Фото с сайта ej.by

Министерство по налогам и сборам готовит проект Указа №243 «О маркировке товаров контрольными (идентификационными) знаками». Вопрос серьезный и для бизнеса дорогой. А поразмышлять над ним дали всего 7 дней. Три из которых – праздничные.

Предложения принимаются до 11 марта, хотя сегодня КИЗ по некоторым позициям превратился в квазифискальный инструмент.

Дешево и сердито

По контрольным инновациям мы если не впереди планеты всей, то лидеры на постсоветском пространстве. Много удавок и бичей для бизнеса в нашей стране придумали и внедрили раньше других. И маркировка нашим налоговикам первым в голову пришла. Не на пустом месте. Ввели механизм в середине 2000-х. Первенцами стали пиво и моторное масло. Товар ходовой, в то время его фурами возили из России. И львиную долю мимо «налоговой» кассы. Ведь тогда НДС и ряд других налогов уплачивался не по стране назначения, а стране производства. Схема использовалась известная: официально импортер показывал небольшие объемы ввезенного товара, а под эти бумаги импортировал в несколько раз больше. Тогда и ввели маркировку контрольными идентификационными знаками (КИЗ). Тут карта налоговикам и пошла: в считанные месяцы официальные импорт и пива, и моторного масла вырос в разы! Правда, подделок, по крайней мере, по последнему продукту, меньше особенно не стало. Ибо КИЗ гарантирует-то, по сути, не качество, а уплату всех фискальных платежей. А теоретически (и практически тоже) импортер контрафакта, с точки зрения, налоговых органов может являться кристально чистым. Качество и безопасность товаров обеспечиваются совершенно другими инструментами, которые находятся в ведении Государственного комитета по стандартизации. Но, пропагандируя КИЗ, МНС и Минфин «нажимает» именно на защиту потребителей.

Маркировка пришлась ко двору. И со временем под нее подпали 23 группы товаров. По каждой был определенный успех с точки зрения фискальных органов. И до сих пор защитники КИЗ приводят статистику десятилетней давности. А с тех пор-то много воды утекло. Уже и налоговое законодательство изменилось, и на рынок пришли крупные торговые сети, которые с откровенной «серятиной» не сталкиваются. Да и рынок насыщен разнообразной продукцией. По многим маркируемым позициям о контрафакте и о контрабанде никто слыхом не слыхивал. Ту же газировку никто уже не льет в гараже. Так рынок устроен, что не выгодно. Но законодательство по-прежнему требует «шлепать» контрольные марки на множество товаров. С совершенно непонятной целью. Ладно, неудобно, но КИЗ немалых денег стоит. Поэтому смахивает на конкретное налоговое изъятие.

За ценой не постоим

«Но стоимость же знака дифференцирована, в зависимости от товарной позиции», — намекает на справедливые подходы Минфин. Действительно, самый дорогой знак для электроники – стоит 2 рубля. Но затраты на «марку» растворяются в высокой розничной цене. Совсем грустная история с недорогими товарами повседневного потребления. Видимо, из-за их массовости на них получается больше всего заработать. Например, КИЗ на безалкогольные напитки стоит от 2 до 7 копеек в зависимости от литража. И маркировка занимает до 7-9% от себестоимости, как показали исследования Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. Кунявского.

С чаем вообще драматичная ситуация: в дешевых сортах, самых ходовых, на КИЗ приходится до 50% от цены! И это за клочок бумаги – пускай, «номерной», с высоким уровнем защиты, но площадью всего два квадратных сантиметра. Производство банкнот обходится дешевле.

При этом в маркировке есть одна каверза. Плату за КИЗ производители переводят в бюджет. А уже из казны компенсируются затраты Гознака на их печать. Вроде бы для специализированного полиграфического предприятия контрольные марки — не бизнес, не коммерция, а государственная миссия. Но насколько эта функция рентабельна – тайна за семью печатями. А таинственность всегда наводит на размышления. Как и официальные данные Минфина: ежегодные доходы бюджета от КИЗ превышают 70 млн рублей. Весьма приличная сумма.

Министерство финансов настаивает: высокие цены оправданы. Ссылается и на выпуск Гознаком социально значимой продукции. Но производителям и поставщикам чая, кофе и газировки от этого не легче. Кстати, самое интересное, что КИЗ на обувь стоит 10 копеек. Всего на треть дешевле, чем марка для безалкогольных напитков. А пара обуви все ж таки дороже. Правда, и продается ее значительно меньше, чем «шипучки».

