Фото с сайта zautra.by

Чем дольше белорусские власти медлят с приватизацией госактивов, тем ниже становится их рыночная стоимость. Но белорусские власти упорно тянут с приватизацией и даже при поиске денег на покрытие внешних долгов не рассматривают ее в качестве инструмента привлечения валюты.

Приватизация госсобственности как системный процесс в Беларуси давно заморожена, но время от времени появляются информационные поводы для актуализации этой темы. Так как все полномочия по приватизации предприятий в Беларуси сосредоточены в руках президента, то он, как правило, и озвучивает информационные послания.

Президент напомнил о критериях

На совещании о повышении эффективности строительного комплекса 23 ноября Александр Лукашенко заявил, что готов к приватизации белорусских предприятий, в том числе иностранными компаниями. Правда, добавил он, «еще раньше нужно ответить, надо ли нам это». Если же такое решение будет принято, то, критерии понятны. Первый критерий – это цена. Второй – что будет с работниками предприятий.

По словам А, Лукашенко, уже более пяти лет его из разных источников информируют о заинтересованности зарубежного капитала в инвестировании в производство стройматериалов. Возможно, речь идет об ОАО «Красносельскстройматериалы», – в июне вице-премьер Анатолий Калинин сообщал о готовности властей продать 100% акций этого предприятия за USD200 млн. Интерес к покупке ранее проявлял потенциальный инвестор из Ирландии – CRH Plc Но поскольку нет ответа на вопрос, что будет с работниками этого предприятия, то, как заявил А. Лукашенко, «нам такие предложения не нужны».

Между тем, на днях постановлением белорусского правительства акции ОАО «Красносельскстройматериалы» безвозмездно переданы управляющей компании холдинга «Белорусская цементная компания».

Контрольный пакет «Гомсельмаша» не продается

На днях вновь актуализирована тема приватизации «Гомсельмаша», хотя недавняя попытка потерпела фиаско. Напомним, в 2017 году белорусское правительство сформировало пилотный перечень из 22 предприятий для вхождения в их акционерный капитал китайских инвесторов, в который попал и «Гомсельмаш». К нему проявила интерес китайская корпорация «Цзуншэнь». Посол Беларуси в Китае Кирилл Рудый в начале 2018 года отмечал, что китайские компании сделали весьма конкретные предложения по покупке «Гомсельмаша».

Корпорация «Цзуншэнь» готова была купить 60-75% акций «Гомсельмаша», но без долгов и при условии сокращения численности рабочих на треть (выплату выходных пособий им должен был взять на себя бюджет). Корпорация также хотела заменить всех управленцев на китайских. Но Минпром Беларуси отверг условия потенциального инвестора.

Несмотря на этот опыт, отраслевое министерство, тем не менее, в 2018 году опять выставило госпакет акций «Гомсельмаша» на продажу. Государство готово продать 50% +1 акцию, но только стратегическому инвестору и на условиях реализации совместного инвестиционного проекта на сумму не менее 500 млн долларов. Если же инвестор продемонстрирует серьезный подход по развитию предприятия, то власти готовы продать и пакет в 75% + 1 акция.

Между тем, финансовая ситуация на «Гомсельмаше» за последнее время ухудшилась. Согласно данным бухгалтерской отчетности по итогам трех кварталов 2018 года, «Гомсельмаш» за 9 месяцев 2018 года получил чистый убыток в сумме BYN67,8 млн. Причиной этому стала высокая закредитованность валютными займами и девальвация белорусского рубля. Курсовые разницы от переоценки активов и обязательств составили более BYN120 млн – более трети всей выручки предприятия. Очевидно, что в сложившейся ситуации серьезный инвестор мог бы помочь «Гомсельмашу».

На заседании межправительственной белорусско-казахстанской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству 26 ноября первый вице-премьер Александр Турчин сообщил о готовности казахстанской компании купить пакет акций «Гомсельмаша». Правда, А. Лукашенко еще в августе заявил, что не собирается давать разрешения на сделки по покупке знаковых предприятий реального сектора. Отверг он и предложение о продаже контрольного пакета акций «Гомсельмаша». «Но скажу прямо: я не собираюсь «Гомсельмаш» продавать, я не хочу его приватизировать. Если Казахстан хочет получить здесь какую-то долю акций, мы не против. Да Казахстан и не претендует на то, чтобы управлять этим предприятием и получить контрольный пакет», – заявил А. Лукашенко.

