Как сочетаются в жизни актрисы Веры Поляковой театральные роли и роль супруги высокопоставленного чиновника, выяснил Sputnik.

«И спеть смогу, и сплясать смогу, а полюблю кого – так навсегда» – этой строчкой из песни Толкуновой актриса и телеведущая Вера Полякова отвечает на вопрос о том, как театр помогает ей держаться на протокольных мероприятиях.

Корреспондент Sputnik Елена Васильева расспросила Веру Полякову о мечте открыть собственный театр, возвращении на телевидение, о том, легко ли сдерживать театральные эмоции на протокольных мероприятиях, и даже о том, как ее муж – министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей – готовит салат оливье.

Я не упала с неба, став женой уважаемого человека

С возвращением Поляковой на телевидение, с которого она ушла почти восемь лет назад, пронеслась волна заголовков: «Жена Макея стала ведущей на ОНТ».

«Когда зритель приходит в этот зал, он идет посмотреть не на жену Макея, а на актрису Полякову. Мне кажется, за столько лет я заслужила быть самостоятельной единицей. Хотя нисколько не умаляю достоинства своего мужа и безумно им горжусь, учусь у него каждую минуту своей жизни», – Вера встречается с корреспондентами Sputnik в Театре-студии киноактера.

В шутку предлагает сфотографироваться рядом со своим портретом, который среди других висит на стене театра. В коридорах темно, но Вера быстро находится и советует воспользоваться фонариком телефона.

С такой же легкостью, с какой соглашается на фонарик вместо софитов, Вера откровенно рассказывает обо всем – об обидах на злых комментаторов, которые старается не копить, о том, как итальянцы в Неаполе кричали ей из зала «Белла!». Даже о том, почему волосы у нее всегда так хорошо лежат – просто ни разу не крашены.

Видео: © Sputnik / Макс Богданович

«И когда я пою, и когда я играю, я всегда испытываю подлинную эмоцию. Если я люблю – я люблю, если страдаю – страдаю. В зависимости от того, что я делаю на сцене, меняется мой пульс, меняется мое самочувствие. Есть спектакль «Средство Макропулоса», после которого у меня всегда болит голова. Он эмоционально очень сложный, и я настолько погружаюсь в эту историю между жизнью и смертью, что после спектакля накатывает жуткая головная боль, и я просто ложусь спать. Я знаю, что утром проснусь и, как феникс, воскресну», – рассказывает Вера, проводив нас в гримерку театра.

Собственно, это не гримерка даже, а небольшой гримерный столик, который с ней делят еще несколько актрис. Сейчас из уважения к Поляковой при необходимости столик переходит полностью в ее распоряжение. Так же и Вера когда-то уступала свое место актрисе с большим стажем.

«И не страшно вам играть в спектакле, который вызывает такие сложные чувства?» – спрашиваем.

«Но это же интересно! Значит, и зритель испытывает катарсис, очищение», – объясняет Вера, пока фотограф продолжает снимать ее, теперь уже за столиком.

«Хотите, я сниму пальто? У меня красивая белая блузка!» – предлагает Полякова.

Красивые блузки и протокольные платья

Желтое пальто, яркие ботинки, белая блузка – все это снова появилось в гардеробе Веры после того, как сама она вернулась на телевидение. Это уже вторая волна перемен в ее гардеробе. Первая пришла со статусом жены высокопоставленного госслужащего Владимира Макея.

«Тогда все изменилось. У меня в гардеробе появилось много серенького, синенького и черненького – протокольного. Стараюсь шить на заказ, я супруга министра иностранных дел, мой муж всегда выглядит с иголочки, мне хочется соответствовать ему, хочется, чтобы он мной восхищался и чтобы люди, которые нас видят, понимали, что я все знаю о протоколе и этикете – даже если не знаю ничего! И мое творчество помогает мне в общении», – смеется Вера.

Ее любимый дизайнер – по совместительству подруга Наталья Лазарчик. Ей удалось полностью изменить имидж Поляковой, включая длину волос. На старых снимках Полякову можно увидеть с короткой стрижкой, но подруга сказала: «Вера, ты артистка, у тебя должны быть длинные волосы».

«И сейчас, спустя много лет, я вернулась на телевидение, и мне говорят: какое серенькое? Какое черненькое? Нужны яркие запоминающиеся цвета!» – рассказывает Вера.

Лавируя между двумя пресс-службами – МИДа и телеканала, Вере удается не потерять свой стиль. Говорит, ей просто нравится все, что она надевает.

