Фото с сайта ej.by

Если Беларусь пойдет по пути медленных плавных преобразований, денег может и не хватить, считают эксперты.

Разговоры о неизбежности экономических реформ в нашей стране возникают вновь и вновь. Многие эксперты давно считают, что объективная необходимость в них давно назрела.

Что интересно, среди белорусов за 10 лет приверженцев рыночных реформ стало значительно больше. Как отметила социолог ИПМ Дарья Урбан на KEF-2018, порядка 45% населения готово сегодня поддержать реформы: 23% являются последовательными рыночниками, то есть теми, кто поддерживает реформы (в 2008 году их было 12,4%), 22% согласны на частичные реформы.

Но можно ли назвать реформы общим благом и как они отразятся на белорусах?

Как отметил с сожалением главный экономист ЕБРР Сергей Гуриев, проведенный анализ в европейских странах показал, что реформы не всегда приводят к улучшению благосостояния всех слоев населения. Есть страны, где рыночная экономика не привела ни к какому экономическому росту, как это произошло, например, в Италии.

Эксперт придерживается мнения о том, что реформы должны быть такими, чтобы не было отката, то есть они должны быть легитимными в глазах большинства населения, а значит, инклюзивными и меритократическими.

«Конечно, реформы нужны для роста. Но они должны восприниматься обществом как справедливые, и только с такой точи зрения нужно подходить к реформам в будущем», – считает эксперт.

Особенно, по словам экономиста ЕБРР, это касается тех реформ, которые напрямую меняют правила игры в обществе и влияют на распределение доходов. Это приватизация, пенсионная реформа и открытие торговли и доступа на рынок для иностранных инвестиций.

Как измерить реформы?

В свою очередь управляющий Институтом приватизации и менеджмента Павел Данейко отметил, что, если смотреть на планирование реформ с точки зрения справедливости, здесь важнейшим параметром планирования является время.

«Или мы делаем короткие планы, но для изменения ценностных систем они не годятся, тогда эти планы длинные», – сказал он.

Он привел в пример венгерские реформы, когда в стране за короткое время были сделана массовая приватизация, решены множество проблем, как наполненность бюджета и зарплата, но при этом там долгосрочная рецессия.

«Так и в бизнесе: мы можем сегодня предпринять активные действия и заработать много денег, но потерять в будущем рынки. Поэтому если мы трансформируем общество, то не решаем короткие проблемы. И нужно находить баланс между этими задачами», – считает эксперт.

Касаясь темы происходящего сегодня в Беларуси, Павел Данейко обратил внимание на то, что по подсчетам ИПМ, новый частный сектор дает 45% ВВП, к тому же 48% занятых работает в частном секторе.

Интересно, что, по словам Данейко, к данному результату в белорусском обществе относятся с недоверием.

«Все удивляются: как это могло произойти, у нас же не было реформ? Реально же, у нас с 2005 года шли системные реформы, которые и позволили вырастить этот сектор. И мы сейчас имеем хорошую основу для дальнейшего развития. 45% ВВП генерируется эффективными компаниями, которые готовы дальше расти», – заметил эксперт.

Какие реформы успешнее: быстрые или медленные?

В ходе дискуссии на KEF-2018 политический обозреватель Артем Шрайбман поинтересовался у Сергея Гуриева, может ли белорусская плавная, постепенная модель преобразований, когда белорусский частный бизнес абсорбирует в себя высвобождающуюся рабочую силу, ресурсы из угосающего государственного сектора, стать залогом принятия обществом справедливости преобразований.

На что главный экономист ЕБРР заметил, что все это чем-то напоминает китайский путь, когда есть госсектор, приватизированный госсектор и новый частный сектор, условия для работы у которого не такие хорошие, как у госсектора.

«Мы видим, что это как-то работает, но заняло много времени и привело к серьезным дисбалансам в китайской экономике», – сказал он.

«Сегодня госпредприятия не имеют мотивации создавать стоимость. Кто платит за уничтожение стоимости? Естественно налогоплательщик заплатит за это, – подчеркнул Сергей Гуриев. – Тэтчер когда-то говорила, что нет государственных денег, есть деньги налогоплательщиков. Вопрос в том, успеют ли эти плавные реформы осуществиться без шоков, без потрясений до того времени, когда кончатся деньги».

Эксперт признал, что разные страны отвечают на эти вопросы по-разному: кто-то не успевает, а кто-то успевает сделать без шоков и даже деньги не кончаются.

«Где-то приходится приватизировать все сразу, потому что нечем финансировать. К сожалению, в этот момент приватизировать задорого очень трудно. Потому что никто не готов платить высокую цену за активы в стране, где обанкротились банки и бюджет», – отметил Сергей Гуриев.

При этом эксперт признал, что в Беларуси пока нет таких рисков на горизонте.

«Но в целом нужно понимать, что госпредприятия все равно в конце концов надо приватизировать. Ведь чтобы мы не делали, госпредприятие все равно остается госпредприятием, которое понимает, что есть неявная гарантия от бюджета, от налогоплательщиков. Поэтому оно будет в более выигрышной ситуации, чем частник», – считает экономист.

Сергей Гуриев отметил, что в плавности реформ есть достаточно преимуществ, но нужно всегда понимать, хватит ли на это денег и насколько.

НАПІСАЦЬ АДКАЗ

Калі ласка, дабаўце ваш каментар!
Калі ласка, увядзіце ваша імя

2 × 2 =