Монако. Фото: worlds.ru

«Газа нет, нефти нет, сами мы не выживем…»

Этот стон с 1991 года звучит в Беларуси и порядком поднадоел. Потому что – ложь. Всё ложь!

Мне довелось побывать в нескольких микроскопических государствах, у которых нет не только нефти и газа, но даже дефицит обыкновенной земли, но нам бы так жить!

Возьмите лупу – и то на карте не найдете

Возможно, вы даже не слышали, что в Европе есть крохотное княжество Себорга. Но оно есть – что-то наподобие Абхазии и Приднестровья (в качестве самостоятельного
государства признано всего несколькими странами), только значительно меньше. Всего 15 квадратных километров суверенной земли. По сути, деревня. По статусу – самопровозглашенное государство.

«Заварил кашу» торговец цветами Джорджио Карбоне, когда в 1963 году выяснилось, что Себорга документально не была включена в состав Итальянской Республики, а значит, юридически эта территория самостоятельна. При этом исторически как независимое феодальное княжество Себорга существовало более
тысячи лет – с 954 года. В итоге провели референдум, провозгласили горную деревню в итальянской провинции независимым государством, а ушлого торговца цветами – князем Джорджио I, и понеслась жизнь к успеху и процветанию.

Итальянцы сначала нервничали, но потом к княжеству с тремя сотнями граждан отнеслись философски – как к удачному бизнеспроекту в итальянской глубинке. Сегодня Себорга чеканит свои монеты луиджино, которые можно приобрести за евро и доллары и расплатиться ими в местных магазинах; имеет «армию» – министра и двух пограничников; собственные автомобильные номера; продает марки и паспорта; делает оливковое масло, вино, выращивает декоративные растения для всего мира… Живут прекрасно! От туристов с разных концов света просто отбоя нет, и каждый привозит свои деньги в эту итальянскую глухомань.

Князь Джорджио I скончался в 2010 году, пережив попытку госпереворота, когда власть пыталась захватить его родственница княжна Ясмин. (Кстати, в наказание ее из карликовой страны депортировали.) 25 апреля 2010 года новым правителем Себорги был избран швейцарский автогонщик и бизнесмен Марчелло Менегатто – он сейчас князь Марчелло I. И, между прочим, для него сделали исключение, поскольку стать не только князем, но и владельцем недвижимости в Себорге не так-то просто: надо не только родиться в деревне, но и быть в ней крещенным. Видимо, вы сами понимаете – почему: туризм приносит огромные деньги, и граждане непризнанной карликовой страны просто не желают делиться ими с чужаками.

Сыграли в рулетку

Из горной Себорги хорошо видно другое карликовое государство, расположенное внизу у моря. В ясную погоду отсюда можно в деталях рассмотреть яхты богатейших людей мира, «припаркованные», будто в наших дворах легковушки. Это княжество Монако – самое гламурное государство из всех существующих, пристанище богатейших людей планеты. Князья Себорги и Монако – Марчелло I и Альбер
II – дружат.

Про Монако, конечно, знают все. Княжество хорошо известно, благодаря казино «Монте Карло», где проигрываются и выигрываются миллионные состояния, проводимому здесь этапу чемпионата Формулы-1 – «Гран-при Монако», а также звезде Голливуда Грейс Келли, которая в 1956 году стала принцессой Монако, выйдя
замуж за тогдашнего правителя князя Ренье III.

Но мало кто знает, что княжество еще каких-то 150 лет назад бедствовало, было у Франции в долгах как в шелках. И вынуждено было отдать в счет уплаты долга почти 90% своей территории. Но на оставшейся земле удалось сотворить настоящее чудо.

Монако не раскрывает банковскую тайну, поэтому притягивает деньги со всего мира. Монако имеет очень низкие налоги, поэтому притягивает бизнесменов со всего мира. Монако все средства от игорного бизнеса направляет на развитие государства, поэтому может себе позволить строить детские сады в виде замков, где на каждого ребенка не по одной игровой комнате и не по одному воспитателю.

Монегаски все поголовно богатые люди. Просто потому, что ни один иностранный бизнес в стране не может быть зарегистрирован без того, чтобы кто-то из
местных жителей не стал совладельцем. Именно так – льготный режим для иностранного бизнеса вводился не для того, чтобы обогатить чужаков, а для того, чтобы обогатить граждан Монако.

Кто-то может подумать, что тут сборище мошенников и разгул
криминала. Совсем мимо! Олигархов типа российского Абрамовича или украинского Ахметова в эту страну просто не впускают, не объясняя причин. К репутации и закону относятся очень строго. Так, именно сейчас в тюрьме Монако сидит любимый племянник князя Альбера, младший сын его сестры Стефании – Пьер. Принц имеет у прессы прозвище «принц вечеринок», и на одной из таких гулянок он и
его приятели затеяли драку. Как результат – восемь месяцев ареста, а после освобождения – год работ волонтером в ЮАР, в клинике для тяжелобольных детей.

