Политическая повестка отношений с Россией в сентябре-октябре была наполнена интенсивными переговорами о корректировке условий сотрудничества. Сторонам удалось найти компромиссные решения по большинству спорных вопросов.

Впрочем, это почти никак не повлияло на информационное сопровождение двусторонних отношений: некоторые эксперты продолжили строить домыслы, вплоть до приписывания Кремлю планов и возможностей уничтожения белорусской государственности.

Это обстоятельно, помимо прочего, свидетельствует  о том, что некоторые политические силы в соседних странах – России, Литве, Польше и Украине – не заинтересованы в улучшении международной репутации Беларуси в качестве договороспособного государства, проводящего собственную внешнюю политику.

С начала сентября новые переговорные команды двух стран вели подготовку встречи на высшем уровне в Сочи, во время которой прояснились особенности переговорного процесса по кредитованию по линии ЕАБР и российского правительства, подходы сторон к вопросам ввоза российских нефтепродуктов в Беларусь и компенсации из-за налогового маневра в России в нефтяной отрасли. Как отмечают аналитики экспертной инициативы «Минский диалог» в новом выпуске Минского барометра, впервые прозвучало, что российская сторона, несмотря на разницу подходов, саму постановку вопроса о компенсации считает справедливой.

Главным итогом встречи Путина и Лукашенко в Сочи эксперты  считают   следующие решения:

  1. Продлить кредитование Беларуси Евразийским фондом стабилизации и развития на еще один транш. Получение 7-го транша по-прежнему маловероятно и, скорее всего, Беларусь запросит у фонда новую кредитную программу.
  2. Переговоры по условиям кредита в 1 млрд долларов на рефинансирование госдолга Беларуси российским правительством продолжаются. Российская сторона видит целесообразным рефинансирование только на 630 млн долларов.
  3. Экспорт в Россию продовольствия должен войти в индикативный баланс, что означает квотирование экспорта белорусской продукции в Россию. Это, отмечают эксперты Минского диалога, не является хорошей новостью для Беларуси, поскольку в рамках ЕАЭС препятствий для реализации белорусской продукции в России не должно быть вообще. Однако белорусская сторона согласилась с этим как с лучшей из альтернатив, среди которых либо постоянные придирки и запреты Россельхознадзора, либо экспорт всего белорусского продовольствия через российского монополиста.
  4. Ввоз российских нефтепродуктов в Беларусь также включается в индикативный баланс, причем объем ввоза ограничивается потребностями белорусских производителей. Недополученные белорусским бюджетом доходы из-за квотирования ввоза нефтепродуктов за 2018-2019 гг. можно предварительно оценить на общую сумму в 100-200 млн долларов.

В целом, отмечают аналитики, все  соглашения следует оценить как компромиссные, так как  обеим сторонам пришлось подвинуться в своих интересах.

Общий оборот за 8 месяцев 2018 года составил 23,4 млрд долларов или 114,5% к прошлому году, при этом экспорт в Россию — 8,54 млрд или 102,2% к 2017 году, а импорт из России 14,8 млрд или 123% к 2017 году. Отрицательное сальдо в торговле с Россией достигло 6,3 млрд. По-видимому, к концу года отрицательное сальдо, как и предположили эксперты  «Минского диалога» еще в начале года, превысит по его итогам  10 млрд.

Общая группа машиностроительного комплекса (автомобили легковые и грузовые, тракторы, сельхозтехника, запчасти, подъемники, электрические трансформаторы) в сумме дали за 8 месяцев 1,23 млрд. При этом все позиции этой группы, кроме тракторов и сельхозтехники, выросли по отношению к прошлому году. Между тем тракторы (186 млн) по количеству составили 115% к прошлому году, а по стоимости 92,1, сельхозтехника 130% к прошлому году, по стоимости 57,6.

Группа продуктов питания в сумме за 8 месяцев составила 1,87 млрд. Здесь рост по отношению к прошлому году демонстрируют мясо, кислое молоко, консервированная рыба, остальные позиции  молоко, масло, сыры, переработанная рыба, колбасы и сахар – так или иначе ухудшили показатели. Наихудшая ситуация ожидаемо с сухим молоком, на экспорт которого Россельхознадзор ввел прямой запрет: за 8 месяцев он составил 57,7% к прошлому году по количеству и 50,2% по стоимости.

Для понимания реального веса и значения позиций товарных групп и отдельных товаров в общей структуре белорусского экспорта в Россию отметим: продукты питания составляют 22% от всего экспорта, тогда как продукция машиностроения — 15%. При этом молоко и сливки отдельно — 3%, а подгруппа «сухие сливки и молоко» — 1,5%. Товарные группы «лекарства», «провода», «мебель», «одежда», «изделия из пластика», «бытовые приборы» сопоставимы по выручке с группой «молоко и сливки», либо превышают ее, однако экспорт не становится предметом переговоров руководства Беларуси и России.

Эксперты обращают внимание на тот факт,  что рынок ЕАЭС частично компенсирует потери торговли с Россией. Так, экспорт товаров продовольственной группы за 8 месяцев 2018 года в Армению превысил 5 млн долларов и по мясу вырос в 10 раз, в Казахстан — 172 млн и по маслу вырос в 11 раз. В итоге, положительное сальдо в торговле со странами ЕАЭС (кроме России) сократило общее отрицательное сальдо для Беларуси до 5,7 млрд.

По мнению аналитиков, до конца года вопросы рефинансирования госдолга Беларуси российскому правительству будут решены. Возможно также, что Минск запросит новый кредит по линии Евразийского банка развития. А вот вопрос компенсации по налоговому маневру, скорее всего, не будет разрешен до конца года, поскольку механизм компенсаций не проработан еще и в самой России.

В целом сотрудничество до конца года должно протекать в компромиссном духе. Однако рост политического напряжения в регионе вкупе с ростом эмоционального накала в медиа из-за приближения избирательных кампаний в Украине (президентские), Польше (парламент и Европарламент) и Литве (президентские) будут провоцировать рост негативных ожиданий в обществе и,  соответственно, недоверия политикам.