Фото с сайта ej.by

Сегодня, по мнению экспертов, государство, проводя политику в сфере информационной безопасности, укрепляет медийную вертикаль и пытается минимизировать влияние негосударственных СМИ и внешнее информационное влияние.

В 2016 году Александр Лукашенко во время обращения к народу и парламенту вполне конкретно обозначил проблему информационной безопасности и ее важность для Беларуси. На совещании в январе этого года он подчеркнул, что информационная безопасность – это одно из серьезных направлений безопасности страны в целом. А уже в марте им было подписано постановление Совета Безопасности о Концепции информационной безопасности.

На взгляд эксперта Либерального клуба Вадима Можейко, сегодня можно выделить три направления государственной политики в данной сфере.

«Первое – это укрепление государственных СМИ, которое включает в себя строительство новой медийной вертикали. Что это означает? В последние несколько лет заметно был повышен статус пресс-секретаря президента, – сообщил эксперт во время дискуссии «Информационная безопасность Беларуси: медийное измерение». – Сейчас он, к примеру, координирует работу государственных СМИ. Также пресс-секретарь может принимать участие в заседаниях Совета министров и давать распоряжения идеологической вертикали по идеологическому управлению в Администрации президента».

Совершенно очевидно, заметил эксперт, что все это выходит за рамки полномочий традиционного пресс-секретаря.

«Впоследствии к этому добавилось и переназначение руководителей ключевых государственных медиа и в целом смещение фокуса с министерства информации в сторону медийной вертикали», – дополнил эксперт.

Еще два направления госполитики в отношении информационной безопасности, добавил Можейко, связаны с уменьшением влияния внутреннего негосударственного медиаполя (как пример, «дело БелТА») и уменьшением внешнего информационного влияния.

Деление СМИ на государственные и нет

Также эксперт Либерального клуба считает, что вся госполитика в сфере информационной безопасности, если речь идет о поддержке СМИ, сконцентрирована сугубо на госСМИ.

Председатель «Белорусской ассоциации журналистов» Андрей Бастунец в целом охарактеризовал 2017-2018 годы, как тяжелые для независимых СМИ, блогеров и журналистов.

«И я не вижу пока предпосылок для изменения ситуации в ближайшее время в лучшую сторону», – признал он.

«Давайте представим, что такая политика приведет к своему результату, и мы получим, к примеру, сильный государственный медиарынок, где практически нет конкурентов со стороны других альтернативных мнений, – отметил Вадим Можейко. – При этом нужно понимать, что это еще больше бы ослабило информационную безопасность. Ведь рынок с сильной монополией, которой не доверяют люди, это рынок, который открыт к приходу каких-то внешних врагов, которые легко могут занять на нем какую-то нишу».

Эксперты также обозначили еще одну проблему – механическое деление СМИ на государственные и негосударственные, лояльные и нелояльные. На их взгляд, от такого деления на два полярных лагеря пора уходить и нужно искать какие-то точки соприкосновения.

Влияние России в информационном поле

Также не секрет, что Беларусь давно и плотно погружена в российское информационное пространство, и этот процесс начался не вчера. Понятно, что это делает белорусов уязвимыми, в том числе, и для различного рода дезинформации и манипуляций.

Как заметил Вадим Можейко, для того, чтобы этот тренд изменился, и чтобы произошла некая диверсификация источников информации у значительного числа белорусов, потребуется немало лет.

Эксперт задается вопросом, почему при наличии российского и белорусского ток-шоу наши граждане отдают предпочтение первому. И сам же отвечает: «Потому, что там более качественный продукт».

Как заметил Андрей Бастунец, половина телеканалов, включенных в обязательный доступный телепакет, сегодня основана на российской телепродукции.

«И я не думаю, что сегодня наша государственная медийная система способна противостоять тем угрозам, которые существуют на самом деле, – считает он. – Да, она может не пустить в эфир фильмы, которые касаются руководства Беларуси, но мы продолжаем жить в культурном и историческом поле, которое создается российскими телеигроками».

Для здоровой информационной безопасности, на взгляд директора Press Club Belarus Николая Анищенко, требуется убрать монополию производителей контента из одной отдельно взятой страны на белорусский телеэфир.

«Если оставить за рамками качество продукции, хорошая цифра в количественном измерении должны быть такой: 30% белорусского контента, 30% — контента, произведенного в странах активно использующих русский язык, это и Украина, и Россия, и Казахстан, и даже Израиль. Еще треть эфира надо отдать под дальнюю информационную дугу (американские и британские медиа, к примеру)», – предложил он.

Очевидно, что в таком случае Россия будет терять средства контроля на белорусском информационном пространстве, считает эксперт.

В качестве примера нездорового информационного пространства Андрей Бастунец привел историю с допуском и разрешением на вещание в Беларуси украинского канала. По его словам, этот технический вопрос решался на уровне президентов несколько лет, и его решение преподнесено было как огромное достижение.

«Правда, он так и не появился у основных операторов на телевидении, – обратил внимание руководитель БАЖ. – То есть мы видим насколько все у нас зацентрализовано».

Медийную систему реформировать не получится

Эксперты в целом признают, что та медийная система, которая формировалась в Беларуси на протяжении как минимум 25 лет, уже не может быть реформирована.

«Она должна быть полностью разрушена и построена заново. Государственные медиа должны быть приватизированы. Мининформации упразднено. Но это может быть сделано, когда появятся другие люди, которые готовы это сделать», – считает Бастунец.

Николай Анищенко предлагает начать с изменений самих подходов.

По его мнению, необходимо перестать видеть конечного потребителя информации, как некий сосуд, который нужно чем-то конкретным наполнить в информационном смысле, каким-то идеологически выверенным содержанием.

«Читателю достаточно дать факты и представить баланс мнений, и он сам выберет точку зрения, близкую ему», – заключил он.