Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В понедельник, 19 марта, спустя полтора месяца после начала судебного процесса по делу о коррупции в Фонде соцзащиты населения Минтруда и Национальном банке гособвинитель перепредъявил обвинение двум сотрудникам Нацбанка, по сути, смягчив его. Некоторым другим фигурантам прокурор наоборот ужесточил обвинение.

Заместителю начальника главного управления валютно-финансового мониторинга Национального банка Екатерине Павловской ч. 2 ст. 430 Уголовного кодекса (получение взятки) заменили на ч. 1 (то есть речь не идет о повторном преступлении, группе или крупном размере). Аналогичная ситуация и с начальником главного управления валютно-финансового мониторинга Нацбанка Анатолием Морозом. Ему уже инкриминируются обвинения по ч. 4 ст. 16 (организация превышения служебных полномочий), ч. 1 ст. 430 УК (получение взятки).

Ранее Павловская и Мороз обвинялись в совместном получении взятки в виде «Айфона». Прокурор перепредъявил обвинение. В итоге получателем взятки в виде «Айфона» является Павловская. А действия Мороза квалифицированы по ст. 16 как организатора получения Павловской взятки. По сути, обвинение обоим представителям Нацбанка смягчилось.

Кроме того, Морозу превышение служебных полномочий (ст.424) переквалифицировано из «корыстных побуждений» в «иные личные», по сути, дружеские отношения с бывшим гендиректором «БелАВМ» Дмитрием Рониным, который в 2016 году выделил «своему другу 3000 долларов для покупки сувениров в Греции и 200 долларов для приобретения продуктов на день рождения мамы».

Остальным фигурантам резонансного дела оставлены в силе те же статьи Уголовного кодекса, что и были ранее (ч.ч. 2 и 3 ст.424; ч.2 ч.3 ст.430; ч.ч.1 и 2 ст.431). То есть превышение служебных полномочий, дача и получение взяток. Однако в обвинение добавлена фраза о том, что обвиняемые «действовали по предварительному преступному сговору и в составе группы лиц». Это является отягощающими обстоятельствами и может быть учтено при назначении более сурового наказания.

Сегодня обвиняемым и адвокатам вручены копии нового обвинения.

Судебный процесс продолжится 27 марта. 29 марта должны пройти прения и обвиняемые выступят с последним словом. После этого суд удалится в совещательную комнату.

Напомним, в конце 2016 года КГБ сообщил о вскрытии коррупционных схем, организованных работниками известного системного интегратора «БелАВМ» во главе с гендиректором Дмитрием Рониным (в суде он назван советником главы «БелАВМ»), в которые были вовлечены представители ФСЗН и Нацбанка.

Сначала была задержана управляющая Фондом социальной защиты населения Министерства труда и соцзащиты Людмила Бачило, которая, по версии следствия, получила от Ронина взятки в размере 20 тыс. долларов. Кроме того, задержаны заместитель гендиректора «БелАВМ» Николай Романович (не под стражей), являвшийся соучастником в передаче взятки Бачило, а также директор департамента продаж СЗАО Леонид Горбачевский (не под стражей) и начальник управления информатизации ФСЗН Виталий Старовойтов, ответственный за подготовку конкурсных документов на закупку средств вычислительной техники. Указанные лица, по данным обвинения, находясь в преступном сговоре, разработали «нужное» техническое задание, позволившее системному интегратору победить в аукционе. За оказанное содействие Старовойтов при посредничестве Горбачевского получил взятку в размере 4 тыс. долларов.

Вторая коррупционная схема была выявлена в Нацбанке. Были задержаны начальник главного управления валютно-финансового мониторинга Национального банка Анатолий Мороз и его заместитель Екатерина Павловская. Им инкриминируется получение взяток от Ронина в виде 3200 долларов и шестого «айфона» за выдачу разрешения на продление срока завершения внешнеторгового контракта, когда время подачи в Нацбанк такого заявления уже прошло.

В руки силовиков угодил Олег Веремейчик, занимавший пост руководителя подконтрольной Нацбанку «Небанковской кредитно-финансовой организации «Единое расчетно-информационное пространство» (ЕРИП), который в июле 2016 года получил от Ронина 9 тыс. долларов, а в ноябре — 6,4 тыс. евро за содействие в организации и проведении в интересах «БелАВМ» «договорного» тендера на поставку оборудования.

Людмила Бачило и Екатерина Павловская свою вину не признавали. Анатолий Мороз вину признал частично в части превышения служебных полномочий. А вот получение взятки он не признал. Виталий Старовойтов, Олег Веремейчик, а также представители «БелАВМ» вину признали полностью.