Увы, это не единственное, что говорят Вере после возвращения на экран. Став ведущей утренней программы, она с удивлением обнаружила, что публика любит «перемыть кости».

«Если бы просто написали: актриса Вера Полякова стала ведущей на ОНТ, это бы не вызвало такой бури негатива, как новость о том, что ведущей стала жена министра. Были даже такие отзывы: «А почему она швеей не работает? Зачем все лезут в телевизор?» Но для чего мне быть плохой швеей, если я хорошая артистка? Я логики не понимаю. Я очень плохо шью. Так плохо, что хуже некуда. Максимум – я могу пришить пуговицу на рубашке моих детей или мужа», – смеется актриса.

Смеется потому, что не копит в себе негативные эмоции, старается быстро перелистнуть страницу с неприятным жизненным эпизодом. Но признает: волна таких негативных комментариев все-таки ее задела.

«Я не упала с неба, став женой такого уважаемого человека. Я и до этого была энное количество лет артисткой. У меня три высших образования. Два из них – в этой сфере. Уже это дает возможность быть самостоятельным человеком», – объясняет свои эмоции Вера.

«Я пришла, чтобы дарить радость»

Работой в Театре киноактера Верин день не ограничивается. У нее есть и собственный театральный проект «ТриТформаТ». Ему исполняется уже семь лет, а расшифровывается название как «Товарищество Театральных Трудоголиков». Все началось с того, что у Веры и ее коллег была хорошая идея для спектакля. Поляковой удалось найти финансирование. И вот спектакли «ТриТформаТа» уже проехали путь от Парижа до Неаполя.

«Нигде так не принимали комедию «Тринадцатая пуговица Наполеона», как в Париже. Люди, которые занимаются прокатом русских или белорусских спектаклей, сказали: нам все время везут Чехова, Достоевского, сложную драматургию. А французы беспечные, у них хорошее чувство юмора. Им хочется про любовь, они, как и наши зрители, хотят прийти в театр расслабиться», – рассказывает Полякова.

В Неаполе играли спектакль «На том же месте в будущем году». К встрече с итальянским зрителем Полякову готовили особо и предупредили: люди придут с детьми, а те будут бегать по залу и, может, даже хрустеть чипсами. Это нормально.

«Я говорила: главное, чтобы ко второму акту успокоились, там начинается уже более серьезная история, чем в шутливом первом. И вот я целуюсь с главным героем – там длинный поцелуй, а из зала только и слышно: «О, белла!» Они настолько эмоционально все воспринимают», – вспоминает актриса.

Видео: © Sputnik / Макс Богданович

А потом случились гастроли в Финляндии, и Вере приходилось рыдать на плече у режиссера Татьяны Троянович в перерывах между актами.

«В зале не то что смешка не было – стояла гробовая тишина. Это провал, думала я, наверное, им не близки отношения между мужчинами и женщинами в таком ключе, в каком мы это показываем. Но в финале зал вскочил и кричал «Браво!». Просто такой менталитет у людей. Суровые финские парни и девушки», – смеется Вера.

Но чтобы доказать, что в тот вечер труппе было не до смеха, рассказывает, как режиссер даже не смогла выйти за букетом на сцену – такой стресс пережила за кулисами.

«А какой у нас сегодня спектакль?» – спрашивает Полякова у машинистов сцены, которые как раз вносят декорации, когда мы фотографируем Веру в пустом зале театра.

«Безымянная звезда», – отвечают.

«Точно! Я-то смотрю – знакомые декорации!» – в этом спектакле играет и сама Вера, но сегодня выступает другой состав.

«Ходите на спектакли к своим коллегам?» – спрашиваем.

Полякова смеется и отвечает категорично: не хожу, хватает прогонов и не хватает времени.

«Я практически не посещаю никаких спектаклей и в других театрах. Свободный вечер хочу провести дома с семьей. У меня ведь еще и куча домашних дел. Стираю, убираю, готовлю – я же все сама делаю. И иногда хочу просто тупо полежать на диване, как все нормальные люди», – смеется актриса.

Вообще Вера мечтает о собственном театре, но не в традиционном его понимании. Ей бы хотелось, чтобы это было культурное пространство, где театр может трансформироваться в кинозал, где есть возможность посмотреть и спектакль, и кино, и эксперимент.

«Я представляю, как играет струнный оркестр, и здесь же выступают театральные актеры — играют, поют. И обязательно должна быть детская студия», – мечтает Вера.

