Юрий Пашик. Фото: ecolog.by

Российский чиновник требует исключить директора ОАО «Беллис» Юрия Пашика из состава экспертов одного из ключевых подкомитетов ЕЭК.

Замминистра экономического развития России Савва Шипов называет поведение Пашика «оскорбительным и некорректным».

«Полагаем, что подобные ситуации подрывают взаимное доверие сторон, препятствуют построению конструктивного диалога между представителями стран-членов Союза и дискредитируют деятельность консультативного органа», – пишет Шипов первому заместителю председателя Госкомитета по стандартизации Беларуси Валентину Татарицкому. Разумеется, письмо пошло по инстанциям…

Юрий Пашик на примере простых лампочек объяснил «Народной Воле», почему представители России вдруг объявили ему войну. 

За что любить Данкверта?

– На минуту представил, что было бы, если бы я написал аналогичное письмо относительно какого-то эксперта из Казахстана, Армении или России и принес его на подпись министру или вице-премьеру, – говорит директор «Белллис».

– Наверное, поинтересовались бы, что вы курите.

– Или что пил накануне, не ударялся ли головой…

– Юрий Александрович, а вы просто рядовой эксперт или имеете какой-то особый статус?

– Самый обычный! По образованию я радиоинженер, 30 лет занимаюсь своим делом, причем делаю это с огоньком, профессионально и по-честному. Мне кажется, меня можно упрекнуть лишь в том, что я настойчив. И если что-то говорю, а мой оппонент делает вид, что не понимает, действует по-другому, я повторяю заново.

– Вы выступаете на публике ярко, местами эпатажно. Шипов пеняет на ваше неоднократное оскорбительное поведение. Можете как-то прокомментировать?

– Я всегда говорю, что думаю. Например, на днях был телемост по обсуждению проекта Технического регламента ЕАЭС по энергоэффективности. Я называю этот документ проектом по принуждению Беларуси к собственной деградации, поскольку он содержит безграничный коррупционный потенциал и попытку, используя инструменты ЕАЭС, уничтожить в Беларуси определенную точку роста.

Я понимаю, что своей позицией и комментариями создаю большие проблемы для многомиллионного бизнеса, который круче многих криминальных! Например, наркотики нужно транспортировать, иметь сеть дилеров, это рисковый бизнес. А в ЕАЭС в техническом регулировании сейчас ноль рисков, никакой затратной части и криминальной ответственности. Штампуй бумажки-сертификаты и получай за каждую минимум 500 долларов. Это круче, чем себестоимость 100-долларовой купюры в Америке.

На мой взгляд, создана структурированная преступная система, которая полностью разваливает экономику стран ЕАЭС, и прежде всего – промышленность. Эта система создает угрозу потребителям, выгребает сумасшедшие деньги и не дает никаких шансов для развития малого, среднего и промышленного бизнеса. Здесь крутят огромные деньги – не один миллиард долларов – общий бюджет в ЕАЭС в области сертификации, плюс не один десяток миллиардов долларов – это стоимость фальсификата, который легализует система технического регулирования.

Как мне кажется, россияне во мне видят угрозу, бунтаря, который завел публику, и страны начали реагировать. Потому что вслед за мной эту тему остро осветил известный российский тележурналист Мамонтов  в фильме «Сертификат на совесть». Затем разразились армяне. Я ознакомился с их «Заявлением о причинении ущерба Республике Армения коррупционерами из Российской Федерации». Армяне открытым текстом пишут, что коммерческие структуры Российской Федерации «полностью незаконно вмешиваются в экономику, только в своих корыстных интересах монополизируют рынок подтверждения соответствия во всем ЕАЭС».

«Российские чиновники, которые управляют в сфере аккредитации обязательным подтверждением соответствия продукции, состоят в криминальном синдикате с несколькими известными коррумпированными российскими коммерческими структурами, которые работают по подтверждению соответствия почти всех видов продукции, – говорится в документе объемом, как роман «Анна Каренина». – За взятки чиновники дают разные преимущества, преференции. Если нужно, то не фиксируют административных нарушений и освобождают подопечных от штрафов, замалчивают факты нарушений единых для ЕАЭС правил сертификации, которые обнаружили другие контрольные органы.

…Испытанные и сертифицированные за две минуты товары, продукты для питания безнаказанно имеют хождение по ЕАЭС и Республике Армения, способны причинять вред населению, взрослым и детям. Такая продукция подлежит обнаружению и изъятию, а сертификаты и декларации – отмене. Основание их выдачи – недействительные результаты двухминутных фальсификаций в испытательной лаборатории (…) общества с ограниченной ответственностью (…) из Российской Федерации».

