За последние две недели курс доллара США на БВФБ вырос примерно на 5%, а стоимость валютной корзины из доллара, евро и российского рубля увеличилась на 3,5%. Если это не девальвация, то что?

Жизнь порой опережает прогнозы. Пока мы рассуждали о том, последует ли за отставкой правительства девальвация белорусского рубля, его курс начал резко снижаться, и скоро о девальвации, чего доброго, можно будет говорить, как о свершившемся факте. Хотя, конечно, правильнее говорить о происходящих событиях как об управляемом ослаблении белорусского рубля. Но, как ни называй происходящие события, результат будет тем же.

Население продает валюту, возможно, зря

В последнем прогнозе курса белорусского рубля («Прогноз курса рубля на неделю с 10 по 14 сентября») были рассмотрены несколько возможных причин обвала курса рубля. Публикация Нацбанком данных о торговле валютами на внутреннем валютном рынке РБ за август позволяет внести некоторую ясность в ситуацию.

Во-первых, стало ясно, что население тут не при чем. Впрочем, в этом и так не было сомнений, но, тем не менее, числа подтверждают данный вывод.

Всего население продало в августе валюты на 862,9 млн. долларов, что стало наибольшим значением с сентября 2014 года и превысило результат августа 2017 года на 85,1 млн. долларов. Подобная картина наблюдалась и в мае текущего года, когда после апрельского скачка курса доллара многие люди также продавали валюту в целях приобретения импортных товаров. Жители Беларуси уже привыкли к тому, что после роста курса доллара следует его снижение.

Объем покупки физическими лицами валюты в августе также вырос, но в меньшей степени: на 21,9 млн. долларов по сравнению с июлем текущего года и на 85,1 млн. долларов по сравнению с августом 2017 года (до 710,5 млн. долларов). Это максимальное значение покупок с декабря 2017 года. Но говорить об ажиотажном спросе не приходится.

В результате предложение валюты со стороны физических лиц в августе превысило спрос на нее на 152,4 млн. долларов, что оказалось на 3,4 млн. выше, чем в августе 2017 года.

Белорусские предприятия вели себя прямо противоположным образом. Субъекты хозяйствования – резиденты РБ в августе продали валюты на 183 млн. долларов меньше, чем в июле, то есть 1,65 млрд. долларов. Но говорить о том, что это было вызвано появлением у них девальвационных ожиданий, не совсем правильно. Это, скорее всего, является следствием отмены обязательной продажи части валютной выручки белорусскими экспортерами на БВФБ. Экспортеры просто стали меньше продавать валюты, и они бы это сделали, по-видимому, даже без падения курса рубля.

Объем покупки валюты белорусскими предприятиями в августе увеличился по сравнению с июлем на 133,9 млн. долларов и достиг 1,72 млрд. долларов. Таким образом, они купили валюты на 71,7 млн. долларов больше, чем продали. Но это намного ниже объемов чистой продажи валюты населением. А ведь надо учесть еще и субъектов хозяйствования – нерезидентов, которые в августе продали валюты на 39,5 млн. долларов в чистом выражении.

Итак, в сумме за август население и предприятия обеспечили приток валюты на внутреннем рынке, причем, довольно существенный. Впрочем, в конце августа ситуация могла измениться. Население, чего доброго, начало задумываться о том, правильно ли оно делает, продавая валюту, и не лучше ли было бы ее приобретать. Что касается предприятий, то они явно решили придержать ее до прояснения ситуации. Это одна из причин ослабления рубля.

Главная причина – изменение денежно-кредитной политики

Вторая причина – изменение денежно-кредитной политики. Новое правительство отказалось от принципов жесткой экономии, которыми руководствовалось прежнее. В частности, решено большую часть профицита республиканского бюджета направлять не на погашение государственного долга страны, а на расходы. Об этом 9 сентября рассказал министр финансов Беларуси Максим Ермолович в интервью на телеканале СТВ.

Ранее планировалось 50% расходов на погашение долга осуществлять из бюджета, а 50% долга рефинансировать. Теперь же, по словам министра, решено рефинансировать 75% долга, и только 25% погашать за счет бюджета. Более того, он сказал, что на эти цели решено направлять те доходы бюджета, которые не имеют постоянного характера и связаны с коньюктурой на рынке нефти. Эти рассуждения можно понять так, что если коньюктурных доходов не будет, то все 100% долга будут рефинансироваться.