«Муха-Цокотуха» от Поляковой

Уже четыре года Вера работает с театральным коллективом «Алые паруса», который тоже создала сама. Это школьный театр, который начался, когда классу, в котором учится младший сын Веры Артем, велели поставить спектакль «Муха-Цокотуха».

Благодаря Поляковой комар был грузином, а паук – ниндзя, бабушка-пчела отсылала к «Бурановским бабушкам». Следом за мухой был «Телефон» Чуковского, а теперь готовят спектакль к выпускному четвероклассников.

«Многие родители меня благодарят. Бывало, ребенок не мог слова сказать, а сейчас выходит на сцену, декламирует, поет, танцует. Дети раскрываются, когда занимаются театральным искусством. Но важно, кто преподает», – говорит Вера и предостерегает от преподавателей в разномастных театральных кружках и киношколах, которые и сами не состоялись в профессии, и детский талант могут сломать, а не раскрыть.

«Не нужно этого – «вот сейчас ты повернул руку так, голову – так и громко сказал»! А нужно просто увидеть харизму ребенка и правильно выбрать ему роль, и пусть он в ней пытается быть самим собой», – рассказывает Полякова.

Сын Веры часто играет главные роли и вообще звезда школы. Не боится высоких чиновников, которые приходят с проверками.

«Для него все равны в этой стране. Демократия во всех ее проявлениях. У нас в семье – полная демократия. Разброд и шатание. Даже собака считает, что имеет право вести себя так, как ей хорошо. Мы даже попугая потеряли из-за этого – он не жил в клетке, прилетал туда, только чтобы поесть. Свободно ощущал себя, это его и погубило – улетел в мороз», – рассказывает Полякова.

А какую телятину готовит муж!

Вера Полякова – вторая скрипка. Не в театре, а дома. И для Веры, и для ее супруга это уже второй брак. Вера признает, что у нее были отношения, в которых солировать приходилось самой, и от этого она устает. Хватит того, что приходится быть главной в своем театральном проекте. Начиналось как творчество чистой воды, а потом пришлось взять на себя и организацию гастролей, и бухгалтерию – даже цену на билеты Вера формирует самостоятельно. Так вышло. Но дома все по-другому.

«Не зря говорится «замужем» – я хочу быть за мужем, как за каменной стеной. Но это не значит, что я сижу у него на шее. Я сама себя обеспечиваю. Сыграла два спектакля, заработала деньги, пошла и потратила их на продукты для семьи, на вкусняшки для собаки. Я поработала, и мне есть за что сходить в магазин», – поясняет Вера.

Но иногда это желание быть слабой женщиной выходит боком, смеется Вера.

«Присматривает за мной даже Тёма. Как-то муж уезжал в командировку и в шутку сказал: «Тёма, ты за старшего». И он все это время меня «строил». Когда муж вернулся, я сказала: «Володя, в следующий раз, пожалуйста, такого не говори!» – делится Полякова.

По ее словам, 99,9% того, что происходит дома, на ней. Даже на интервью Sputnik она едет не с репетиции, а из магазина – нужно было купить продукты. Она умеет и любит готовить, но иногда с удовольствием уступает место у плиты мужу.

«Он дотошный в готовке. У меня на всех конфорках что-то жарится, парится, а он по школе готовит – аккуратно нарезал, в тарелочку сложил. Любимое блюдо – телятина, запеченная с горчицей, рыбу в духовке вкусно готовит, салат оливье. Не бывает другого такого оливье, как тот, что готовит мой муж», – рассказывает Полякова.

«Что вместо колбасы в вашем оливье?»

«Колбаса! Просто мелко-мелко нарезанная. Как скрупулезно он относится к каждой запятой в текстах, к каждому неверно написанному слову, так же педантичен и в готовке. В этом видна сущность моего мужа», – смеется Вера, объясняя отношение министра к работе на пальцах, точнее – на оливье.

Процесс приготовления – это способ снять стресс.

«Каждый снимает стресс по-своему», – резюмирует актриса.

Как Вера разобралась с инфляцией

У Поляковой три высших образования. Два – театральных, а для того, чтобы получить третье в Академии управления при президенте, пришлось разобраться даже с высшей математикой. Теперь Вера ориентируется не только в театральном искусстве, но и в театральной экономике. Собственный проект вынудил ее стать не только актрисой, но и в некотором смысле экономистом.

А как иначе – нужно хранить декорации, арендовать зал, нужно заплатить зарплату, налоги, а потом раз – и пришел налог на прибыль.

