Суд отказал в моральной компенсации фигурантам дела “Белого легиона”

121
Фото БелаПАН
Фото БелаПАН

Истцы требовали компенсации морального вреда в размере 100 тысяч рублей, причиненного им незаконным задержанием и содержанием под стражей длительное время.

Истцами выступали бывшие фигуранты дела «О подготовке массовых беспорядков» Андрей Дундуков, Виктор Мороз, Сергей Стрибульский и Виктор Данилов. В иске была заявлена сумма компенсации — 100 тысяч рублей каждому. По закону ответчиком выступало Министерство финансов.

27 марта и 3 апреля прошло два заседания по делу. Истцы рассказали, что требуют компенсацию из-за тревоги за близких, друзей и из-за их переживаний за судьбу задержанных, потерянного времени и моральных страданий, связанных с чувством унижения чести и достоинства в результате дискредитации в государственных СМИ.

Ответчик, представитель Министерства финансов Денис Коляда, выступивший на первом заседании, заявил, что согласно УПК право на возмещение сначала должен признать тот орган, который занимался расследованием уголовного дела. Однако такое признание пока не прозвучало ни от представителей КГБ, ни от Следственного комитета. Денис Коляда с иском не согласился.

В начале второго заседания адвокаты заявили ходатайства. Защитник Мороза Людмила Казак попросила приобщить к делу документы, среди которых справка о состоянии здоровья Мороза: в СИЗО у него проявился хронический ринофарингит, во время задержания было повреждено колено. Также к делу попросили приобщить справку о состоянии здоровья супруги Мороза: после задержания мужа у женщины появились проблемы со щитовидкой. Адвокат принесла заключение врача, в котором говорится, что женщине понадобится оперативное вмешательство. Кроме того, адвокат заявила ходатайство о возвращении ружья, которое Мороз купил 15 апреля 2016 года за 16,7 тысячи рублей. Его изъяли при обыске в качестве вещественных доказательств. Справки к делу приобщили, ходатайство о возращении ружья — нет.

Кроме того, адвокат попросила приобщить к делу номер газеты «СБ. Беларусь сегодня» от 11 апреля 2017 года, в которой содержится статья «Имя им — легион» и диск, где записаны новостные выпуски каналов СТВ, «Беларусь-1», среди которых был и фильм «Белый легион черных душ». Однако номер «СБ» и диск к делу не приобщили.

— Данная статья и выпуски не имеют отношения к данному спору. Можете подать отдельный иск о защите чести и достоинства, — заявила судья Ольга Гусакова.

Судья спросила истцов, признавали ли они себя виновными и писали ли явку с повинной в ходе предварительного следствия по предъявленным им обвинениям. На вопрос все четверо ответили отрицательно.

Во время прений адвокат Дундукова и Данилова заявила, что основанием для иска является то, что уголовное преследование подзащитных прекращено. Но факт нарушения их прав существует.

— Истцы никаких преступлений не совершали, дело против них прекращено. Зная материалы уголовного дела, могу заключить, что никаких обоснований для дела не было. Действия в отношении них — незаконное задержание, обвинение, содержание под стражей и подпиской о невыезде — были незаконными. Были нарушены права на свободу личности, свободу передвижения, нарушение права на защиту при первом допросе, презумпции невиновности, подрыва репутации — следственными органами в государственные СМИ была передана непроверенная информация о подзащитном Данилове, который предстает в роликах гостелеканалов в наручниках как опасный преступник. Плюс, Данилова с мешком на голове перевозили в СИЗО КГБ, в котором, кстати, были нарушены условия содержания: спальное место было на полу. Дундукова впоследствии уволили из МЧС, семья лишилась дохода. Подзащитные 100 и 101 день не имели возможности вести нормальную жизнь, пока велось следствие. Сумма компенсации — 100 тысяч рублей в пользу каждого, потому истцы не должны занижать стоимость своих переживаний. Кроме того, ситуация с уголовным преследованием обнулила результаты и достижения их жизни за последние 8−10 лет. Им надо еще очень постараться, чтобы испытать те положительные эмоции, которые они могли испытывать до этого дела. Вред возмещается из бюджета государства, и может показаться, что представитель ответчика защищает интересы государства. Но если читать Конституцию, то в центре всего стоит человек. И если на уголовное преследование деньги из казны нашлись, то и на компенсацию не станет сверхзадачей, — заявила Наталья Мацкевич.

Защитник Мороза и Стрибульского Людмила Казак также объяснила, почему иск суд должен удовлетворить. По ее словам, истцам причинены нравственные и физические страдания.

— В результате незаконного задержания обоими истцами испытан весь спектр отрицательных эмоций: абсурдность и неожиданность задержаний. Истцы переживали о своих близких, испытали страх за них и за себя. Оба истца — Мороз и Стрибульский — были представлены перед обществом как преступники. В квартире Мороза прошли обыски, что напугало его супругу и ребенка. У ребенка был сильный стресс, он плохо спит и говорит. Стрибульский, хоть и не имеет жены и ребенка, тоже испытал стресс: после обыска квартиру с собакой внутри заперли на четыре дня. О ее судьбе он ничего не знал все это время, находясь в СИЗО КГБ. Истцам причинены нравственные и физические страдания, — сказала Людмила Казак.

Представитель Минфина еще раз подтвердил, что иск не признает.

— Мы полагаем, что не доказано, что действия органов, которые вели уголовной процесс, были незаконными. Поэтому иск не признаем, — сказал Денис Коляда.

Прокурор также заявил, что по условиям для удовлетворения иска должно быть доказано, что действия органов, которые вели процесс, были незаконными. А это доказано не было.

— Действия и решения органов уголовного преследования не признавались незаконными. Сам по себе факт прекращения дела не является подтверждением незаконности действий, — отметил прокурор.

Поделиться ссылкой: