Фото из открытых источников

Мысль с далеко идущими последствиями

Исаака, потомка библейского праотца Авраама, было два сына. Исаву как старшему принадлежало первородство, то есть преимущество в отцовском благословении перед младшим братом Иаковом. Однажды Исав возвратился домой с охоты усталым и голодным. Иаков в это время варил себе похлебку из чечевицы. Исав попросил: «Дай мне поесть». Иаков на это сказал: «Продай мне свое первородство». Исав ответил: «Вот я умираю от голода, что мне в этом первородстве». Иаков потребовал: «Поклянись». Исав поклялся, и сделка состоялась. Исав продал свое первородство за чечевичную похлебку.

Далекая ветхозаветная драма. Тем не менее ее мораль не лишена поучительного смысла, когда речь заходит о политических опасностях и угрозах новейшей отечественной истории.

Начать с того, что современные вызовы носят не только внутренний характер. Существуют внешние субъекты стратегического действия, которые проявляют избыточную активность на политической сцене.

С одной стороны, Западом развернут интеграционный процесс планетарного масштаба, получивший название глобализации. Этот процесс проникает повсеместно, нивелирует политику, экономику, культуру, меняет отношение к национальному государству. На этот счет характерно высказывание одного из наиболее авторитетных политиков – федерального канцлера Германии Ангелы Меркель: «Национальные государства сегодня должны, я сказала бы – обязаны, быть готовы отдать свой суверенитет» (выступление 22 ноября 2018 года в Берлине на конференции «Парламентаризм между глобализацией и национальным суверенитетом»). Мысль с большими и далеко идущими последствиями.

Таким образом, дело не только в том, какую политическую позицию выбирают участники общественно-политического процесса. Дело не только в левых и правых, в коммунистах и демократах. Еще водораздел сегодня проходит между сторонниками транснациональной интеграции и национально ориентированными силами.

Европейский выбор как возможный выход для Беларуси в свете происходящего в современном мире конфликта глобалистских императивов и национальных ценностей представляется трудным. Европейское сообщество пока не сформировалось как вполне самостоятельная и консолидированная сила. Интеграция в Европейский Союз, на которую делали ставку постсоветские республики и которой добились отдельные из них, сегодня представляется предприятием с неоднозначной перспективой. Страны-новобранцы Евросоюза, которые рассчитывали на быструю постиндустриальную модернизацию экономики, пока прошли только стадию демонтажа советского индустриального наследия. Мировой экономический кризис, притязания транснациональных акторов расшатывают традиционные политические и культурные институты и ценности старой Европы. Систему и структуры европейского жизнеустройства атакуют орды мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока. Не сегодня – завтра, тревожатся некоторые аналитики, может появиться «европейский халифат». Так что, собираясь в Европу, надо помнить о реалиях.

Налоговый маневр союзника

С другой стороны, мы наблюдаем совсем не шуточную активизацию восточного субъекта стратегического действия, который устами своих руководителей все более настойчиво требует «глубокой интеграции». Российские политологи с энтузиазмом рассуждают о «трансферте белорусской власти». Российская Федерация предприняла экономические шаги, связанные с так называемым «налоговым маневром», которые сокращают доходы белорусской казны от переработки российских углеводородов. В декабре 2018 года межправительственные разногласия по этому вопросу непривычно обострились. Москва, как полагают эксперты, увязывает сохранение налоговых льгот для Беларуси с политическими уступками Минска. Многие политики, по-видимому, не без оснований, усматривают в позиции Москвы стремление подвести белорусскую власть к такой черте экономической и политической интеграции, переступив которую, она окажется в безвозвратной вассальной зависимости.

Сочинские переговоры президентов А.Лукашенко и В.Путина 13–15 февраля 2019 года на этот счет ясности не добавили. На встрече с журналистами глава белорусского государства сказал, что суверенитет – «это икона, это святое», а вот независимость – это понятие относительное. Сообразуясь с такой логикой, к суверенитету прикасаться нельзя, а независимостью можно распоряжаться по обстоятельствам. Однако классические трактовки суверенитета определяют его именно как независимость государства во внешних и внутренних делах.

