Фото с сайта zautra.by

Какие выгоды может извлечь глава Беларуси из Мюнхенской конференции по безопасности, которая пройдет в Минске.

Встреча Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности (МКБ) пройдет в Беларуси с 30 октября по 1 ноября. Беларусь впервые принимает столь масштабный международный форум. Почему именно Минск избран для его проведения и что это дает Беларуси?

Политолог Валерий Карбалевич отмечает, что это традиционная конференция по безопасности, площадка для обмена мнениями на полуформальном уровне.

— Время от времени проводится выездная сессия в других странах, и вот теперь дошла очередь до Беларуси, поскольку наша страна является частью договорно-правовой системы безопасности в Европе, имея в виду ОБСЕ, другие соглашения, в частности, договор о ракетах средней и меньшей дальности, выход из которого анонсировал президент США Дональд Трамп.

Как долго Путин будет терпеть заигрывания Лукашенко с Западом
Валерий Карбалевич

— Что означает проведение Мюнхенской конференции в Беларуси для официального Минска?

— Минск после долгого перерыва возвращается в европейскую повестку дня, где обсуждаются вопросы общеевропейского характера, в том числе и вопросы безопасности. Тут проходили Парламентская ассамблея ОБСЕ, заседание министров на уровне ЦЕИ, ряд мероприятий в рамках ОБСЕ, форум в рамках Минского диалога с участием экспертов и многих высоких представителей НАТО и ОБСЕ.

— За какие заслуги Минск возвращается в общеевропейскую повестку дня?

— Первый фактор — геополитические изменения, возникшие в связи с Крымом, когда геополитика, вопросы безопасности в регионе вытеснили проблему ценностей и прав человека на периферию.

Беларусь своей политикой так же способствовала этим переменам, то есть, в конфликте России и Запада, России и Украины Беларусь попыталась занять позицию относительного нейтралитета, и это ей удалось. Беларусь оказалась местом, где пытаются урегулировать украинский кризис, и эти два фактора привели к тому, что Минск вернулся в европейскую повестку дня.

— Как долго это будет терпеть Россия?

— Беларусь не перешла за красные линии, которых опасается Россия, не вышла из системы договоров, интеграционных соглашений в рамках объединений на постсоветском пространстве. Идет не столько сближение Беларуси с Европой, сколько снятие напряженности и конфликтности, которые были раньше. Если говорить юридически, то Беларусь пока не дошла до того уровня отношений, который имеет Россия с Европой. Например, Россия имеет с Евросоюзом соглашение, а Беларусь — нет. Существуют такие институты, как «Россия – НАТО», «Россия – ЕС». Другое дело, что они сейчас заморожены, но они есть, а у Беларуси ничего подобного нет. Если говорить о системе международно-правовых отношений, то Беларусь серьезно отстает от России, и тут Кремлю особо нечего предъявить официальному Минску. Например, если Беларусь хочет заключить соглашение о добрососедстве с ЕС.

Возможно, Россия и опасается, ставит условия экономической поддержки в связку с дистанцированием Беларуси от ЕС и Запада. И отголоски таких соглашений мы наблюдаем, во всяком случае в риторике официального Минска, когда Александр Лукашенко в Душанбе говорит об угрозе безопасности со стороны Запада. Синод РПЦ наносит удар по украинской автокефалии именно с территории Беларуси. То есть, на таком риторическом и символическом уровне Беларусь пошла навстречу России, но пока только этим и ограничивается.

— На какие дивиденды со стороны Европы Беларусь может рассчитывать в нынешних условиях?

— Нормализация отношений с международными финансовыми организациями невозможна без нормализации политических отношений.

Есть и геополитический момент. После Крыма, когда существует реальная угроза со стороны России, хотелось бы иметь поле для маневра, каковым является и Китай, и отношения со странами Ближнего Востока, а также Евросоюза. Не исключаю и элемент шантажа в сторону России, дескать, не дадите денег, уйдем на Запад, а для того, чтобы такая угроза действовала, должны быть нормальные отношения с Западом.

Есть еще и чисто психологический момент. Лукашенко хочет ездить по европейским столицам, а не только по столицам бывшего советского пространства, в Пекин или на Ближний Восток. Для Лукашенко психологически это тоже важно.