Даже своего любимого племянника князь не пощадил, так представьте, что будет с любым иным искателем приключений. Главная проблема Монако сегодня не то, как заработать деньги, а то, как научить молодежь не сходить с ума от миллионов, которые на них сваливаются сами собой, только по факту гражданства. Лично я, находясь там, все время спрашивала: «А кто же работает, если все жители –
миллионеры? Кто подметает улицы, торгует в лавках, печет хлеб, развозит на такси с гламурных вечеринок?» Оказалось, электрички каждое утро привозят сюда «гастарбайтеров» из Франции и Италии – государств, которые еще недавно смотрели на Монако свысока, как на недоразумение.

Но… Рассказывают, что в Монако иногда можно сесть в необычное такси, внутри инкрустированное стразами Сваровски. Это значит, что за рулем старшая сестра князя, принцесса Каролина. Она лично развозит туристов и благодаря тому, что свободно владеет французским, английским, немецким, испанским и итальянским языками, любит общаться с ними. Именно в Монако понимаешь, что сказка о Золушке это не только про людей. Это еще и про страны, которыми руководят не политиканы, а талантливые менеджеры, думающие не только о себе, но и о людях, которыми правят.

Король Борис

Если вы думаете, что белорусская земля в силу разных обстоятельств таких менеджеров не рождала и родить не может, то вы ошибаетесь. Пример тому – еще одно крохотное европейское государство без газа, нефти и выхода к морю. Это горное княжество Андорра, расположенное в Пиринеях между Францией и Испанией. Название страны происходит от баскского andurrial – «пустошь». Сложно сосчитать, сколько раз делили Андорру между испанской и французской коронами, между монархией и демократией, действительно превратив его в пустошь, но после Первой мировой войны судьба занесла в эти края нашего земляка Бориса Скосырева, и все изменилось.

Именно Скосырев стал первым королем Андорры. Король Борис I родился в семье белорусов Михаила Михайловича Скосырева и его жены Елизаветы Дмитриевны Скосыревой. Отец к 1917 году был земским начальником 7-го участка Лидского уезда Виленской губернии. Известно, что во время Первой мировой войны Скосырев был прикомандирован к британскому бронедивизиону, действовавшему на русском фронте, и так оказался в Европе.

Вообще-то он аферист и солдат удачи. Но именно белорус Скосырев подал Генеральному совету Андорры (на тот момент это было миниатюрное княжество в совладении епископа Урхельского и президента Франции) идею, благодаря которой княжество и сегодня успешно живет и процветает.

План реформ был простым – превратить Андорру в территорию с благоприятным фискальным режимом (низкими налогами) и обеспечить социальную защиту всем гражданам. Проект не приняли из-за опасений нарушить привычный патриархальный образ жизни. Скосырева со скандалом выслали. Но спустя месяц он нелегально вернулся и вновь предложил свой план экономических реформ по примеру
Монако и себя – на должность короля Андорры. На этот раз получилось.

Правда, идея появления в Андорре игорной зоны категорически не понравилась католической Испании, Скосырева арестовали, посадили в тюрьму, выслали в Португалию. Потом его следы теряются: по одним данным, король Андорры Борис
жил и похоронен в Германии, по другим – в конце войны попал в руки советских войск и прошел через ГУЛАГ. Но истина в том, что он был королем Андорры всего несколько недель, однако своими идеями дал толчок развитию миниатюрного государства на десятилетия.

Сегодня это страна с низкими налогами и высокими социальными гарантиями для местного населения. Образование, медицина, культурные мероприятия – все бесплатно. Как и в Монако, иностранный бизнес, регистрируясь в Андорре, обязательно должен взять в соучредители местного жителя. Как и в Монако, благодаря этому многие андорранцы – богатые люди. Вот только с казино не получилось – слишком консервативным оказалось общественное мнение.

В Андорре нет заводов. В Андорре лишь 2% земель пригодны для обработки. Государство Андорра принимает минимальное участие в управлении экономикой, и частное предпринимательство действует почти без ограничений. В Андорре есть банки, есть туризм, есть льготный налоговый режим для резидентов. И страна живет. Еще как живет!

Размер не имеет значения

Вывод прост, хотя для многих белорусов почему-то не очевиден. Богатство страны – это не нефть и газ, это не размер территории и не количество населения. Монако, Сингапур, Лихтенштейн, Швейцария, Катар, Сан-Марино – это все небольшие, по сравнению с Беларусью, даже крохотные государства.

Так, площадь Беларуси 207 тысяч квадратных километров, площадь Швейцарии – 41 тысяча, Сингапура – 719, Лихтенштейна – 160 квадратных километров, Монако – 202 гектара…

У Беларуси есть все – территория, природные ископаемые, климат, люди, удачная география. Но мы бедны. Почему? Потому что богатство страны – это талант управленцев. И именно их – талантливых, поистине разумных, мудрых людей – в управлении государством у нас практически нет.