Фото с сайта thinktanks.by
Фото с сайта thinktanks.by

Скоро в Беларуси наберет силу новый негативный тренд, когда детей начнут рожать люди из демографического провала 90-х годов — коэффициент рождаемости у нас снова снизится.

Стареют ли и умирают ли белорусы? Да, стареют, но о вымирании говорить еще рано, сообщила участникам Belarus Future Unconference, проведенной Центром новых идей 19 мая, социолог, преподаватель ЕГУ Елена Артеменко.

В настоящее время все континенты мира демонстрируют рост населения, быстрее всех растет Африка, в Азии рост чуть замедляется, Европа несколько увеличила свое население, но это произошло в основном за счет мигрантов. «Мы живем на континенте, который не стремится особенно расти. В плане демографических тенденций Беларусь является очень характерной европейской страной — мы в общем тренде и по рождаемости, и по возрастной структуре населения», — сказала эксперт.

После страшных для населения провалов Первой и Второй мировых войн демографическая ситуация была положительной до 1994 года, «тогда наше население достигло цифры в 10 млн 240 тысяч человек, с тех пор постепенно снижается». «Если тренд продолжается, то можно предполагать, что через 25 лет нас будет 9 млн. 200 тысяч, согласитесь, это не так уж и плохо. Белорусы если и вымирают, то темпы этого сокращения населения не очень значительные», — отметила Елена Артеменко.

Зачем Беларуси больше людей?

Очевидно — невозможно обеспечивать стабильный экономический рост при сокращении населения. «Все хотят, чтобы общество и нация крепли и развивались, рост населения — это демонстрация развития. Но важно еще смотреть на структуру населения — достаточно ли работоспособных людей? И тут ситуация не очень позитивная. В последнее время доля трудоспособного населения, которое обеспечивает и тех, кто моложе и тех, кто старше, постепенно сокращается. И в этом главный вопрос — что мы будем делать дальше? — отметила Елена Артеменко. — В 10-х годах доля трудоспособного населения из-за низкой рождаемости была очень большой, эта ситуация называется демографическим бонусом. При таком бонусе страна, если примет правильное решение и использует дополнительные ресурсы, благодаря сокращению количества иждивенце и увеличению количества работающих, может сделать ощутимый скачок в развитии, провести реформы, которые в меньшей степени лягут на плечи населения и построят дорогу в будущее. К сожалению, в нашей ситуации этого не произошло, демографическим бонусом в Беларуси не воспользовались, как это сделали, например, в южно-азиатских странах».

При этом доля населения моложе трудоспособного возраста в Беларуси уменьшается, а продолжительность жизни увеличивается. «Значение коэффициента рождаемости у нас сейчас — порядка 1,7 ребенка на одну женщину, для того, чтобы обеспечить рост, коэффициент должен быть не менее 2,1. В середине 90-х — начале нулевых ситуация была хуже — коэффициент 1,2, сейчас улучшается, но скоро появится негативный тренд, поскольку ситуация зависит от возрастной структуры населения. После демографического провала 90-х годов, когда состарятся те, кто сейчас готов рожать детей, коэффициент рождаемости у нас снова снизится», — сказала эксперт.

Как заставить людей рожать больше детей?

По словам Елены Артеменко, «люди у нас хотят детей больше, чем могут позволить, действительное количество не дотягивает до желаемого». «На то, что люди не успевают реализовывать свой демографический потенциал, влияет множество структурных факторов. Один из самых значимых — люди позже начинают создавать семьи. Если раньше, лет 15 назад, первый ребенок появлялся в возрасте 23 лет, то сейчас в возрасте 25-26-27 лет, оставшегося времени жизни человеку просто не хватает на желаемых детей. Это второй демографический переход — время деформации института семьи, когда люди не так привязаны к партнеры и не так ориентированы на рождение детей», — отметила эксперт.

В качестве позитивных примеров по преодолению последствий второго демографического перехода социолог привела Швецию и Францию. «Французы создали очень гибкую систему поддержки семьи — и речь идет не только о финансовой поддержке, скорее, о системе сервисов, комбинированных и разной формы собственности. Эта система позволяет человеку не отказываться от карьеры, самореализации после рождения детей. В Швеции, как и во всей Скандинавии, высокий уровень гендерного равенства, проще говоря, матери более разгружены, наблюдается большее распространение отцовского участия, что позволяет матери принимать решение о рождении следующего ребенка. В успешных европейских странах после такого же провала, который был у нас, сейчас коэффициент рождаемости составляет 1,9 — 2, это не достигает уровня воспроизводимости населения, но вплотную к нему приближается. То есть если грамотно и последовательно реализовывать семейную политику, то можно с довольно уверенным оптимизмом смотреть на будущую демографическую ситуацию», — сказала Елена Артеменко.

Главной же проблемой ближайшего времени для белорусов становится старение, «сейчас 25% белорусов — старше трудоспособного возраста, по прогнозам в Европе в целом и в Беларуси в частности, к 2050 году их доля достигнет 35%». Нужна реформа системы пенсионного обеспечения, «нужно думать на перспективу, чтобы не довести ситуацию до критичной».