СИЗО Гомеля - здесь сидят все, кого задерживают в городе по статье 328

В последний момент белорусский парламент отказался смягчать наказание по «антинаркотической» статье 328 УК. Как это происходило, и что будет дальше, — в материале DW.

В последний день работы белорусского парламента в 2018 году из законопроекта по изменению Уголовного кодекса Беларуси неожиданно были исключены поправки, касающиеся обещанного властями смягчения наказания по статье 328 УК «Незаконный оборот наркотических средств». С 2015 года возрастной порог ответственности по ней начинается с 14 лет, а максимальный срок лишения свободы за сбыт наркотиков увеличен с 15 до 25 лет. После обращения родителей осужденных законодатели пришли к выводу, что наказание очень строгое, и если бы закон прошел второе чтение, на свободу могли выйти более тысячи человек.

Тайна 14 декабря

Власти Беларуси обманули ожидания родителей граждан, осужденных за наркотики
Татьяна Каневская

В последний день сессии 20 декабря, вспоминает одна из лидеров инициативы «Наше право» из Гомеля Татьяна Каневская, к матерям вышли депутаты Василий Чекан и Валентин Михневич, которые заявили, что пока нет единого мнения по изменению закона в сторону смягчения. С их слов, в процесс принятия решения вмешались МВД и Верховный суд, высказавшиеся против. Также 14 декабря поступило обращение матерей, попросивших смягчения санкций не только для запланированных частей 2 (с целью сбыта) и 3 (совершение преступления группой лиц) статьи 328 УК, но еще и части 4 (организованная группа). Инициативе «Наше право» было сообщено, что ходатайство подала лидер движения «Матери 328» из Гродно Лариса Жигарь.

Однако Лариса Жигарь в комментарии для DW опровергла это, указав, что на 14 декабря была назначена обычная рабочая встреча в парламенте. И 90 матерей съехались в Минск, чтобы как раз узнать, почему депутаты постоянно переносят голосование по поправкам на самый конец сессии. В фойе Палаты представителей, вспоминает она, прошли лишь 13 человек, включая ее, и никто никаких ходатайств не подавал: «Ведь это не было предусмотрено».

Позже ей стало известно, что лишь 18 декабря по почте в парламент действительно пришло письмо от родителей осужденного, отбывающего срок по части 4 статьи 328 УК, с просьбой о смягчении наказания, предусмотренного законом за незаконный оборот наркотических средств, осуществленного в составе организованной группы. По ее мнению, парламентарии и воспользовались этим письмом, чтобы провалить изменения в антинаркотический закон.

Раскол движения матерей

Власти Беларуси обманули ожидания родителей граждан, осужденных за наркотики
Лиана Шуба

Сегодня, говорит активистка из Жлобина Лиана Шуба, многое видится по-новому. В движении матерей, признает она, произошел раскол сразу после голодовки протеста в мае 2018 года, которая заставила власти считаться с родителями осужденных. Сообщество под названием «328 — не просто цифры» разделилось на «Движение матерей 328» с центром в Гродно и инициативу «Наше право», неформальным лидером которого является Татьяна Каневская.

Как это произошло, она сегодня не может объяснить — кажется, что само собой, но допускает, что не обошлось и без помощи спецслужб. Расколом, отмечает Шуба, пользуются власти: когда нужно, на встречи в парламент приглашаются активистки из «Нашего права», и тогда там никогда не бывает Ларисы Жигарь, а на встречи парламентариев с «Движением матерей 328» никогда не приглашают активисток из Гомеля.

Юрист из Бреста Атика Королюк отмечает, что законопроект, внесенный в парламент, был подготовлен Советом министров Беларуси. У матерей был свой вариант законопроекта, над которым работала и она, но чтобы показать лояльность власти, они решили согласиться на правительственный. Известно, что текст законопроекта был согласован в Администрации президента, говорит она, но почему в последний момент был дан задний ход, остается тайной.

Объяснения депутатов Чекана и Михневича, продолжает Лиана Шуба, не выдерживают никакой критики. МВД и Верховный суд, поясняет она, являются частями исполнительной и судебной властей, но никак не законодательной. Но получается, что именно они принимают законопроекты вместо парламента. Кроме того, белорусские граждане не имеют права законодательной инициативы, поэтому обращение родителей 14 декабря не могло стать основанием для рассмотрения в парламенте.

Удар под дых

К лету, отмечает Татьяна Каневская, могли выйти на свободу более тысячи человек. Об этом открыто говорила еще 11 декабря на круглом столе председатель парламентской Постоянной комиссии по законодательству Наталья Гуйвик. Благодаря планируемому смягчению законодательства автоматически освободились бы 800 заключенных, и еще несколько сотен имели бы право подать надзорные жалобы. Но законопроект был принят без учета интересов осужденных за наркотики, и матерям теперь придется начинать все с нуля.

Происходившее в парламенте, говорит она, напоминало детектив. В начале декабря все были уверены, что законопроект пройдет второе чтение. Однако в течение недели сначала поступила информация об отзыве закона, потом его якобы вернули в повестку дня, а в итоге из общего документа, в котором содержалось 96 пунктов изменений в УК Беларуси, были исключены те, что касались статьи 328.

Матери не готовы к новой голодовке из-за пошатнувшегося здоровья, отмечает Лиана Шуба. К тому же власти очень грамотно выбрали дату для отказа от своих намерений. Учитывая, что в Беларуси Рождество празднуется дважды, 25 декабря — католиками, а 7 января — православными, скандал потонул в череде праздников, не позволяя матерям оперативно отреагировать. «Это был просто удар под дых», — добавляет Татьяна Каневская.

Пока матери планируют снова реанимировать свой законопроект, говорит Лиана Шуба. Теоретически есть возможность предложить его парламенту через одну из двух оппозиционных депутатов — Анну Канопацкую. Обещание парламентариев вернуться к старым поправкам на следующей сессии 2 апреля она назвала ложью — юридических оснований для этого нет.