«Я научилась с этим работать», – говорит Вера. И уважать каждого своего клиента.

«Однажды мне позвонила зрительница и сказала: я не умею покупать билеты через интернет, а тут еще и ногу сломала, до кассы доехать не могу. Я повезла ей на другой конец города эти билеты. Два – не двадцать, не сто, что могло бы мне сделать кассу. И действительно, вышел человек со сломанной ногой – как я могла ей отказать?» – вспоминает Полякова.

«А мужу пожаловаться можете? Денег нет, аренда дорогая!» – спрашиваем.

«Могу. Но он обычно говорит: «Вера, не грузи меня. Ну что произошло? Что?» Он может выслушать, но ему и свои проблемы, то есть рабочие вопросы, сложно оставить за порогом дома. А меня за годы воспитал так – свои проблемы должна оставлять там», – говорит Вера, которой никто не имеет права звонить после десяти вечера.

Черную икру сегодня не берем!

Когда они семьей идут в кино, в зале на них почти не оборачиваются. Чего не скажешь о супермаркетах – порой и в корзинку заглядывают.

«Черную икру сегодня не берем», – шутит Полякова и после читает комментарии в соцсетях. Пишут, мол, видел сегодня Владимира Макея в магазине, ничего особенного – молоко, хлеб, соки.

Статус жены министра не может не накладывать отпечаток на карьеру Поляковой. Например, от некоторых ролей приходится отказываться.

«Мне как-то звонит кастинг-директор и говорит: «Вера, я знаю, ты откажешься, но у меня такая классная роль проститутки!» Я говорю: «Ну конечно, я откажусь от вашей классной роли проститутки». Нравится мне это или нет, меня ассоциируют с мужем. Ну как я пойду играть проститутку?» – смеется Полякова и признает: ей нужно элегантно совмещать роли актрисы, жены и мамы.

Коллега Веры Валерия Ефименко в шутку говорит, что, мол, отказывается выходить на сцену, если в гримерку не придет Артем.

«А отец Артема в гримерку или в зал приходит часто?» – интересуемся.

«Он приходит только на премьеру. Но он строгий критик, редко меня хвалит, и эти моменты я смакую», – рассказала Вера.

Вот когда Вера получила первую Национальную кинопремию за лучшую женскую роль за фильм «Ой, ма-моч-ки-2», муж ее похвалил. Как-то Вера зашла на кухню и увидела, что муж с сыном, щелкая каналы, случайно остановились на этом сериале. Чтобы не спугнуть этих требовательных зрителей, актриса потихоньку вышла из комнаты.

И если Владимир Макей приходит в театр только на премьеру, то самой Поляковой нередко доводится принимать участие в протокольных мероприятиях. Пришлось отвыкнуть много жестикулировать и выучить, где стоять. Но и во время таких раутов, когда пресса уходит, гости становятся обычными людьми.

«То есть нарушается протокол?»

«Только я вам этого не говорила! Я стараюсь быть настоящей, и они это чувствуют. Как можно переть против искренности?» – говорит Вера, и мы сворачиваем интервью, потому что она признается: обещала проводить мужа на самолет. А против искренности не пойдешь.

Еще немного о нашумевшем

— У «Беларусьфильма» есть шанс?

— Я когда-то пыталась изменить судьбу кинематографа. Знаю одно: чтобы снять один фильм про национального героя Беларуси, нужно иметь пакет картин, которые бы хорошо продавались.

— Сыграли бы в современной постановке?

— Я слежу за современными тенденциями, но бегать голышом по сцене и выворачивать кишки наружу – это не то, ради чего я училась столько лет. У меня пока не было такой потребности, я за классический театр. У него может быть современная сценография, но мне бы хотелось, чтобы это было о людях. Зачастую во время экспериментов выплескивают ребеночка.

— Вы за ЗОЖ?

— Я делаю зарядку. Планку и растяжку стараюсь делать каждое утро. К тому же, у меня каждый вечер спектакли или какие-то мероприятия. Даже отбегать два часа на каблуках по сцене – это уже физуха, каждая женщина знает.

— Вы феминистка?

— Я вторая скрипка. Но это не значит, что я сижу у мужа на шее.

— Вас с мужем узнают на улицах?

— Муж кепочку надевает, и когда он не в пиджаке, мало кто на него оглядывается. Но бывает, на телефон тихонько снимают. Иногда вопросы задают, часто благодарят.