Фото: kremlinrus.ru

Хотя Беларусь и Россия пока не договорились о новой формуле ценообразования на газ, Минэкономразвития РФ уже спрогнозировало цены для Беларуси на ближайшие несколько лет. Судя по этим прогнозам, Россия снизит цены на газ для союзника, но не так радикально, как рассчитывает Минск.

Что прогнозирует Минэкономразвития РФ

Минэкономразвития России подготовило уточненный макроэкономический прогноз на 2018 год и основные параметры на период до 2024 года (базовый сценарий). По оценке российского ведомства, стоимость поставки российского газа в Беларусь в 2018-2021 годах составит 132,2 долларов за тыс. кубометров. Минэкономразвития прогнозирует, что с 2022 года цена газа для Беларуси может снизиться до 126,4 долларов за тыс. кубометров, в 2023 году – до 125,1 долларов и в 2024 году – до 122,2 долларов.

Как ранее заявлял вице-премьер Беларуси Владимир Семашко, в 2018 году Беларусь должна платить за российский газ независимо от конъюнктуры рынка нефти и газа по 129 долларов за тыс. куб. м. По факту получается, что платит больше – по крайней мере, в январе-апреле Беларусь покупала газ по 132 доллара за тыс. кубометров, что 8,8% ниже средней цены в январе-апреле 2017 года. В 2019 году цена за газ для Беларуси должна снизится по 127 долларов.

В то же время в дальнее зарубежье «Газпром» планирует поставлять газ в 2018 году по 242,6 долларов за тыс. кубометров. Для сравнения: в 2017 году эта цена составляла 195 долларов.

Таким образом, Беларусь, «застолбив» за собой фиксированную цену на российский газ, получила (с учетом роста европейских цен) солидный тактический выигрыш. Разница в цене на газ между белорусской и европейской ценой, которая еще пару лет назад сжалась до минимального уровня в 40-60 долларов за тыс. куб. м, сейчас заметно выросла в пользу Беларуси.

Минск торопится поскорее согласовать нужную формулу

Напомним, в 2015-2016 годах в неистовом торге за более низкую цену на газ белорусские переговорщики выдержали несколько раундов полномасштабных переговоров с РФ. Этот вопрос был вынесен даже в орбиту президентов, но стороны все равно так и не смогли выработать окончательное решение на перспективу.

Поэтому, зафиксировав в апреле прошлого года цену на газ на 2018-2019 годы, белорусские чиновники практически сразу приступили к переговорам по условиям поставки газа в Беларусь после 2019 года. Хотя время пока вроде бы терпит, но белорусские переговорщики торопятся. И на это есть свои причины.

Беларусь и Россия должны до 1 января 2018 года выработать общие подходы по формированию общего рынка газа в ЕАЭС, а затем на их основе до 1 июля 2019 года внести изменения в соглашение о цене на газ по условиям поставок газа в Беларусь на 2020-2024 годы.

В Минске рассчитывают, что этот документ будет включать формулу определения цены на газ для Беларуси, которая позволит к 2025 году – к предполагаемому сроку создания общего рынка газа в ЕАЭС — сблизить цену на импортируемый газ с ценой для потребителей Смоленской области РФ. Сейчас эта цена отличается примерно в 2 раза. «Мы не можем признать нормальной ситуацию, когда союзное государство на границе Смоленской области и Беларуси платит за газ в два раза больше Смоленской области. Мы говорим, что надо создать равные условия», — подчеркивал ранее белорусский вице-премьер Владимир Семашко.

Недавно правительство Беларуси возобновило переговоры по цене на газ с новым составом правительства России. Вице-премьер Беларуси Владимир Семашко 26 июня обсуждал эти вопросы в Москве с вице-премьером РФ Дмитрием Козаком. «Мы должны с Козаком войти в новый этап переговоров для того, чтобы определиться с формулой ценообразования, созданием единого рынка электроэнергии», — отмечал ранее Семашко. Ибо, по его словам, «никто не снимал задачу к 1 июля 2019 года создать единый евразийский рынок электроэнергии, а к 1 января 2025 года — единый рынок нефти и газа».

О результатах июньских газовых переговоров в Москве ничего не сообщалось. Возможно, новый российский вице-премьер придерживается по этому вопросу позиции своего предшественника Александра Дворковича.