Отползать или не отползать?

Итак, российско-белорусский интеграционный процесс отличается особой драматургией. Инстинкт национального самосохранения подсказывает: сокращать дистанцию рискованно. Можно перейти на положение национальной окраины. Отползать?! Но куда и с какими последствиями? Наша южная соседка уже попробовала «отползти»… Российская Федерация экспортирует в Беларусь относительно недорогие энергетические и иные ресурсы, предоставляет кредиты, служит самым крупным рынком сбыта белорусских товаров. Россия и Беларусь проросли друг в друга культурно, исторически, экономически и демографически. И если все же не отползать, то как сохранить необходимый барьер, который будет непреодолим для тех, кто готов покуситься на белорусский суверенитет? Российские олигархи охотно приобретут ключевые белорусские активы. Российские политики рассчитывают получить в свои руки инструменты союзной власти, которые позволят им распоряжаться в пределах белорусской юрисдикции. Российские генералы добиваются более основательного военного присутствия на белорусской земле.

Хорошо, допустим, мы не отползаем и нам удается установить барьер, который защищает наш суверенитет. Означает ли это, что для Беларуси нет экзистенциальной угрозы с востока? Российская Федерация, увы, находится не в лучшей форме. Она сумела построить крепкую армию, но ее экономические и социально-политические, межнациональные отношения наполнены противоречиями. Государственную и хозяйственную жизнь разъедает коррупция. Значительная часть российского общества живет в нищете и бедности. По официальным данным, 21% россиян находится ниже черты бедности (независимые эксперты называют цифру вдвое больше). 1% самых богатых российских граждан владеет 71% всех личных активов в РФ. Длительное отсутствие убедительного роста в экономике, неудовлетворенность большой части россиян материальными условиями существования могут обернуться социальными потрясениями, волны которых способны докатиться и до нас. Сможем ли мы в этом случае отползти, и в какую сторону?

Понять, куда движется общество

Вопросов много, слишком много. Белорусскому обществу, правящей элите, определяясь с будущим, крайне важно понять, куда движется мир, какой будет его международная структура. Большинство аналитиков сходится в том, что традиционное мироустройство на принципах, которые защищают незыблемость суверенитета национальных государств, уходит в прошлое.

Мировое сообщество стоит на распутье. Одно из двух: либо грядущее мироустройство будет воплощением принципов глобализма, примет очертания однополярной системы, управляемой из одного центра, либо же возобладает многополярность и сформируется несколько крупных региональных зон. Структурно и организационно это могут быть сверхкрупные союзные государства, обладающие политической и экономической самостоятельностью на основе собственных ресурсов и рынка. Однако в одном и другом случаях национальным государствам, скорее всего, придется расстаться с традиционными формами исторического существования. Угроза национальным суверенитетам коренится уже в самой логике новейшей мирохозяйственной практики. Появление транснациональных экономических и финансовых структур, крупных региональных экономических субъектов с собственной ресурсной базой и рынками сбыта ставят национальные хозяйства в уязвимое положение. Очевидно, что у малой экономики скромные возможности для успешной конкуренции с большой экономикой. Именно на этом обстоятельстве спекулируют те, кто добивается «глубокой интеграции». МТЗ, МАЗ, БелАЗ и другие лидеры белорусской промышленности – предприятия, производящие хорошую в своем классе продукцию. Пусть спрос на эту продукцию внутри Беларуси составляет 20%. Куда продавать остальные 80%? В Китае и Европе такие же тракторы, машины и прочие агрегаты производят с избытком и зачастую предлагают по более привлекательным ценам. К тому же почти повсюду действуют протекционистские меры. На этом примере совсем не сложно увидеть, как небольшая экономика помимо своей воли становится заложницей фундаментальных процессов современности. Восточная соседка вполне может позволить себе, сильно не опасаясь ответной реакции белорусской стороны, сказать: «Отползайте, но тогда забудьте о преференциях на нашем рынке, забудьте о российских кредитах, а тракторы мы купим еще дешевле у китайцев». Бессердечная логика, но где в мире сердечность служит основой межгосударственных отношений? Когда Беларусь вошла в игру под названием «Союз России и Беларуси», уже тогда было понятно, что за экономические уступки Москва рано или поздно потребует от нее уступок политического характера. Углубление интеграции, к которому накануне 2019 года призвали российские лидеры, есть не что иное, как предложение начинать платить по политическим счетам. Тем более что ревнителям российской державности на руку, как отмечалось выше, новейшие тенденции, связанные с трансформацией мироустройства и кризисом национальных государств.