Отметим, что «Гомсельмаш» давно сотрудничает с казахстанским предприятием «Агромашхолдинг KZ», которое является эксклюзивным дистрибьютором белорусской техники в Казахстане. На заводе в Костанае собираются комбайны из белорусских комплектующих. Продукция «Гомсельмаша» покрывает половину потребности Казахстана в сельхозтехнике. При этом страна остро нуждается в обновлении парка сельхозмашин. Отсюда и интерес к «Гомсельмашу». Только вот вопрос: в чем интерес потенциального казахстанского инвестора к покупке миноритарного пакета акций «Гомсельмаша»?

Казахстан давно не против

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев еще в 2011 года говорил об интересе казахстанских компаний к приватизации ряда крупных белорусских предприятий. Заявлялось, что Казахстан интересует машиностроение, химическая промышленность, нефтепереработка, сельское хозяйство.

В то время и А. Лукашенко отмечал, что в ходе переговоров стороны договорились о создании новых совместных предприятий не только в Казахстане, но и в Беларуси с участием казахстанского капитала. Было сказано, что Казахстан проявляет интерес к высокотехнологичным предприятиям Беларуси, среди которых был назван «Интеграл». «Мы тоже заинтересованы в инвестициях в это предприятие. Мне нравится предложение президента Казахстана, и в ближайшее время мы примем это решение в Беларуси, а также по ряду других предприятий», – сказал тогда Лукашенко. В числе преимуществ сотрудничества с Казахстаном в инвестиционной сфере он назвал очень хорошие контакты с высокотехнологичными странами в Азии, такими как Республика Корея и Япония. «Мы видим здесь не только инвестиции из Казахстана в подобные предприятия, но и очень хорошую связь Беларуси через Казахстан с азиатскими «монстрами», которые в этом отношении продвинулись», – аргументировал белорусский президент.

Но прошло время, а ни одной заявленной сделки не было реализовано.

В конце 2012 года посол Казахстана в Беларуси Ергали Булегенов сообщил, что Казахстан отказался и от переговоров о покупке госдоли в белорусском мобильном операторе МТС, поскольку озвученная цена в USD1 млрд казахстанскую сторону не устраивает.

Посол выразил надежду, что более успешным окажется проект по созданию в ОАО «Могилевхимволокно» комплекса по производству терефталевой кислоты. «Казахстан готов поставлять параксилол, на основе которого будут вырабатываться нефтепродукты и поставляться в третьи страны, поэтому это будет взаимовыгодно и для Беларуси, и для Казахстана», – сказал он и добавил, что вероятность реализации этого проекта очень высока.

Однако и этот проект не состоялся.

Комментируя отсутствие приватизационных сделок в Беларуси, посол Ергали Булегенов летом 2013 года пояснял, что в данном процессе в основном участвуют частные компании Казахстана, которые часто ожидают вероятных изменений в условиях приватизации. «Думаю, что постепенно к 2015 году, когда мы уже выйдем на создание Евразийского экономического союза, когда не будет никаких изъятий и ограничений в передвижении товаров, услуг, капитала, рабочей силы, тогда пойдет этот процесс, и этот интерес будет реализовываться. Это дело времени», – заявлял Е. Булегенов.

Дело времени

Между тем, на календаре уже конец 2018 года, а практически ничего не изменилось. В этом году в Беларуси не состоялось ни одного конкурса и аукциона по продаже госпакетов акций знаковых предприятий.

Напомним, некоторые попытки приступить к приватизации в Беларуси были предприняты десять лет назад. Летом 2008 года был утвержден план акционирования в течение 3 лет 519 крупных предприятий, а также озвучен перечень 147 предприятий, акции которых правительство было готово продать. Затем был утвержден новый трехлетний план приватизации на 2011-2013 годы. В результате в середине 2011 года продажи акций на конкурсах и аукционах в Беларуси активизировались. Впервые за последние несколько лет по итогам продаж в 2011 году результативными стали торги по госпакетам 36 ОАО, в то время как раньше удавалось заключать по 1-2 сделки в год.

