Анастасия Розум. Фото — vk.com

В московском аэропорту «Шереметьево» вечером 5 мая при аварийной посадке загорелся самолет «Sukhoi Superjet 100» авиакомпании «Аэрофлот». Из 78 человек на борту погибли 41. Среди погибших – 22-летний стюард, спасавший людей из пламени.

Belsat.eu расспросил бортпроводницу «Белавиа», каким образом в таких случаях должна происходить эвакуация пассажиров и что должен делать экипаж самолета.

Борт «Аэрофлота», выполнявший рейс Москва-Мурманск, совершил аварийную посадку в «Шереметьево». Эвакуация из горящего самолета заняла 55 секунд, как официально заявил «Аэрофлот» – это меньше, чем требуют нормативы. Однако ряд СМИ писали, что эвакуацию значительно тормозили пассажиры, которые пытались забрать с собой ручную кладь.

Среди основных версий происшествия, которые сейчас рассматривает Следственный комитет России – неблагоприятные метеоусловия, неисправность «Суперджета» и недостаточная квалификация пилотов, диспетчеров и специалистов, которые проводили технический осмотр лайнера.

В белорусской национальной авиакомпании «Белавиа», как и во всех мировых, перед приемом на работу бортпроводники проходят несколько инструктажей.

«За полтора часа до рейса «первый номер» – главный ответственный бортпроводник – собирает нас на предполетный брифинг, в ходе которого с нами проводят инструктаж и медосмотр. Потом, при встрече пассажиров, мы инструктируем уже их, смотрим, чтобы в аварийном ряду не было несовершеннолетних или инвалидов – лиц, которые не смогут помочь в эвакуации», – рассказывает в комментарии belsat.eu бортпроводница «Белавиа» Анастасия Розум. Девушка работает стюардессой уже пять лет.

Кроме таких брифингов, работники «Белавиа» каждые три года проходят углубленные курсы – тренинг, где их обучают, как действовать в экстремальных случаях, оказывать первую медицинскую помощь, тушить пожар.

Кстати, правила пожарной безопасности и оперативный план действий при аварийных ситуациях как для экипажа, так и для работников аэропорта, прописаны в специальном документе, разработанном МЧС и утвержденным постановлением Совета министров. Кроме того, «Белавиа» придерживается международного регламента по безопасности, одинакового для всех авиакомпаний в мире. По этому документу, командир воздушного судна может отдавать любому гражданину на борту распоряжения, которые подлежат обязательному исполнению. Бортпроводнику, в свою очередь, командир приказывает следить за соблюдением пассажирами правил и в случае нарушения срочно ему сообщать.

«Если случается нестандартная ситуация – мы имеем 10-15 минут на подготовку салона к посадке. «Первый номер» зачитывает по громкой связи информацию пассажирам, сообщает о неполадках с самолетом. Тем временем остальные проводники закрепляют столики, тележки, открывают шторки. Женщин просим снять каблуки, отстегнуть все украшения, чтобы не порвать надувной трап. Мы также говорим пассажирам, что оставлять самолет можно будет только после окончательной остановки и когда в окне рядом нет огня. Брать с собой вещи, доставать багаж во время эвакуации категорически запрещается», – объясняет Анастасия.

При аварийной посадке на сушу или воду главная задача экипажа – как можно скорее эвакуировать из самолета всех людей. Бортпроводников тренируют проводить эту процедуру максимально эффективно – от правильности их действий зависят жизни пассажиров. Для ускорения эвакуации возле каждого выхода должен находиться член экипажа. Если самолет получил значительные повреждения и воспользоваться обычными выходами невозможно, бортпроводник должен быть готов помочь людям выбраться через аварийные или багажные люки, прорубить специальным топором иллюминаторы в салоне или кабине пилота. Чем больше количество пассажиров – тем сложнее их оперативно эвакуировать.

По нормативу, при слаженной работе команды, за 2 минуты через дверной проем размером 0,61 х 1,22 м могут выбраться до 85 человек, через люк над крылом – от 12 до 25. При воспламенении судна это время сокращается до 90 секунд. Развертывание аварийного трапа должна занимать не более 50 секунд, после чего два бортпроводника спускаются на землю (воду) и страхуют пассажиров снизу. Некоторые в состоянии нервного шока могут оставаться в креслах и не двигаться – тогда бортпроводнику нужно самостоятельно отстегнуть ему ремни безопасности и вывести из самолета.

При посадке на воду, после спуска с трапа, пассажиры и члены экипажа надувают спасательные жилеты (перед полетом стюарды инструктируют, как ими пользоваться). В некоторых самолетах есть даже надувные плоты, которые могут удерживать по несколько человек на поверхности воды до прибытия помощи.

Экипаж всегда покидает судно последним – необходимо точно знать, что оно пусто. После эвакуации, если самолет горит, бортпроводники говорят всем отбежать как минимум на сто метров в направлении против ветра.

«К счастью, у меня экстренных ситуаций не случалось, но у коллег, подруг были. Прошлым летом они только взлетели из Минска, как пилот сообщил, что не открывается шасси, заклинило, и придется садиться на «живот». Но перед этим надо сбросить топливо, так как садиться с полными баками опасно, самолет может взорваться от удара о землю. В результате они летали кругами над Минском, но в последний момент шасси заработало и сели нормально», – вспоминает собеседница belsat.eu.

По словам Анастасии, в «Белавиа» опытные пилоты и внештатных происшествий почти никогда не бывает.

«Иногда ситуация, кажется, звучит страшно, но на самом деле ее удается успешно избежать. Поэтому главное – не паниковать».