Между несогласными мирами

Борьбу на российско-белорусском интеграционном треке опасно осложняет давнее противостояние между Россией и Западом. Две силы уперлись друг в друга, мечут стрелы, брызжут ядом угроз и апокалиптических проклятий. Желание России быть великой глобальной державой и стремление Запада противодействовать этому придают такой конфронтации брутальный характер. Как иллюстрация – статья под названием «Управляя распадом России» в газете The Hill, освещающей деятельность Конгресса США. Януш Бугайский (научный сотрудник вашингтонского аналитического центра анализа европейской политики) рассуждает: «Чтобы сдержать российский неоимпериализм, нужна новая стратегия, которая будет способствовать упадку России и позволит преодолеть международные последствия от ее распада. Геополитические попытки Запада «сломать» Россию вызывают у нее ответную реакцию противодействия, желание передвинуть границу от Смоленска к Бресту.

Опасные геополитические игры окружают Беларусь с разных сторон. Конечно, хотелось бы все-таки отползти. Но где нас ожидают? За Западным Бугом? Это не новость. Как не новость и то, что на Беларусь оттуда кое-кто смотрит как на восточную окраину. Конечно, у нас есть неплохие шансы занять место недостающего звена в так называемой Балто-Черноморской «санитарной» дуге, которую западные геополитики стремятся образовать на границе Евросоюза с Россией. Но станет ли приглашение на эту роль охранной грамотой для белорусского суверенитета? Новейшие исторические реалии существования Беларуси таковы, что сберечь этот «клочок земли», не группируясь ни с одной из сторон, разыгрывая одну-единственную роль моста между Востоком и Западом, крайне сложно. Не надо обольщаться и думать, что находясь под дождем, мы сможем неограниченно долго двигаться между струями воды, не намочив платья.

Апостолы «глубокой интеграции»

На восточном контуре внешней политики Беларусь приблизилась к красной линии. Чего же конкретно добиваются радикальные апостолы «глубокой интеграции»? Во-первых, они полагают и, по-видимому, не без оснований, что нас ожидает новый миропорядок. Не лишен смысла и второй тезис. Глобализация в какой-то точке остановится, начнется ее откат (показательно, что на нынешнем международном экономическом форуме в Давосе одной из сквозных тем была именно деглобализация). Образуется небольшое число супергосударств (об этом уже шла речь). Россия претендует на строительство именно такого супергосударства. В новых реалиях малые национальные государства попросту не смогут самостоятельно выжить. У них, убеждены архитекторы «глубокой интеграции», нет лучшего выхода, чем идти под начало сверхдержавы. Беларусь со своим ограниченным внутренним рынком и сложившейся структурой производства не имеет шансов на успех в одиночном плавании. Начавшись с Беларуси, рассуждают далее в Москве, объединительный процесс затем перекинется на другие ныне суверенные государства из числа бывших советских республик. Вхождение в режим «глубокой интеграции» поможет Беларуси справиться с экономическими и социальными трудностями, в том числе перейти на внутрироссийские цены на энергоносители. В сухом остатке концепция союзного строительства по понятиям радикальных сторонников интеграции такова: белорусы соглашаются на российское пилотирование, а взамен получают бесплатный чечевичный суп.

