Онколог рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о средствах борьбы с раком и видах злокачественных опухолей, которые успешно лечат.

— Онкология — одно из самых динамично развивающихся направлений в медицине, — говорит заместитель директора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н. Н. Александрова, член-корреспондент НАН Беларуси, доктор медицинских наук профессор Сергей Красный. — Год проходит, и появляются новые технологии. В Беларуси каждые 3–5 лет пересматривают алгоритмы диагностики и лечения рака. Новые уже утверждены Минздравом с учетом выхода на рынок высокоэффективных лекарственных средств. Речь идет о таргетных (целевых) препаратах, действующих только на опухолевые клетки, не затрагивая при этом здоровые клетки и ткани.

— Много таких препаратов создано?

— В мире около 600 (6 из них производят в Беларуси). Одни лекарства широко используют, другие проходят клинические испытания, в ближайшее время их начнут применять. При включении в наши алгоритмы учитывали соотношение цены и эффективности. Что имеется в виду? Некоторые таргетные препараты очень дорого стоят. Курс лечения в месяц может достигать 10–15 тысяч долларов в эквиваленте, а некоторыми — 150–500 тысяч долларов. Все это имело бы смысл, если бы лечение приводило к выздоровлению. На самом деле эффективность многих таргетных препаратов под большим вопросом. В среднем после подобной терапии человек может прожить от 4 месяцев до 1 года, иногда до 2 лет. Есть исключения. О них позже. Естественно, при таком раскладе ни одна страна, включая США, не может всем пациентам проводить лечение столь дорогостоящими лекарствами. Поэтому каждая страна определяет для себя препараты, какие она способна потянуть.

— Какие лекарства выбрала Беларусь?

— В наши стандарты включены те, которые показали наибольшую эффективность при относительно невысокой цене. Проводить лечение препаратами ценой в 500 тысяч долларов за один курс мы не можем себе позволить. За основу брали увеличение продолжительности жизни пациентов на полгода.

— В нашей стране онкопациентов лечат за счет бюджета. Скажите, сколько денег в 2019-м выделено на закупку таргетных препаратов?

— Около 50 млн долларов из республиканского бюджета (в 2018-м — 40 млн долларов). Знаю, что еще из местных бюджетов расходуются значительные средства. Насчет сумм не в курсе.

Онколог назвал виды злокачественных опухолей, которые успешно лечат в Беларуси
Сергей Красный

— Вы говорили про эффективность этих лекарств, но не сказали, против каких видов рака.

— В первую очередь — рака молочной железы. Эта злокачественная опухоль — лидер в применении таргетных препаратов. Причем не только при лечении запущенных случаев, но и при определенной генной мутации в организме. Лекарство воздействует только на плохой ген, который привел к раку, и в Беларуси этот препарат выпускают. Мы его назначаем при начальной стадии болезни, когда по организму не распространились метастазы.

В нашей стране производят еще один таргетный препарат, он препятствует развитию опухолевых клеток в кровеносных сосудах. Объясню: для роста и питания опухоли необходимы дополнительные кровоток, сосуды. Препарат тормозит этот процесс и не дает опухоли развиваться. Применяем его для лечения многих злокачественных опухолей (при метастатических формах). Особенно он эффективен при метастатическом колоректальном раке.

— Белорусские онкологи утверждают, что достигли хороших результатов в лечении рака молочной железы и рака предстательной железы. Преувеличивают?

— Отнюдь. Эти два вида рака в нашей стране действительно успешно лечат. При раке предстательной железы почти все пролеченные пациенты переживают 10-летний рубеж. Аналогично и с РМЖ, кроме запущенных стадий заболевания и наличия агрессивных форм опухолей, которые быстро прогрессируют. Но их не так много. Что касается ранней диагностики, то скрининг (масштабное медицинское обследование пациентов определенной возрастной категории) проводят во многих областях нашей страны. Единственное, всех сразу на обследование медики позвать не могут. Поэтому постепенно приглашают для прохождения скрининга здоровых или считающих себя здоровыми людей.

— Скрининг рака предстательной железы в чем заключается?

— В сдаче анализа крови на ПСА — простатспецифический антиген. Его делают в любом регионе республики бесплатно или платно. Стоимость небольшая. Один раз в два года любой может позволить себе сделать такой анализ. Цена варьируется от 1 до 15–20 долларов в зависимости от используемого оборудования и реактивов. Если всё отечественное, предназначенное для скрининговых программ, то стоимость исследования небольшая, если импортное — повыше.

— А рака молочной железы?

— Скрининг рака молочной железы рассчитан на женщин в возрасте 50–70 лет. Им выполняют рентгеновскую маммографию один раз в два года. В более молодом возрасте это обследование малоинформативно из-за высокой плотности ткани молочной железы. Плохо видно, и результат очень сложно анализировать. С возрастом молочная железа становится менее плотной. Мы пока не можем внедрить скрининговую маммографию по всей стране. В некоторых районах еще нет соответствующего оборудования. Но в течение 2019 года эта проблема будет решена.

Женщинам в возрасте до 50 лет предлагаем сделать УЗИ молочной железы. Более информативна МРТ-диагностика. Но, к большому сожалению, ее весьма сложно сделать — требуется специально адаптированное оборудование. И далеко не каждый МРТ-томограф подойдет для этой цели.

Справочно

В 2018-м у мужчин наиболее часто выявляли (исключая базалиому кожи) рак предстательной железы, легкого, колоректальной зоны, желудка, почки, полости рта и глотки. У женщин — рак молочной железы, колоректальной зоны, тела матки, желудка, щитовидной железы и яичников.

Среди основных причин, ведущих к возникновению и развитию злокачественных опухолей, помимо плохой наследственности, — старение населения, курение, неправильное питание. Белорусы едят много сладкого, а опухоль питается в основном глюкозой, отсюда и предпосылки к развитию заболевания.

В Беларуси лечение пациентов таргетными препаратами проводят по решению консилиума. Такая практика внедрена, например, в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н. Н. Александрова. Там есть Республиканская молекулярно-генетическая лаборатория канцерогенеза (ДНК-лаборатория) и ПЭТ-центр (Центр позитронно-эмиссионной томографии). По результатам ДНК-диагностики и высокотехнологичных обследований в ПЭТ-центре онкобольным назначают таргетные препараты.