Московский арбитражный суд рассмотрел иск известной российской фирмы «Ростест», которая занимается сертификацией продукции, к белорусскому ОАО «Беллис».

Несмотря на то, что мало кто верил в победу, директор ОАО «Беллис» Юрий Пашик остался доволен решением суда.

Более того – Пашик знает, какие эффективные меры уже сегодня может предпринять Беларусь в ответ на российские санкции.

«И это будет даже чувствительнее, чем если мы закроем нефтепроводы на ремонт», – говорит он.

«…Является одним из лидеров по количеству сертификатов, выданных на несоответствующую продукцию…»

О предмете иска «Народная Воля» уже рассказывала. Россияне решили, что белорусы в погоне за прибылью безосновательно порочат их деловую репутацию в глазах должностных лиц и хозяйствующих субъектов.

В официальном письме на имя министра ЕЭК по экономике и финансовой политике Тимура Жаксылыкова «Беллис» перечислил российские фирмы, которые были уличены Госстандартом Беларуси, скажем так, в некоторой нечистоплотности – они выдавали сертификаты на продукцию, не соответствующую техническим регламентам и стандартам. Одна из этих фирм – АО «Ростест» – подала иск в суд о дискредитации деловой репутации. Они потребовали от «Беллиса» опровержения и компенсации судебных издержек.

– Суд не нашел оснований для того, чтобы не согласиться с выводами «Беллиса» о том, что «Ростест» является одним из лидеров по выдаче сертификатов на несоответствующую продукцию, – рассказывает о результатах суда Юрий Александрович Пашик. – Но! Учитывая, что мы не предоставили доказательств нарушения процедуры проведения испытаний и сертификации по тем сертификатам «Ростеста», которые отменил Госстандарт, в этой части иск признали. Но только в той части, что они не проводят испытаний и не выезжают с инспекцией на завод. Мы в суде предоставили факты по другим сертификатам, а не по тем, которые отменил Госстандарт.

Судом установлено, что «…утверждение в части «Одним из лидеров по количеству сертификатов ТР ТС, выданных на несоответствующую продукцию, является «Ростест-Москва» соответствует действительности и подтверждено документально, в связи с чем отсутствуют основания для удовлетворения требования истца в части признания не соответствующим действительности сведений в отношении указанного утверждения».

Правда, в решении суда есть слова, которые вначале ввели нас в ступор, а затем рассмешили. «Обязать АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета» в течение 5 дней с момента вступления решения в законную силу опубликовать резолютивную часть решения суда по настоящему делу в сети «Интернет» на сайте электронного периодического издания «Новая газета» в сети интернет по адресу….» Правда, статья, опубликованная в «Новой газете» «Достояние Ямала – итальянский унитаз» не имеет совершенно никакого отношения ни к сертификатам, ни к нашему спору с «Ростестом». Вот такое чудо!

– Как думаете, будут ли россияне обжаловать решение суда?

– В принципе, невозможно дискредитировать то, чего не существует.

В суде на вопрос о том, есть ли у представителей «Ростеста» претензии к Госстандарту Беларуси, они четко ответили: нет. Одним из лидеров по выдаче сертификатов на несоответствующую продукцию их назвали не мы, а официальный орган госуправления. Мы лишь процитировали Госстандарт.

– Вас обязали написать опровержение в ЕЭК…

– Конечно же, я напишу его, уж поверьте!

Данное решение суда для нас гораздо лучше, чем если бы иск просто отклонили. Потому что это дает возможность нам продолжать эту тему, и мы обязательно выясним, проводил ли «Ростест» надлежащим образом все процедуры по тем сертификатам, которые отменил Госстандарт. Если бы не суд, мы этого не делали бы, а теперь – придется…

– Как думаете, после решения суда что-то изменится в работе этой компании? Ведь она по-прежнему будет выдавать сертификаты…

– Хороший вопрос…

А вы знаете, что вообще представляет собой «Ростест»? Это очень интересная структура. Есть две фирмы с таким названием… Одна – федеральная, это достаточно серьезная организация, хорошо оснащенная, которая получает много бюджетных денег, имеет испытательные лаборатории. Но за все время она выдала 300 с небольшим сертификатов. А вот АО «Ростест» не имеет такого технологического оснащения и выдала свыше 37.000 сертификатов. В чем разница между этими двумя организациями? В федеральном «Ростесте» Виталий Бас является директором, а в АО «Ростест» – являлся владельцем.

В федеральный «Ростест» инвестируются миллионы долларов на техническое оснащение, а рыночное преимущество от этого получает частное лицо. Многие, кстати, путают эти две организации и не могут разобраться, кто главный. У них схожие логотипы, до недавнего времени был один юридический адрес…

В 2018 году исчезла аккредитация АО «Ростест» как испытательной лаборатории. Раньше она была, но затем пропала из реестра. Сейчас мы обнаружили, что на международном уровне «Ростест» по-прежнему имеет статус испытательной лаборатории, но уже больше года нет никаких отчетов о подтверждении ее компетентности и прохождении аккредитации. И это тоже серьезная тема для дискуссий!

Мы на своем сайте сделали сообщение для своих иностранных партнеров об этом, чтобы они понимали, что есть два «Ростеста».

Кстати, «Ростест» активно сотрудничает с так называемыми уполномоченными заявителями – компаниями-посредниками. Мы считаем, что это недопустимо. Потому что если уполномоченный заявитель не является импортером, то это нарушение.

