Фото DW, А.Смирнов

21 октября исполняется 75 лет ликвидации нацистами минского гетто – одного из крупнейших в Европе. За два года существования через него прошли почти 100 тысяч евреев, как белорусских, так и европейских. А выжили из них лишь 2-3 процента. Всего же, по оценкам историков, во Второй мировой войне Беларусь из ее 9-миллионного населения потеряла до 3 миллионов человек, в том числе от 700 до 800 тысяч евреев.

Проектами по увековечению памяти жертв Холокоста в Беларуси занимается Минский международный образовательный центр (МОЦ) имени Йоханнеса Рау – при существенной помощи Дортмундского МОЦ. Об особенностях исторической памяти в обеих странах и об отношении к Холокосту в Беларуси в интервью DW рассказал директор Минского МОЦ Виктор Балакирев. 23 октября он будет модератором международного форума “75 лет трагедии и героизма минского гетто: проблемы и перспективы сохранения памяти о Холокосте в Беларуси”.

Как в Беларуси хранят память о жертвах Холокоста
Виктор Балакирев

DW: Как в Беларуси обращаются с темой Холокоста?

Виктор Балакирев: В исторических учебниках в средней и высшей школе термин “Холокост” у нас пока не фигурирует, но тема уничтожения нацистами евреев в Беларуси озвучивалась в послевоенные годы и в учебниках, и в специальной литературе. Центральное место тут занимает минское гетто, через которое прошли около 100 000 человек, в том числе и западноевропейские евреи.

Каждое пятилетие отмечается годовщина ликвидации минского гетто не только на государственном уровне и белорусской общественностью, но и с участием международной общественности, представителей международных еврейских организаций, стран, которые причастны к этому трагическому событию. В частности, участвуют германское посольство и МИД ФРГ.

– Достаточно ли, на ваш взгляд, тема Холокоста представлена в системе образования в Беларуси, доносится ли она до молодого поколения?

– Нам кажется, что в этом плане делается недостаточно, в системе образования надо было бы больше говорить на эту тему, поскольку 800 тысяч евреев из 3 миллионов погибших жителей Беларуси – это впечатляющая цифра. В довоенные годы еврейская культура являлась составной частью белорусской, внесла большой вклад в нее. Уничтожая еврейство в Беларуси, нацизм уничтожил большой пласт и белорусской культуры, так что это должно быть отражено в наших учебниках.

Есть попытки восстановить историческую справедливость, в том числе и на базе нашей Исторической мастерской. Мы создаем дидактические пособия, посвященные как раз минскому гетто. Их можно использовать в учебном процессе, поскольку министерство образования позволило на своем портале разместить эти пособия, и они сейчас доступны учителям.

– У мемориала “Яма” на территории бывшего минского гетто уже можно заметить экскурсионные группы школьников. Говорит ли это о переменах в отношении к теме Холокоста в Беларуси?

– Сдвиги происходят. Справедливости ради надо отметить, что переломным моментом стал 2008 год, когда мы отмечали 65-летие ликвидации минского гетто. Центральное мероприятие тогда состоялось на “Яме”, где выступил президент Александр Лукашенко. Он сказал, что евреи внесли большой вклад в победу над нацизмом во время Второй мировой войны. Тогда же он заявил, что в Тростенце, где в нацистском лагере смерти уничтожались, в том числе, белорусские и европейские евреи, среди которых и узники минского гетто, появится достойный мемориал. И этот мемориал был создан.

Сейчас главная задача – наполнить жизнью работу этого мемориала. Появилась возможность возить туда людей, организовывать экскурсии и индивидуальные поездки, показывать и рассказывать о трагедии минского гетто и лагеря смерти Тростенец. Но главная задача – создать информационный центр на его базе, поскольку такие мемориалы эффективно могут работать лишь в том случае, если есть подобного рода центр для образовательной работы – с экспозицией, профессиональными экскурсоводами.

– Чем отличается культура исторической памяти в белорусском и немецком обществах?

– Есть культура памяти победителей и культура памяти побежденных. 70 лет после окончания Второй мировой войны в нашей культуре памяти совершенно справедливо были и есть ветераны войны и партизаны, которые заслуженно обеспечили победу. До распада СССР и обретения Беларусью независимости было особое отношение к категории тех, кто был жертвами нацизма: к узникам гетто, концлагерей и подневольным рабочим, угнанным в Германию.

В советское время эта тема была табу, и лишь после 1991 года отношение к этим людям изменилось, они были уравнены с участниками войны, и только тогда в полный голос начали говорить об их судьбе. Поэтому у нас особая культура памяти, которая разделяется на два указанных периода, в первом из которых мы незаслуженно забывали о тех, кто не по своей воле оказался в гетто, концлагерях или оказался подневольным рабочим.

После 1991 года была восстановлена историческая справедливость, и не только с точки зрения публикаций – государство тоже начало говорить о них как о жертвах нацизма, даже были введены определенные льготы для этих категорий лиц.

В Германии другая культура памяти. Немцы тоже вспоминают от тех, кто боролся с нацизмом, о тех, кто пострадал от него. В центре внимания культуры памяти в Германии такие борцы против нацизма, как “группа Штауффенберга”, – военные, которые организовали покушение на Гитлера в июле 1944 года. Как антифашистская группа “Белая роза”, то есть, очаги сопротивления, и в Германии помнят об этом. С другой стороны, в ФРГ создавались исторические мастерские, мемориалы в местах, где содержались узники концлагерей и подневольные рабочие.