Маневры контрольной дипломатии

История со стоимостью КИЗ очень интересная. Сначала цена была если не символической, то весьма логичной и приемлемой. Но потом ее неоднократно подкручивали. И она доросла до сегодняшних размеров, смахивающих на фискальные изъятия. Но Министерство финансов, которое устанавливает стоимость «знака», по согласованию с Министерством антимонопольного регулирования и торговли, настаивало если не на справедливости, то обоснованности своей позиции. Правда, в январе в ведомственном журнале «Финансы. Учет. Аудит» появилась посвященная маркировке КИЗ статья. В ней традиционно расхваливался этот инструмент. Мол, в прошлом десятилетии он сыграл свою позитивную роль. Но не исключалась необходимость пересмотреть стоимость «знака». Правда, подход предлагается чисто фискальный: не снижаем, а перераспределяем.

Логика в том, что на предметы роскоши цену средств идентификации можно и повысить. Тот же рублевый «знак» в цене телевизора большой роли не играет. Значит, можно подкрутить. А вот на высокую стоимость маркировки для недорогих товаров, тех же соков и газировки, можно пересмотреть и, возможно, уменьшить.

Совершенно неожиданный ход. Правда, материал опубликован за подписью редактора отдела финансов Антона Бойко, а не штатного сотрудника Министерства финансов. А мнение журналиста, даже ведомственного издания, теоретически может расходиться с позицией и редакции, и учредителя.

На практике, журнал можно в той или иной степени воспринимать как более или менее официальную позицию финансового ведомства. Все-таки в редакционную коллегию входит сам министр. Тем не менее, не совсем понятно, во что может вылиться очередной этап дифференциации цен на КИЗ. Нельзя исключать, что на дорогие товары их «накрутят», а на дешевые не снизят. Или цены «пододвинутся» формально. Все-таки проблема наполнения казны стоит, так сказать, ребром. В кулуарах-то ответственные лица неоднократно признавались: можно было бы по ряду позиций маркировку и отменить. Но из каких источников компенсировать выпадающие доходы бюджета?! Несколько лет назад исключили из перечня маркируемых товаров бутилированную воду и уксус. И контрафактом, и контрабандой не захлебнулись.

Впрочем, методика оценки эффективности использования КИЗ, как таковая, отсутствует. Все оперируют к неким «историческим» данным о динамике роста официальных продаж после введения маркировки. Но это было когда-то. Сегодня согласно Белстату 96,8% безалкогольных напитков продается через стационарную торговлю. А она с «леваком» не связывается. Да, результаты рейдов МНС по рынкам показывают: контрабандных и контрафактных кофе и чая там много. Но не высокая ли цена КИЗ провоцирует формирования «серого» рынка?! Если нелегальная продукция стоит в два раза дешевле, почему бы и не поторговать из-под полы!

Впрочем, складывается впечатление: глубоким анализом проблемы никто не хочет заниматься. Косвенно пересмотреть же цены на КИЗ заставляют россияне. Соседи опыт Беларуси поймали налету и целенаправленно вводят различные системы идентификации и прослеживаемости. Соседние производители и поставщики жалуются на дополнительные издержки. Но вот парадокс — в России они на порядок ниже.

Сейчас в Беларуси подготовлено постановление Совмина по маркировке обуви. Суть пилотного проекта: клеить на белорусскую продукцию российские идентификационные знаки. Так вот, стоят они 4 копейки! А наши – 10! Планируемая цена «метки» на лекарства в соседнем государстве – 50 копеек. Это 1,6 копейки на наши деньги. Почему же у нас КИЗ стоит так дорого?!

На фоне соседей стоимость нашей системы маркировки кажется рваческой! Возможно, что-то изменится. Не в этом году, так в следующем. Вроде бы, и Министерство финансов в этом вопросе начинает поворачиваться лицом к реальному сектору, хотя бы частично признавая аргументы производителей. Но тут есть одна загвоздка: единые подходы по маркировке обсуждаются на уровне ЕАЭС. В первоначальный перечень внесены все «спорные» товары: кофе, чай, газировка, соки… И даже вода, на которые КИЗ в Беларуси уже не клеят. Несомненно, в Союзе все решения принимаются на основе консенсуса. Переговоры с нашей стороны ведет Министерство по налогам и сборам. И чью позицию будет ведомство защищать на международной арене: свою или реального сектора? Хочется верить в лучшее, но ответ почти очевиден. А потом можно развести руками: мол, маркировка не наша идея, а интеграционная. И под эту марку можно позиции к «маркам» на внутреннем рынке и не пересматривать.