Фото с сайта Pixabay.ru

В условиях цифровой реальности, которую создают для нас IT-корпорации, будущее не за программистами, как многие думают.

В будущем ключевыми станут человековедческие профессии — коммуникатор, переговорщик, коучер — которые помогут людям жить в условиях постоянно меняющегося мира. Ведь главный страх сегодня — неопределенность. Как новые технологии меняют общество, и готова ли переварить эти перемены наша психика, обсудили участники Гайдаровского форума — 2019.

«Цифровизация ускоряется. Но проблема в том, что мы не знаем, куда именно летит этот экспресс. Мы понимаем, что многие процессы будут идти быстрее, и это перевернет нашу жизнь. Но мы не знаем о них ничего, кроме скорости», — отметил заместитель председателя правления Германо-Российского форума Вильфрид Бергманн.

У нас по-прежнему много нерешенных правовых вопросов, начиная с самых простых. Например, каким качеством права обладает автомат по продаже чего-либо? Он инструмент? Агент? Как оформляются в этом случае отношения? Кто будет отвечать в случае ущерба? Все это влечет за собой вопросы ответственности и гарантии, страхования.

Очевидно, что платежные системы постепенно вытесняют наличные. Но какими будут последствия для экономики? Хотим ли мы, чтобы живые деньги заменил блокчейн, как считать риски, с этим связанные, в мировом масштабе?

Не больше ясности и в том, как цифровизация изменит образование: нужны ли нам будут учебные аудитории, спортивные и актовые залы, столовые и общежития, деканаты и администрации, и чем займутся профессора, начитав свои лекции на видео.

Вот это количество неизвестных вызывает неуверенность в обществе. Ведь во многих сферах цифровизация означает коренное изменение рынка труда. Уже сейчас люди все чаще покупают билеты через интернет. И система реагирует.

Так, «Германские железные дороги» уже заявили о сокращении сотрудников билетных касс. Немецкий опыт заинтересовал РЖД, потому что похожие процессы идут и в России. И это только железные дороги.

Во всем мире люди боятся потерять свои рабочие места, когда их профессии станут невостребованы. Этот страх порождает опасные процессы в обществе. Но силовыми методами их не подавить.

По мнению Бергманна, людей нужно не просто переквалифицировать — дать им другую профессию на смену устаревшей. Нужно встроить их в систему постоянного обучения — в течение всей жизни. Вопрос только в том, готовы ли они эмоционально жить в новой системе координат.

«Внутренняя готовность к изменениям зависит от того, сможем ли мы предложить людям какую-то перспективу. Мы пока сами не знаем. Но поскольку от этого в большой степени зависит личное благополучие многих людей, которым нужно кормить семьи, мы обязаны найти решение», — считает Бергманн.

Мир усложняется, становится все более разнообразным и неопределенным, и готовность человека и человечества к постоянным изменениям — вопрос ключевой, согласился директор по гуманитарной политике РАНХиГС Александр Асмолов.

«Наша беда заключается в том, что мы учим людей адаптироваться. Не меняться вместе с миром, а только приспосабливаться к текущим условиям. Это уменьшает готовность человека к тем вызовам, которых еще не было», — считает Асмолов. Поэтому вопрос «Адаптироваться или трансформироваться?» сегодня звучит как «Выживать или жить?»

По словам Асмолова, наша психика способна к работе в условии постоянных перемен. В каждом человеке заложены уникальные возможности для рефлексии, критического осмысления мира и изменения стереотипов. Но главное — в нас заложена толерантность к неопределенности.

«Именно она выступает как мощнейший индикатор готовности каждого к трансформации. Но эту готовность очень часто убивает тоталитарная закрытая система, которая стремиться к консервации знания, к тому, чтобы штамповать стандарты, опираясь только на прошлый опыт. Отсюда этот дикий страх перед новыми технологиями», — отметил Асмолов.

Чтобы готовить людей к будущему, о котором никто ничего пока не знает, нужна тотальная перемена в образовании, сверхскорости в области переподготовки специалистов, новые системы, ключом которых стала бы работа с неопределенностью, считает эксперт.

Главное, что сейчас происходит — резкое изменение картины мира. Если раньше в цивилизованных странах люди больше всего боялись смерти, то теперь, как показало прошлогоднее исследование, на первое место в списке человеческих страхов вышел страх потери смысла.

«Будущее за человековедческими профессиями, за мастерами по работе с сознанием: коучерами, мотиваторами, коммуникаторами, переговорщиками. Это будет самая перспективная сфера — работа с личностью, которая даст возможность помочь каждому человеку найти себя. Персонологическая навигация навсегда станет востребованной профессией», — считает Асмолов.

Каким должно стать образование, чтобы вооружить людей против вызовов, которых еще не было, пока не очень понятно. Правда, одну подсказку Асмолов все-таки дал.

«Недавно китайские ученые опросили экспертов компаний Microsoft и Google о том, как они учились, и оказалось, что самые успешные из них те, кто читал в детстве фантастику. Они получили уникальный опыт воображения.

По сути, фантастика — предадаптация к непредсказуемому, постоянно меняющемуся миру. И те, кто читал про хоббитов и Гарри Поттера, оказались лучшими, самыми успешными и счастливыми среди лидеров корпораций-гигантов в сфере новых технологий», — отметил он.