Фото с сайта zautra.by

Кто ставит палки в колеса белорусского экспорта и как это исправить, мы спросили у руководителя инициативы «Минский диалог» Евгения Прейгермана.

Отрицательное сальдо внешней торговли товарами за 2018 год составило 4 миллиарда 682,8 миллиона долларов, следует из данных Национального статистического комитета.

— С чем связано внушительное отрицательное сальдо во внешней торговле Беларуси?

— С Россией у нас традиционно внушительное отрицательное сальдо за счет большого объема импорта энергоносителей. А с Евросоюзом традиционно плюс. И в последние годы он постоянно увеличивается. В правительстве говорят о том, что треть экспорта должна идти на ЕС, еще треть на Россию и треть в страны «дальней дуги». У нас сегодня большая зависимость от России, и если там начинается турбулентность, то снижается покупательная способность этого рынка, что произошло после 2014 года в результате падения цен на нефть, а также введения санкций.

Сейчас еще наблюдается и линия на агрессивное импортозамещение, которая проводится в России и, так или иначе, сказывается на нас. Это отражается на возможностях экспорта белорусских промышленных товаров. Вот почему активизируются поиски новых рынков. Понятно, что российский рынок тем и интересен, что там белорусская продукция была конкурентоспособной, а на других рынках она не выдерживает конкуренции.

Почему белорусские товары не пускают в ЕС
Евгений Прейгерман

— Какие еще преграды есть для белорусского экспорта?

— Помимо конкуренции есть еще ряд регулятивных ограничений, скажем, с Евросоюзом. Туда идут наши нефтепродукты, их забирают с большим удовольствием. А вот белорусской сельскохозяйственной продукции туда практически нереально попасть. На заседании координационной группы Беларусь-ЕС в декабре прошлого года белорусская сторона констатировала, что Евросоюз создает нетарифные барьеры и даже не хочет обсуждать этот вопрос. Это не позволяет вести разговоры не только об экспорте некоторой белорусской сельхозпродукции, но даже иногда о транспортировке по территории ЕС. Понятно, что это не является политикой, направленной против Беларуси, а традиционная защита европейского рынка.

Огромная проблема в том, что какие-то группы белорусских товаров шли на российский рынок иногда по политическим договоренностям, а не потому, что они были конкурентоспособными по цене и качеству, и там продавались. Сейчас на других рынках наши производители нередко неконкурентоспособны, а часто и работать не умеют.

Попытки найти новые рынки могут быть точечными и удачными, но вряд ли они произведут революцию сами по себе. Нужна новая конкурентоспособная продукция. В последние годы растут надежды на сектор услуг, на ту же ИТ-сферу, которая из года в год демонстрирует хорошие показатели прибавления. Но это пока не та ниша, которая может полностью закрыть потребности, которые ранее закрывались другими секторами экономики.

— Что нужно сделать правительству, чтобы улучшить ситуацию с торговым балансом?

— Это работа по продавливанию условий нашего присутствия на различных рынках, в том числе и работа по ВТО, поскольку мы работаем по их условиям на входе импорта, но не имеем равных условий для нашего экспорта. Также одно из направлений – открытие новых рынков для стран Евразийского экономического союза. В частности, уже подписано соглашение о зонах свободной торговли с Вьетнамом, ведутся переговоры с рядом других государств.

Но самая большая проблема и вызов – это то, что могут производить конкретные экономические субъекты, что могут предложить производители. В этом отношении нельзя сказать, что здесь правительство ничего не может сделать, но это, скорее, внутренняя работа по созданию максимально привлекательных удобных условий для того, чтобы на территории Беларуси эти производители работали. Опять же, ИТ-отрасль показывает, каким образом это можно сделать за счет льгот, создания особых зон.

Это тема тоже неоднозначная, поскольку, с одной стороны, это дает импульс, с другой стороны, это ограничения получения подпитки в бюджет, налоговых поступлений. Понятно, что просто так отказаться от налоговых поступлений невозможно, но, по крайней мере, как некая модель это существует.

И третий момент — то, что в нынешних условиях, наверное, сделать и нельзя, это изменение неэкономических условий на различных рынках. Опять-таки, происходящее на российском рынке – во многом последствия геополитических проблем, с которыми столкнулась Россия: вначале санкции и обвал цен на нефть, а сейчас политика импортозамещения, при которой Беларуси играть очень сложно.