Менее плотоядные интеграторы говорят белорусской стороне: ладно, вы не хотите уступать государственный суверенитет, тогда давайте создавать прочный политический союз, общее экономическое пространство, которое отчасти уже существует. Начнем вводить в действие элементы общей системы государственного управления. Единого государства не будет, пока мы не найдем, как решить проблему общей эмиссии денег и не снимем другие спорные вопросы. Иначе говоря, мы, российская сторона, хотим видеть эффективно работающий российско-белорусский союз с очень высоким уровнем политической интеграции и полной экономической интеграцией. Союзная практика должна опираться на общие органы политического и экономического планирования. В перспективе Беларусь станет частью крупного союзного федеративного государства на евразийском пространстве.

Нужен проект будущего

Как видим, российско-белорусская история напряглась. Российские политики полагают, что Минск, несмотря на риторику, не может, не готов оторваться от России. Отодвинуться в Европу, по их мнению, мешает фактор НАТО, Польши, стран Балтии. Конечно, белорусская политическая и экономическая модель, властная вертикаль во многом перпендикулярны российской модели. Но в еще большей степени белорусские институты отличаются от европейских. Политическая организация белорусской власти в глазах европейских лидеров недемократична и нелиберальна. Поэтому, считают в Москве, Минску все равно рано или поздно придется принять российскую политическую и экономическую модель и договариваться с российским руководством об условиях прекращения интеграционного сопротивления.

Судьба была благосклонна к Беларуси. Общество привыкло к относительно безмятежному постсоветскому существованию. Однако мир стремительно меняется. Беларусь не сможет долго уклоняться от новых укладов жизни. Чтобы сохранить траекторию национального движения, надо ее совершенствовать. В том числе своевременно и на приемлемых для национальных интересов условиях вписываясь в интеграционные форматы. Современные мировые тенденции, как отмечалось выше, создают угрозы национальному существованию. Но они не фатальны, если, конечно, правильно понять и оценить новейший общественный процесс и не ошибиться относительно своего места в нем. На недавней встрече с бывшими главами МИД Республики Беларусь президент А.Лукашенко заявил: «Мы должны защитить суверенитет и независимость». Призыв, бесспорно, важный и своевременный, но остается понять, как его пафос согласуется с сочинскими высказываниями белорусского президента, который, рассуждая о российско-белорусской интеграции, заявил: «Мы готовы настолько идти далеко в единении, объединении наших усилий государств и народов, насколько вы готовы…».

Современные вызовы носят объективный характер. Им надо двигаться навстречу, но для этого нужен хорошо выверенный национальный проект будущего, твердое понимание того, что такой проект может быть только групповым, то есть основанным на сложении усилий различных субъектов исторического процесса. Самое сложное в белорусском выборе – определить других участников проекта. Найти разумную формулу исторической кооперации с ними, при этом избежав «чечевичной» ловушки.

Решать эту задачу в одиночку власти вряд ли под силу и опасно. Участие в этом деле общественности, возможно, определяющий фактор. Именно поэтому наше общество нуждается в диалоге и дискуссии. Широкая дискуссия по поводу той истории, которая развернулась вокруг белорусского суверенитета, защита его – дело, безусловно, общественное, а не только правящей элиты.

В ситуации острых современных вызовов правящий класс не может обойтись прежними политическими инструментами, заточенными под автократические технологии. Он нуждается в общественной консолидации и партнерстве со всеми конструктивно настроенными политическими силами. События на внешнем контуре недвусмысленно говорят о том, что позиция руководства Беларуси, если оно хочет устоять и удержать интересы страны, должна опираться на широкую политическую коалицию, на сознательную национальную поддержку. С ультиматумами (от какой бы внешней силы они ни исходили) справиться закулисно белорусская власть не сумеет. Рано или поздно ей выкрутят руки и затолкают (если еще не затолкали) в «нужную» колею.