Фото с сайта DW

Министры иностранных дел ЕС утвердили режим санкций за разработку и применение химического оружия. Это открывает путь для введения конкретных санкций за химатаку в Солсбери.

Евросоюз отреагировал на отравление Сергея Скрипаля и его дочери Юлии нервно-паралитическим веществом “Новичок” очень быстро. Он осудил атаку в Солсбери и согласился с Лондоном, что за ней, вероятнее всего, стоит Москва. При этом на деле был только выслан ряд российских дипломатов, и то большинством, а не всеми государствами ЕС. В то же время о санкциях лишь шли разговоры, в частности со стороны правительства Великобритании.

Нет санкций без режима

Некоторые государства ЕС, например Италия, не раз подвергали сомнению целесообразность санкций против России. Но кроме политических причин отсутствия жесткой реакции на атаку в Солсбери, была и юридическая. Дело в том, что для введения санкций в Евросоюзе вначале должен быть принят соответствующий режим. Например, России касаются три санкционных режима: секторальные санкции за дестабилизацию Украины, меры в отношении компаний и физлиц за подрыв территориальной целостности Украины, а также ограничения, касающиеся Крыма. Отравление Скрипалей в это не вписывается.

Теперь это препятствие устранили. Совет ЕС по иностранным делам на заседании в Люксембурге 15 октября утвердил режим санкций за разработку и применение химического оружия. Разработать его главы государств и правительств ЕС решили еще на саммите в конце июня.

Независимо от гражданства и расположения

Новый режим не предусматривает санкций против государств. В ограничительный список могут попасть только физические лица либо организации. После внесения в список их активы в ЕС будут заморожены. Кроме того, физлицам будет запрещено въезжать на территорию Евросоюза.

Спектр тех, на кого могут наложить санкции, широк. Речь идет не только о прямо причастных к разработке и использованию химоружия, но и о тех, кто предоставляет им финансовую либо другую поддержку, кто способствует им, подстрекает их или связан с ними, говорится в решении глав МИД стран ЕС.

Верховный представитель Евросоюза по внешней политике Федерика Могерини в ответ на вопрос корреспондента DW подчеркнула: “Это решение позволит ЕС вводить санкции против лиц и организаций, вовлеченных в разработку и использование химического оружия, где угодно, независимо от их гражданства и расположения”.

Режим пока без санкций

В сентябре Лондон назвал имена, под которыми подозреваемые в отравлении Скрипалей посетили Великобританию: Руслан Боширов и Александр Петров. Расследования независимых групп, в частности Bellingcat, показали, что их настоящие имена – Анатолий Чепига и Александр Мишкин. В Лондоне назвали и организацию, на которую они работают – Главное управление Генштаба РФ, занимающееся разведкой (ранее ГРУ).

Отвечая на вопрос журналистов о конкретных мерах в ответ на дело Скрипаля, Федерика Могерини сказала: “Это (решение. – Ред.) даст нам новые правовые рамки для того, чтобы быть более настойчивыми в этом деле, являющимся очень тревожным”. В то же время, говоря о новом режиме, Могерини избегала говорить о конкретных именах, организациях либо случаях.

Министр иностранных дел Австрии Карин Кнайссль (Karin Kneissl) сообщила, что ее британский коллега Джереми Хант поднимал на заседании вопрос конкретных санкций за отравление Скрипалей. “Но пока в этом направлении ничего не продвинулось”, – уточнила она.

Сам Хант во время общения с прессой не сказал, когда планирует вынести вопрос конкретных санкций. Он лишь назвал принятие режима санкций “очень хорошим примером” партнерства между Евросоюзом и Великобританией, которая через полгода выйдет из состава ЕС. “Это первый год в британской истории, когда химическое оружие было применено на британской территории. Наши друзья в ЕС и за его пределами поддержали Великобританию и сказали: “Допускать этого нельзя”, – отметил британский министр.

С ним согласен и глава МИД Германии Хайко Мас (Heiko Maas): “Важно дать четко понять, что подобное не останется безнаказанным”.

Для введения санкций необходим консенсус

Согласно утвержденному режиму, предложения о создании санкционного списка, а также о внесении в него имен либо названий организаций вносит либо правительство какого-либо из государств Евросоюза, либо верховный представитель ЕС по внешней политике, после чего решение о санкциях принимают главы МИД стран ЕС единогласно.

Одной из более скептичных по поводу санкций против РФ стран является Венгрия. При этом на вопрос корреспондента DW, поддержит ли Будапешт внесение российских граждан или организаций в санкционный список за отравление Скрипалей, министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто ответил: “Что касается санкций, то мы никогда не нарушали единства ЕС и не нарушим его”.

Один из чиновников ЕС на условиях анонимности отметил, что не знает, когда и кто предложит конкретные имена для внесения в список, но подчеркнул: если режим разработали, “то потому, что его планируют использовать”.

Тем временем ряд государств ЕС продвигают инициативу создания еще одного санкционного режима – за кибератаки. Среди других ее поддерживают Великобритания, Нидерланды, Литва. Поводом стала попытка кибератаки на штаб-квартиру Организации по запрещению химического оружия в Гааге. Спецслужбам Нидерландов и Великобритании удалось ее пресечь. В проведении этой операции также обвиняют военную разведку РФ.