Фото с сайта zautra.by

Что заставит белорусских налогоплательщиков выйти из тени.

В Беларуси создана база не участвующих в госрасходах граждан, которая помогает определить, кому начислять оплату некоторых коммунальных услуг по полным тарифам.

Каждый месяц за коммунальные услуги так называемые тунеядцы будут платить примерно на 20-30 рублей больше, чем остальные граждане. Окупятся ли усилия властей по поиску не участвующих в экономике, их систематизации, внесению в базу данных, налаживанию ее работы, приему тех, кто будет приносить доказательства того, что не входит в список «тунеядцев»?

Изначально Декрет №3 предполагал обложение налогом тех, кто зарабатывает, но находится в серой зоне экономики. Идея неплохая, признает эксперт Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский. Но чтобы его реализовать в задуманном ракурсе, у госорганов оказалось недостаточно сведений о людях, которые попали бы в категорию неплательщиков налогов. В итоге под одну гребенку постригли всех, кто не работал и не был зарегистрирован в центрах занятости. Первая редакция документа не сработала, и идею решили усовершенствовать.

Вторая попытка отличается лишь способом сбора денег с неработающих, а не пересмотром методов поиска тех, кого стоило бы обязать делиться с государством.

Почему требовать от безработных оплату полных тарифов невыгодно

Облагать налогом или дополнительными расходами всех неработающих экономически нецелесообразно, убежден Лев Львовский. По многим причинам — от гуманитарных до сугубо экономических. Не зря же почти во всех развитых странах есть пособия по безработице или страховка от нее.

— Пособие по безработице существует не только для того, чтобы помочь людям, которые, потеряв работу, попали в трудную ситуацию. Оно имеет важное экономическое значение – если люди ищут работу, не торопясь, то общая эффективность экономики улучшается. Финансовая поддержка позволяет безработному найти более подходящую работу, а нанимателям – лучшего работника, — объясняет Лев Львовский.

К тому же, некоторые не работают по той причине, что их обеспечивает партнер. Это означает еще и то, что из своих внушительных доходов он платит большие суммы налогов.

— Непонятно, зачем эту семью облагать дополнительным налогом. Тем более что уплачиваемые работающими людьми налоги у нас высокие – сумма подоходного налога вместе со всеми социальными взносами составляет почти 50% от зарплаты работника, — отмечает эксперт.

Беларусь декларирует свою социальность. Но такие государства собирают высокие налоги, чтобы помогать нуждающимся и оказавшимся в сложной ситуации. А взимать с неработающих дополнительные выплаты – это механизм из совсем другого примера государственного устройства.

Получается, что изначальная идея обложить плоским налогом людей, занятых в серой экономике, сама по себе была правильной. Но подкачала ее реализация. Перед принятием любых решений и документов стоило изучить ситуацию, и убедиться, что человек действительно зарабатывает и не доплачивает государству налоги.

— Есть механизмы для того, чтобы это узнать. Например, если в семье никто из взрослых не работает, а они живут чуть ли не во дворце, ездят на хорошей машине, то такое поведение называют подозрительным потреблением. И это повод для проверки домохозяйства налоговыми службами, — отмечает Лев Львовский.

Хоть и в таком случае не имеет большого смысла вводить налог в 20 базовых величин или заставлять семью платить ЖКУ по полным тарифам: если у семьи есть нелегальный доход, недоплаченные налоги могут быть намного больше.

Кроме прочего, расходы на работу по декретам №3 и №1 в разы превышают получаемые государством выгоды.

Пряник вместо кнута – так дешевле и надежней

— Уже лет шесть представители бизнеса убеждают правительство в необходимости проведения амнистии капитала и налоговой амнистии, которая касалась бы и юридических, и физических лиц, и осужденных за так называемые экономические преступления, — рассказывает руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

Это привело бы к раскрепощению источников инвестиций. Создание условий, в которых государству будут больше доверять внутренние инвесторы, нередко до этого прятавшие деньги не от хорошей жизни, приведет к лучшим условиям для привлечения зарубежного капитала.

Налоговую амнистию вполне логично применить и к работающим неофициально физическим лицам

Случается, что человек, занятый в серой экономике, застревает в таком порочном цикле — какое-то время он не платил налог со своих заработков, а через годы ему рискованно переходить в легальную сферу, потому что это вызовет вопросы о прежней деятельности и есть даже риск понести уголовную ответственность, отмечает Лев Львовский.

Чтобы подтолкнуть таких людей узаконить свою занятость и платить налоги, некоторые страны и проводят налоговую амнистию — не чаще, чем раз в 10-15 лет.

1 Проводя налоговую амнистию, предлагают сообщить о неуплаченных налогах за предыдущее время, заплатить их, возможно с каким-то штрафом, но без риска понести уголовную ответственность, — говорит эксперт BEROC.

Отчасти это практикуется в Беларуси в отношении руководителей предприятий, которых задерживают за неуплату налогов, но отпускают после возмещения ущерба. И применить такую меру в отношении более широкого круга участников серого рынка было бы разумно, считает Лев Львовский.

Доля теневой экономики в Беларуси, по данным Международного валютного фонда, достигает 32% от ВВП. Проведя налоговую амнистию, власти способствовали бы выведению из серой экономики в легальный оборот больших денег. А вернувшиеся в легальную зону рынка работники, увеличили бы занятость, стали бы платить налоги и социальные выплаты.

Амнистия капитала и декриминализация экономических преступлений способствовали бы еще и выполнению программы по повышению ВВП до 100 миллиардов долларов к 2025 году, заключает Ярослав Романчук.