Этот увесистый документ направлен в том числе председателю Евразийской экономической комиссии и министру экономического развития России. Оказывается, не только я говорю о том, что ежемесячно какие-то органы выдают тысячи сертификатов соответствия! У них едва времени хватает, чтобы их выписывать, не говоря уже о каких-то там исследованиях и испытаниях техники. При этом российская таможня грузы с нероссийскими сертификатами отправляет в «красный коридор» для дополнительных проверок.

– А российские чиновники со всеми этими доводами не согласны?

– Россия подобные высказывания пытается интерпретировать как оскорбление национальных русских чувств, попытку разрушить атмосферу взаимной любви и дружбы. Хотя, если разобраться, какая любовь и дружба у меня может быть с главой «Россельхознадзора» Сергеем Данквертом, утверждающим, что в белорусской молочке есть антибиотики, которым лечат венерические заболевания? А я же понимаю, что стоит за этими фразами!

Кстати, россияне в ходе дискуссий могут легко оскорбить и унизить. Например, на днях во время очередного обсуждения меня назвали белорусским Жириновским. Я ответил, что в Беларуси этот политик не является ориентиром, поэтому расцениваю это как не совсем корректное отношение ко мне…

Какие лампочки покупать?

– Савва Шипов считает, что ваше поведение противоречит нормам деловой этики…

– Не заметил…

Мне кажется, это письмо появилось в том числе и потому, что стали работать белорусские требования по энергоэффективности, а также надзор на рынке. И, кстати, они вскрыли даже для меня удивительные вещи!

– Например?

– Считалось, что фирменная продукция, конечно же, испытана. Мы никогда не претендовали на то, что только мы должны проводить испытания. Просили предоставить протоколы испытаний, и если они в порядке – мы выдаем сертификат соответствия. Так вот оказалось, что у половины компаний нет протоколов испытаний. Причем речь идет об известных компаниях! Это говорит о том, что те модели техники, которые поставляются для нашего рынка, не имеют реального подтверждения соответствия требованиям энергоэффективности. Все, что было завезено до 1 июля 2018 года, может продаваться без сертификатов, но это не говорит о том, что продукция такого рода вообще должна попадать в наши магазины.

Приведу пример, который касается каждого. На днях зашел в магазин возле своего дома и купил несколько лампочек. Сразу хочу предупредить: если видите лампочку накаливания с матовым стеклом – не покупайте. Она в принципе не способна соответствовать сегодняшним требованиям. В Европе лампочки накаливания с матовым стеклом называют нагревательными приборами, а не осветительными. Однако, если верить характеристикам светового потока и потребляемой мощности, указанным на упаковке, одна такая лампочка может освещать целую улицу! И мы это покупаем…

– Китайское?

– Нет, изготовитель ОАО «Брестский электроламповый завод», импортер – российская компания с многообещающим названием «Космос». Якобы экспорт. По своим характеристикам эти лампочки не имеют права на существование. Но они есть. Даже если они не имеют сертификата, они все равно должны соответствовать нашим сегодняшним требованиям.

– Но это хоть безопасная продукция?

– Некачественная, которая может, например, шумно потухнуть.

На упаковке другой лампочки написано, что она долговечная, работает 30.000 часов. Но это фейк! Не пожалейте денег – купите лучше брендовую. Например, один из известных производителей пишет «1000 часов», а не «30.000 часов». При этом срок гарантии такой «долговечной» лампочки указан три месяца, значит, столько она и будет работать на самом деле…

Знаете, какая консолидированная емкость рынка ЕАЭС по лампочкам? Почти миллиард штук. Годовая емкость рынка. Лампочки, которые мы с вами традиционно покупаем (за исключением фирменных), уходят с китайских заводов себестоимостью 20 центов. Мы в магазине за них платим 2–2,5 доллара за штуку. Маржинальность – 1000 процентов. Из них 25 процентов – это логистика, все остальное делят на троих дистрибьютор, оптовик и розница. Миллиард лампочек, маржинальность больше доллара. Миллиард только на одних лампочках! При этом почти никаких затрат – лежи себе на яхте и регулируй направление контейнеров.

Как вы думаете, почему при такой маржинальности рынка на территории двух стран – России и Беларуси – всего два полуживых предприятия в Саранске и Бресте, способных производить лампочки и покрывать сумасшедший объем общего рынка?..

– Вы все так красиво расписали, что я задумалась: может, открыть маленький ламповый заводик?

– Лампочки в этом смысле круче, чем алкоголь. Но… Если есть деньги, зачем их закапывать в промышленное предприятие? Рентабельность все равно не сможете обеспечивать на уровне 200–300 процентов – не дадут условия рынка. Поэтому зачем париться, если можно купить яхту и, лежа на берегу океана, просто регулировать поставки этого «счастья» на рынок?

Тема энергоэффективности вскрыла всю эту «финансовую сказку».

Обо всем этом я говорю на площадке ЕАЭС… И теперь мне понятно, почему россияне в течение почти двух лет тормозили введение в Беларуси процедуры сертификации по энергоэффективности…

Вот паршивец!

– Юрий Александрович, а вы расстроились из-за письма?

– Наоборот!

Там, кстати, неправильно указана моя фамилия – «Паршик». Видимо, когда автор писал текст, думал: «Вот паршивец!» Ну, и получилась в официальном документе описка по Фрейду… Но я расцениваю этот как комплимент, а не как оскорбление.

Не думаю, что это письмо – личная инициатива российского замминистра Саввы Шипова. Скорее, коллективное мнение российских чиновников, которые пытаются оказать на меня психологическое давление.

– Ясное дело, что за подобными наездами может последовать все что угодно – от внезапных налоговых проверок до обысков…

– Так приходили уже не так давно. Правда, сказали, что была какая-то анонимка, но мне ее так и не показали. Изъяли документы, посмотрели, затем вернули и даже не оставили записи в Книге контрольных проверок предприятия.

– Вы говорите, что речь о миллиардах долларов. Не боитесь, что завтра в вашей машине, например, случайно откажут тормоза?

– Такие деньги стреляют…

Я уже как-то говорил, что если бы работал в Москве, то от меня уже давно осталась бы только космическая пыль… Поэтому я больше смотрю в зеркало заднего вида и намедни даже пропустил камень, который сделал трещину в моем лобовом стекле…

– Сегодня в России собралась неплохая команда чиновников: Владимир Семашко, который стоит на страже белорусских интересов, Виктор Назаренко, которого вы лично хвалите за принципиальную позицию…

– Это действительно достойные люди, профессионалы, они правильно ориентированы с точки зрения национальных интересов страны.

– Простите, вам не кажется, что это лишь дело времени и цены вопроса?

– Нет, думаю все и проще, и сложнее одновременно. Их могут нейтрализовать какими-то рутинными вопросами, начнут выбивать из колеи мелкими задачами. Возможно, даже подставят в какой-то ситуации. И тогда начнется торг…

– А если вас все-таки уберут из состава экспертов?

– Для меня лично ничего не поменяется. Но позиция Беларуси, возможно, ослабнет. Все-таки я профессиональный эксперт. Старше меня по опыту работы никого нет уже. И все прекрасно понимают отношение ко мне за рубежом, в развитых странах, где меня знают и никто не может упрекнуть в каких-то закулисных играх.

Я понимаю, что в нашей области со мной непросто вести аргументированную дискуссию, особенно людям, которые не имеют достаточного опыта работы. Сложная отрасль, сложная тема… Кроме того, она еще вплетена в бизнес, политику, и на все эти вещи желательно смотреть со всех сторон, при этом с учетом международного опыта и практики.

Тем не менее бывший директор Департамента по техническому регулированию ЕЭК, перед тем как добровольно уйти со своей должности, направил мне письмо с просьбой представить предложения по формированию повестки дня для подкомитета по координации работ в области аккредитации и оценки соответствия. Разумеется, в вопросах, вынесенных на обсуждение, я указал наиболее чувствительные точки. Надеюсь, в самое ближайшее время все они, несмотря ни на что, будут рассмотрены. Потому что, на мой взгляд, это главные вопросы и обсуждать их надо по-серьезному и публично.

– После этой неприятной истории вы сделали для себя определенные выводы?

– Не могу сказать, что эта история для меня неприятна. Наоборот, это своеобразная форма признания наличия системных проблем.

– Москвичи не пытались купить вашу лояльность?

– Это практически невозможно. Я человек обеспеченный, нужды в деньгах не имею и отношусь к ним абсолютно прагматично.

– Деньги – как температура тела, они просто у тебя должны быть.

– Деньги нужны, чтобы обеспечить свободу. Но ты не должен перейти ту грань, когда их количество отнимет полученную свободу и ты станешь еще большим рабом денег, чем был при их отсутствии.

Я не считаю, что миллион долларов – это деньги, от которых человек чувствует себя свободно, тем более, если они не заработаны честным путем.

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Вчера ЕЭК проинформировала Юрия Пашика о том, что Росаккредитация предложила исключить из повестки дня заседания Подкомитета по координации работ в области аккредитации и оценки соответствия рассмотрение предложенного им наиболее злободневного вопроса «Об оценке эффективности системы аккредитации и практики подтверждения соответствия продукции требованиям техрегламентов Таможенного союза».

Как отреагируют на инициативы российской стороны представители стран-членов ЕАЭС и Госстандарта Беларуси, станет известно 12 декабря, когда в Москве состоится заседание подкомитета.