В феврале 2018 года А. Дворкович рассказал, что белорусские коллеги представили проекты документов, однако они российскую сторону не устраивают. «Мы в принципе считаем, что большой спешки нет и можно окончательное решение вопроса отложить на начало следующего года, поскольку до 2019 года включительно у нас действуют определенные договоренности по цене», — сказал тогда российский вице-премьер.

Он назвал еще одну причину, по которой белорусам не нужно торопиться с этим вопросом. Дело в том, что Россия пока не определилась относительно собственных планов развития своего газового рынка. «Есть разные предложения, у «Газпрома» и Минэнерго, — много нюансов. Мы еще не определились, а это напрямую влияет на нашу позицию по единому рынку или общему рынку ЕАЭС», — пояснил он.

Независимые российские производители пока не могут экспортировать газ

Поставки газа между странами ЕАЭС сейчас осуществляются на основании двусторонних соглашений. «Газпром» является монопольным поставщиком российского газа. Но при создании общего рынка газа в ЕАЭС Беларусь рассчитывает уйти от монопольных поставок газа. Она надеется покупать российский газ на биржевых площадках (в России биржевая стоимость газа часто ниже, чем устанавливаемые государством тарифы) или заключать долгосрочные контракты непосредственно с независимыми производителями природного газа РФ.

Сейчас это невозможно, так как монопольное право на экспортные поставки согласно законодательству есть лишь у «Газпрома». Но независимые производители газа проявляют высокий интерес к созданию общего рынка газа в ЕАЭС: для них это — шанс получить доступ к экспорту топлива за пределы России.

Что касается биржевой торговли газом, то в России она пока слабо развита. В 2017 году независимые компании продали на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) 2,5 млрд. куб. м газа, а «Газпром» — 17,5 млрд. куб. м.

Лишится ли «Газпром» монополии на экспорт газа?

В России оптовые цены на газ сейчас регулирует государство. Но в последние годы предпринимаются попытки либерализировать рынок газа. За либерализацию газового рынка активно борется ряд ведомств и, прежде всего, Федеральная антимонопольная служба (ФАС).

В марте 2018 года ФАС разместила на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов проект постановления правительства РФ «О внесении изменений в некоторые акты правительства РФ по вопросам развития рыночных принципов ценообразования на внутреннем рынке газа». Документ разработан во исполнение Национального плана развития конкуренции в РФ на 2018 — 2020 годы. Цель документа — развитие конкуренции на рынке оптовой реализации природного газа, а также переход на рыночное ценообразование.

Проект предлагает либерализировать российский рынок газа к 1 июля 2019 года. Он также предусматривает установление единого тарифа на транспортировку газа по магистральным газопроводам для независимых производителей газа и «Газпрома». А также формирование рыночного механизма ценообразования на газ на основе объективных рыночных индикаторов, формируемых по данным о ценах на газ внебиржевых сделок, спотовых цен, формируемых на организованной торговой площадке, а также сопоставимых цен зарубежных рынков.

Это может означать следующее: в России отменяется регулирование оптовых цен на газ с целью повышения внутренних цен до международного уровня. При этом ФАС предполагает сохранить регулирование тарифов поставки газа для населения.

Тем не менее, трудно сказать, решится ли Кремль на либерализацию российского газового рынка в канун планируемого создания общего рынка газа в ЕАЭС, большой вопрос. Это ставит под сомнение планы Беларуси покупать в перспективе российский газ у независимых производителей.

Белорусская логика российской «привязки»

Беларусь хочет иметь цены на газ как можно ниже: при этом, чтобы они были привязаны не к ситуации на европейском рынке (ведь там из-за роста цен на нефть цены на газ также растут), а были установлены на уровне внутрироссийских цен. Логика понятна — своих производителей российская власть в любом случае в обиду не даст. По крайней мере, сейчас, в условиях экономической турбулентности вряд ли лишит их такого важного конкурентного преимущества как низкие цены на сырье.

Но, очевидно, что Россия не спешит уравнивать белорусские цены на газ с российскими, руководствуюсь лишь интеграционным посылом. Кремль тоже считает деньги и имеет свои интересы. Поэтому Минску в своем стремлении получить нужные цены на газ придется выдержать серьезный торг. И предугадать результат этого торга пока невозможно.