Предложение Владимира Путина заняться углублением политической интеграции в рамках Союзного государства России и Беларуси не должно было, по идее, обрадовать его белорусского коллегу. Он ведь, в отличие от Путина, помнит, как и почему была
выработана действующая модель интеграции, которая в политическом смысле никого и ни к чему не обязывала.

Поскольку дело было давно, то придется напомнить уважаемым читателям.

Президентом России был покойный ныне Борис Ельцин. Он был немолод и болен. И ему предложили принять Конституцию (или Конституционный акт) этого самого Союзного государства, который вводил посты президента и вице-президента.
Президентом – по старшинству – становился Борис Николаевич, а его заместителем, разумеется, Александр Григорьевич. При этом в случае невозможности исполнения президентом своих обязанностей их исполнял вице-президент.

Ну, разумеется, предполагалась интеграция, как говорится, «по самое не могу»: в ведение союзного «центра» передавались вопросы внешней и внутренней политики, основы экономического регулирования, банковская система, а заодно и чемоданчик с «ядерной кнопкой» (то есть вопросы обороны и безопасности). И все на первый взгляд складывалось славно – пока бумагу не прочел тогдашний глава Администрации президента России. Звали его (если кто-то забыл) Анатолий Чубайс. Он задал резонный вопрос: то есть, если с Ельциным вдруг что-то случится, все эти полномочия
автоматически переходят к Лукашенко?

Действительно. Если он – вице-президент, то он получает полномочия президента вместе с приданым в виде «ядерного чемоданчика». Чубайс тихо представил себе реакцию всего мирового сообщества и столь же тихо перечеркнул все это «планов громадье». Подписали никого ни к чему не обязывающую бумагу, и лишь в глазах главы белорусского государства при звуках имени Чубайса мелькало зловещее безразличие.

Однако прошло время. Ельцин сдал свои полномочия – причем почему-то не возможному вице-президенту Союзного государ- ства, и наша небольшая, но гордая своим суверенитетом страна внезапно обнаружила: а Чубайс не такую уж и плохую штуку учудил! Союзное государство ведь худо-бедно, но существует, а потому можно цыганить миллиард за миллиардом кредитов, и мы политически независимы – когда припрет.

И тут я вспоминаю свой разговор с одним позабытым ныне видным деятелем первых лет лукашенковской власти…

Полный текст колонки АЛЕКСАНДРА ФЕДУТЫ читайте в газете за 22 июня