Фото с сайта MogilevNews.by

Белорусский рубль существенно сдал позиции по отношению к трем валютам, которые составляют валютную корзину. Что с ним происходит и чего стоит ожидать в дальнейшем?

Как отмечает старший аналитик Альпари Вадим Иосуб, на основании одних торгов нельзя говорить о каких-то макроэкономических изменениях в экономике страны, с зарплатами, экспортом или импортом.

— Кстати, недавно мы видели, как все три иностранные валюты падали. Для одновременного и роста, и падения всех трех валют (особенно с волатильностью большей обычного) есть одинаковые микропричины. Могут быть даты, совпадающие с погашением налогов, когда срочно нужны белорусские рубли и крупные предприятия массово продают валюту, чтобы заплатить эти налоги.

Бывает, одному или нескольким крупным предприятиям понадобилась валюта, например, чтобы сделать платеж по валютному кредиту. Объем рынка у нас достаточно скромный (26 декабря по доллару, евро и российскому рублю суммарный объем составлял 40 миллионов долларов, причем почти 30 миллионов приходились именно на доллар). Если кому-то понадобилось порядка 10 миллионов долларов, то такая сумма в течение дня может очень сильно подвинуть котировки. Искать тенденцию здесь не надо.

— Может ли на курсе белорусского рубля сказаться ситуация, которая сейчас складывается у нас с Россией?

— В долгосрочной перспективе отсутствие компромисса по налоговому маневру будет иметь негативные последствия для рубля. Но до Нового года или сразу после него никакой реакции мы, скорее всего, не заметим. Более того, мы можем ее не заметить в течение всего следующего года, поскольку возможный ущерб за этот период — порядка 300 миллионов долларов. Это достаточно скромная сумма, чтобы на нее как-то отреагировали экономика и валютный рынок.

В долгосрочной перспективе это может влиять, в том числе и на валютный рынок через ухудшение платежного баланса при экспорте нефти: тратить на сырую нефть мы будем больше, а получать — меньше. Но это произойдет после того, как де-факто ухудшатся торговые условия с нефтью, во-вторых, когда это случится, эффект будет сколь-нибудь заметным приблизительно через три месяца. Резкой реакции рынка даже в отсутствие любых договоренностей между Путиным и Лукашенко в ближайшее время я бы не ждал.

— В уходящем году на чистой основе граждане продали валюты меньше по сравнению с 2017 годом. С чем это связано?

— С ростом средних зарплат и реально располагаемых доходов населения. Люди сдают накопленную валюту, когда у них нет альтернативных источников существования. Чем меньше у людей денег, тем больше они сдают ранее купленной валюты для поддержания привычного уровня жизни. И наоборот, когда доходы растут, пропадает необходимость сдавать валюту. Если доходы и дальше продолжат свой поступательный рост, и если они будут это делать в отрыве от производительности труда, мы придем к другому эффекту, когда у белорусов денег будет настолько много, что на «лишние» деньги они начнут покупать валюту. Этим и опасен рост доходов в отрыве от производительности труда.

— Достижима ли эта сакральная цифра в 1000 рублей средней зарплаты?

— Мы ее достигнем в декабре, а в январе средняя зарплата, как это происходит всегда, по отношению к декабрю упадет, потому что в декабрьских зарплатах будут, например, премии к Новому году. Но, возможно, к марту-апрелю мы вернемся к этому уровню, и дальше зарплаты потихоньку будут расти.