. На поставки из Беларуси пришлось 38,1 % (2,11 млрд долларов), России — 37,3 % (2,07 млрд долларов), Литвы — 10,3 % (570 млн долларов). За уголь и минеральные продукты Украина заплатила РФ около 4,7 млрд долларов.

Россия может потребовать от Беларуси синхронизации санкционных мер в отношении Украины (на участников Союзного государства приходится до 80 % рынка минеральных продуктов последней). Если официальный Минск откажется выполнить условия Москвы, россияне могут уменьшить поставки черного золота в Беларусь на объем экспорта нефтепродуктов в Украину.

Помимо того, возможен запрет на посреднические услуги для Беларуси в части поставок российского коксующегося угля в Украину. Более половины (60 %) каменного угля и антрацита Украина импортирует из Российской Федерации. В частности, в 2018 году зафиксирован прирост на треть, до 12,4 млн т. На втором месте — каменный уголь из США, на третьем — из Канады.

На фоне кризиса в отношениях с Россией Украина предлагает свою инфраструктуру для поставок нефти в Беларусь по приемлемым для последней тарифам. Однако реальных вариантов, альтернативных российским поставкам черного золота в Беларусь, пока нет. Логистика является относительно дорогой, и ее отдельные маршруты (в частности, через Латвию и Литву) сопряжены с дополнительными расходами.

Потери Беларуси от сокращения поставок нефти и неф­тепродуктов в Украину могут превысить 2 млрд долларов и достигнуть 6 % белорусского товарного экспорта. Несмотря на это, основные надежды правительства страны на рост ВВП связаны именно с экспортом черного золота и продуктов из него.

Суммарные мощности двух белорусских НПЗ составляют 24 млн т нефти в год, правда, фактически они ежегодно перерабатывают 18 млн т. В 2018-м экспорт этой продукции составил 11,9 млн т, причем примерно половина пришлась на долю Великобритании — страны регистрации нефтетрейдеров. Удельный вес Украины в общей структуре поставок составил 26,5 %, Нидерландов — 15, Польши — 4 %.

Госпредприятия как фактор риска. Беларусь является экспортно ориентированной страной с крайне низким уровнем производительности труда, малым количеством производств, генерирующих высокую добавленную стоимость, отсталыми технологиями и изношенным оборудованием. Скромные темпы роста ВВП в I квартале 2019 года стали следствием высокой доли предприятий реального сектора экономики, имеющих низкую рентабельность. В зоне риска находится до 60 % крупных предприятий страны.

В январе — феврале 2019 года рентабельность продаж крупных и средних компаний Беларуси составила 7,2 %. По сравнению с аналогичным периодом 2018-го данный показатель снизился на 0,1 п. п. Около 23 % предприятий зафиксировали рентабельность выше 10 %. Меньше всего таких организаций в Витебской (16,7 %) и Могилевской (17,6 %) областях, больше всего — в Минске (32,1 %). Доля предприятий с рентабельностью выше 30 % составила 3,3 %.

Удельный вес субъектов хозяйствования с рентабельностью ниже 5 % составляет 61,1 %. Количество низкоэффективных предприятий в Витебской и Могилевской областях доходит до двух третей от общего числа крупных и средних компаний — соответственно 68,7 и 69,1 %. В Минской области таких организаций около 65 %, в столице — чуть более половины (52,5 %).

На рентабельность белорусских предприятий накладывается все расширяющаяся линейка проблем в отношениях между Беларусью и Россией. Синхронность этих явлений позволяет говорить об экономическом давлении Москвы на Минск. К таким шагам можно отнести замораживание кредита от ЕАБР вопреки заявлениям белорусской стороны о выполнении условий его получения. Актуальными стали противоречия по поводу стоимости нефтяного транзита, пересмотр условий кредитования строительства БелАЭС и стоимости газа для Беларуси после 2019 года.

Внешний контекст рисков, который постоянно набирает обороты, в среднесрочной перспективе может негативно отразиться на экономическом росте Беларуси. Все перечисленные и другие риски должны найти отражение в прогнозе роста белорусской экономики.

Евгений Качуровский, президент Международного некоммерческого фонда «Новая экономика» (Краков)