Максим Ермолович, правда, отметил, что общая стратегия, направленная на сокращение долга, сохраняется, и, чтобы добиться этого, страна должна тратить меньше, чем зарабатывает.

В качестве потенциальных источников новых заимствований Максим Ермолович назвал российский и китайский рынки, где, по его мнению, можно будет разместить белорусские облигации на сумму до 2 млрд. долларов. А премьер-министр РБ Сергей Румас ранее сообщил о намерении получить у России в 2019 году кредит на рефинансирование долга в размере 1 млрд. долларов.

Таким образом, расходы бюджета РБ могут увеличиться довольно значительно – примерно на 1 млрд. долларов в год, то есть на 2 млрд. белорусских рублей (исходя из того, что расходы на погашение государственного долга в ближайшие годы будут находиться на уровне 3,5-4 млрд. долларов). Для сравнения можно отметить, что в 2017 году расходы республиканского бюджета составили 17 млрд. рублей.

Столь значительное наращивание расходов приведет к росту импорта и спросу на иностранную валюту, что может ослабить рубль. Такие соображения и могли заставить белорусские предприятия и банки попридержать валюту, что и является непосредственной причиной продолжающегося обвала курса белорусского рубля.

Но такая ситуация вряд ли продлиться долго, так как пока бюджетные расходы еще существенно не увеличены. Предприятия и банки не смогут копить валюту бесконечно, а физические лица вряд ли уже вернутся к стратегии массовой скупки валюты, а если это и произойдет, то ненадолго.

Поэтому можно ожидать, что после обвала курса рубля до некоторого уровня, начнется коррекция, и курсы доллара и других валют снова снизятся. И на каком уровне они стабилизируются, будут решать Нацбанк с Совмином. Надо иметь в виду, что в Беларуси нет рыночного формирования курса рубля, ранее он был искусственно занижен Нацбанком посредством скупки избытков валюты, продаваемой населением. В настоящее время, Нацбанк, скорее всего, валюту не покупает, а продает, удерживая ее от слишком резкого ослабления, но это временное явление. Впрочем, не исключено, что и сам Нацбанк сейчас способствует ослаблению рубля.

Поэтому прогнозировать, где остановится белорусская девальвация, сложно. Максимум курса доллара трудно определить, так как он определяется спекулятивными возможностями банков и предприятий. А что касается равновесного уровня, на котором все успокоится через некоторое время, то и его трудно предсказать, так как он будет определяться действиями правительства и Нацбанка. А это зависит от того, сколько валюты они решат скупать на внутреннем рынке.

Для того, чтобы обеспечить конкурентоспособность белорусских товаров на российском рынке, который является основным для большого количества белорусских предприятий, было бы разумно стабилизировать курс белорусского рубля по отношению к российскому рублю, вернув его к тому уровню, на котором этот курс находился до начала обвала курса российского рубля против доллара в апреле текущего года. Если правительство и Нацбанк выберут такую стратегию, то курсы доллара, евро и российского рубля против белорусского должны подняться еще примерно на 10%. Но это уровень равновесия, возле которого возможны спекулятивные и коньюктурные колебания курсов на несколько процентов, причем за короткие промежутки времени в течение нескольких недель. И это при условии, что курс доллара на Московской бирже будет находиться примерно на уровне 70 рублей за доллар. А если курс доллара на Московской через полгода опуститься до 63-64 рублей за доллар, на что рассчитывает министр экономического развития РФ Максим Орешкин, то и белорусский рубль может и укрепиться против доллара в 2019 году чуть ли не на 10%.

Но планы Нацбанка и Совмина нам неизвестны, да, возможно, они пока и сами не определились с тем, что собираются делать. Ясно только то, что ослабление рубля вызвано сменой правительства, которое собирается проводить более мягкую денежную политику. Нацбанк пока молчит, еще, по-видимому, не определившись, какая роль в новой стратегии отводится ему.

НАПІСАЦЬ АДКАЗ

Калі ласка, дабаўце ваш каментар!
Калі ласка, увядзіце ваша імя

один × три =