Результативность торгов объяснялась во многом позицией правительства и теми небольшими полномочиями, которые оно получило в то время. По приватизации небольших предприятий. Невзирая на сопротивление снизу, правительство продемонстрировало готовность продавать госпакеты и обеспечило прозрачный механизм такой приватизации.

Приватизационную готовность белорусской власти в то время подстегнула позиция России. Москва собиралась лишить ближайшего союзника преференциальных условий поставок газа и нефти. И белорусское руководство всерьез испугалось, что без энергетических дотаций России не сможет поддерживать отечественные предприятия. Тогда-то правительство Беларуси впервые и заявило о новой масштабной стратегии привлечения ПИИ с помощью приватизации.

Однако полученные в 2011 году от России в рамках создания ЕЭП солидные энергетические дотации – беспошлинные поставки нефти и нефтепродуктов, а также снижение цены на российский газ сразу на 40%, (кстати, российский президент Владимир Путин оценил эти дотации в то время в 16% белорусского ВВП), остудили приватизационные намерения белорусских властей.

В 2012 году по поручению президента приватизационные списки с 2012 года отменены, то правительству пришлось вернуться к прежней процедуре продаж госпакетов акций малых и средних ОАО, – через индивидуальные распоряжения президента по каждой сделке. В результате процесс затормозился.

Обойдемся без приватизации

И хотя Беларусь и сегодня остро нуждается в привлечении денег на покрытие внешнего долга, а в условиях сворачивания директивного кредитования правительству поставлена задача привлекать в экономику ежегодно не менее USD3 млрд ПИИ на чистой основе, приватизацию как инструмент решения этих проблем власти не рассматривают. Как заявил министр финансов Беларуси Максим Ермолович 29 ноября на первом международном деловом форуме Банка развития для иностранных партнеров «Перекресток Беларусь» (BelarusCrossway`18), с точки зрения Минфина страна не столкнется с серьезными трудностями по рефинансированию своих обязательств в будущем. «Выплаты по внешнему долгу равномерно распределены по годам, к тому же суммы выплат достижимы для нас с точки зрения объемов рефинансирования», – подчеркнул М. Ермолович.

Отметим, что потенциальные источники поступлений валютных средств в Беларусь в 2019 году почти полностью обеспечивают предстоящие в наступающем году выплаты по внешнему долгу.

Белорусская сторона уже договорилась с РФ о пролонгации механизма перетаможки 6 млн тонн российской нефти. Согласно проекту бюджета на 2019 год, безвозмездные поступления в бюджет от иностранных государств сложатся в эквиваленте USD766 млн, подавляющую часть этих доходов представляют пошлины от реэкспорта 6 млн тонн нефти. По оценкам, в 2018 году Беларусь получит около 900 млн долларов пошлин от перетаможки российской нефти. Снижение в 2019 году этого объема обусловлено налоговым маневром в России, вследствие чего снизятся ставки экспортных пошлин на нефть. Кроме того, Минск и Москва продолжают торг по условиям и размеру компенсаций потерь Беларуси от налогового маневра в нефтяной отрасли РФ.

Также Беларусь и Россия ведут переговоры по выделению в 2019 году госкредита правительства РФ на рефинансирование долгов. Ранее белорусская сторона заявляла, что намерена получить около 1 млрд долларов для покрытия платежей по ранее выданным госкредитам РФ и кредиту Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Теперь речь идет о предоставлении госкредита РФ в сумме 630 млн долларов для рефинансирования выплат только России. Тем не менее, как заявил М. Ермолович, в 2019 году Минфин Беларуси «найдет способ погасить все остальные обязательства».

Отметим, что объем валютных ресурсов, которые в 2019 году может использовать Минфин Беларуси для выплат внешнего долга, включает доходы от экспортных пошлин, поступления от продажи панда-бондов, размещения валютных гособлигаций на внутреннем рынке (370 млн долларов), ресурсов от перетаможки российской нефти, седьмого транша кредита ЕФСР, госкредита правительства РФ. В результате эти источники обеспечивают 3,6 млрд долларов, а общий объем валютного госдолга Беларуси к погашению в 2019 году оценивается в 3,7 млрд долларов.

Так что, как видим, острой надобности в приватизации своих активов у белорусской власти на данном этапе нет.