Мы понимали, что такой иск против «Беллис» в московском суде – это для нас без шансов. Тем более дело имеет определенный политический контекст. Однако Московский арбитражный суд не нашел оснований опровергнуть мысль о том, что «Ростест» является одним из лидеров по выдаче сертификатов на несоответствующую продукцию.

Это не рядовой иск между субъектами хозяйствования. И немного больше, чем спор относительно каких-то формулировок.

Дело в том, что в России «Ростест» – довольно статусная организация. Например, директор ФБУ «Ростест» является советником председателя Госстандарта России. А АО «Ростест» – компания, которая принимает деньги. По законодательству это, может, и не запрещено. Но по факту… Представляете, если бы было два «Беллиса»? Первый работает на минимальной рентабельности, получает миллионы долларов от государства, покупает испытательное оборудование, проводит испытания, и есть мой личный маленький «Беллис», который просто выписывает сертификаты и шинкует такие же миллионы.

«Нужно вводить зеркальные меры»

В некоторых российских сертификатах указаны стандарты, которые вообще не имеют отношения к продукции, на которую они выданы. И это не анекдот. Даже если потребитель и потребует от продавца сопровождающие документы на продукцию, разобраться в них без специального инженерного образования он все равно не сможет.

– Хорошо, что у нас есть наша национальная система подтверждения соответствия по энергоэффективности, и в рамках проводимых работ мы всегда смотрим предоставляемые документы, в том числе и сертификаты, – говорит Юрий Пашик и показывает мне сертификат какой-то российской фирмы на лампочки. – Я этот сертификат сделал бы как памятную доску – из бронзы и повесил бы на стену рядом с кабинетом ряда известных российских чиновников. Чтобы все смотрели и видели результаты своей работы.

– А что не так в этом сертификате?

– Тут перечислены те стандарты, по которым якобы проводились испытания, но некоторые стандарты к лампочкам вообще никакого отношения не имеют! А те, которые имеют, – их в сертификате просто нет. В номенклатуре на четырех страницах кое-где даже перепутаны маркировка цоколей и колб. В общем, с инженерной точки зрения это просто чудо, а не документ!

Нам приходится работать и сосуществовать в едином Союзе с теми, кто умудряется при написании известного слова из трех букв сделать пять ошибок даже при наличии в руках ручки «Паркер» с золотым пером!

– А кто выдал этот документ?

– Из всех органов по сертификации, которые были указаны в списке Госстандарта, аккредитацию потеряли все, кроме «Ростеста». Этот сертификат выдал российский орган по сертификации, аккредитованный в апреле 2017 года. Но свой первый сертификат он выдал только в октябре 2018 года.

– Объясните, в чем прикол?

– У владельцев сертификационных сетей уже созданы спящие организации, которые получают аккредитацию, но начинают работу, когда другие фирмы лишаются аккредитации. Вот эта контора за пять месяцев шуганула более 600 сертификатов.

– До знакомства с вами я и не подозревала, что сертификаты – такое прибыльное дело!

– Я всегда говорил, что рентабельность 100-долларовой купюры 10.000 процентов. В случае с выдачей таких фейковых сертификатов она примерно такая же.

– Получается, российским сертификатам вообще нельзя доверять?

– Нельзя. Более того, российский сертификат – это уже признак тревоги.

Но в этом смысле, конечно, хотелось, чтобы и наш Госстандарт вышел из засады. Стратегически они молодцы – системно организовали надзор на рынке, имеют хорошую фактуру. Ну а дальше что? Беспредел на рынке продолжается. Одни органы по сертификации закрываются, а другие продолжают штамповать фейки.

Не устает удивлять и Федеральная таможенная служба (ФТС) России, которая сначала просто тормозила на таможне все единые сертификаты, выданные не в России. А намедни появилось какое-то сомнительное письмо (№16-88/35497 от 16.04.2019) за подписью заместителя руководителя ФТС, согласно которому теперь в случаях, если выдавались сертификаты и проводились испытания не в России, на таможню нужно будет предоставлять не только копии протоколов испытаний, а еще и таможенные декларации на ввезенные образцы для испытаний, причем нотариально заверенные!

– Как вы предлагаете этому противостоять?

– Было бы правильно Таможенному комитету Беларуси и Госстандарту сделать официальный запрос в ФТС и получить публичный комментарий относительно содержания и подлинности этого письма, поскольку оно распространяется в пунктах таможенного декларирования.

Сейчас Россия пытается запретить все белорусские фитосанитарные сертификаты. Я предлагаю ввести зеркальные меры. Тем более идентифицированы лидеры по выдаче сертификатов на несоответствующую продукцию. Все их сертификаты аннулировать на территории Беларуси до момента проведения совместных взаимных сравнительных оценок порядка аккредитации вместе с нашими специалистами, а продукцию отозвать с рынка.

– А почему чиновники до сих пор не приняли такое решение?

– Умных – много, смелых – нет.

Но посмотрите: Россия уже запретила ввоз белорусских яблок и груш. Следует понимать, что известная проблема с нефтью имеет ту же техническую основу, что и тема с сертификатами, и в данном случае предлагаемое решение позволит сохранить в Беларуси десятки или сотни миллионов долларов.

На мой взгляд, запрещение сертификатов станет чувствительным для наших так называемых партнеров. Более того – мы себя защитим, свой рынок. Ведь по этим странным сертификатам сюда идет мусор, на который мы тратим свои деньги.

Казахи сделали очень просто: любое ограничение со стороны России – они моментально вводят зеркальные меры.

Настало время решительных действий…