Плакат в Минске с призывом разговаривать по-белорусски
Плакат в Минске с призывом разговаривать по-белорусски

Родители белорусскоязычных детей утверждают, что сталкиваются с дискриминацией по языковому признаку в Беларуси на каждом шагу. В каких ситуациях?

«Вы из Украины?» — спрашивают нас с сыном на детской площадке в Минске мальчики постарше. Они уже знают, что есть такая страна Украина, но, услышав белорусский язык, не распознают его на слух. А их родители интересуются, понимает ли меня мой ребенок», — рассказывает Ольга Жерносек, мама пятилетнего Станьки. Недавно его отдали в садик, но даже в формально белорусских детских садах или группах дети быстро переходят на русский, утверждает женщина: «Сейчас сын уже билингв, русскому его научила среда».

Ольга Жерносек c детьми
Ольга Жерносек c детьми

Белорусскоязычным семьям, в отличие от русскоязычных, приходится прилагать усилия, чтобы обеспечить комфортную языковую среду детям, с которыми с колыбели говорят по-белорусски. При этом официально в Беларуси два государственных языка: русский и белорусский. Но доминирует русский.

Например, высшее образование на белорусском доступно для филологов, в некоторых вузах — историкам. В почти 10-миллионной Беларуси родным языком белорусский по переписи 2009 года назвали около 60 процентов жителей страны, разговорным в семье — 23 процента. Однако эти цифры не отражают реальную языковую ситуацию, уверен лингвист Винцук Вечерко. Вопросы анкеты не детализировали, как это принято в странах с несколькими государственными языками, например в Швейцарии.

Русский язык в белорусскоязычных детских садах

Обеспечить детям белорусскоязычную среду, сетуют родители, крайне сложно. Юлия Костюкевич, мама Чеслава двух с половиной лет, показывает официальный ответ из исполкома Ленинского района Минска: «На начало 2017/2018 учебного года групп для детей в возрасте от двух до трех лет, в которых образовательный процесс осуществляется на белорусском языке, в учреждениях дошкольного образования района нет…»

Но при оформлении документов в детский сад, рассказывает женщина, выяснилось, что язык можно выбирать, и формально белорусские группы есть. Однако, принимая заявление, заведующая ее предупредила: «Вы же понимаете, что группа будет в основном русскоязычная». И посоветовала договариваться с воспитателем, чтобы с сыном общались по-белорусски. «Недавно воспитатель похвасталась, что читала детям книгу на белорусском, но, по ее словам, слушал только наш сын», — говорит Юлия.

С похожей ситуацией столкнулись Инна и Сергей Мудросенко, родители трехлетней Ядвиги. Им в исполкоме тоже сказали, что белорусского детсада в их районе нет, но они его нашли. «Однако оказалось, что белорусская там только вывеска», — рассказывает Сергей. «Для воспитателя, в прошлом учительницы белорусского языка, общаться по-белорусски не проблема, но как только за мной закрывается дверь, все и заканчивается», — поясняет Инна.

Инна и Сергей Мудросенко с дочерью Ядвигой
Инна и Сергей Мудросенко с дочерью Ядвигой

В группе не было ни книг, ни дисков на белорусском. Их они с Сергеем купили сами, правда, лежат они в саду мертвым грузом: «Большинство родителей нас не поддерживает, не добивается, чтобы группа реально была белорусскоязычной». Дело дошло до того, продолжает Инна, что на рождественском утреннике Ясю не поставили в хоровод, мол, не сможет петь по-русски. А 8 марта не разрешили выступить со стихотворением на белорусском — это «не вписывалось в сценарий».

Белорусскоязычным родителям и детям не повезло?

Между тем программой предусмотрено, что в белорусских группах общение и все занятия должны проходить по-белорусски, замечает Сергей Мудроcенко. Это признают и в министерстве образования. «Этим родителям и детям не повезло», — прокомментировала DW описанные ситуации пресс-секретарь министерства Людмила Высоцкая. Все зависит от родителей, утверждает она: «Сколько наберется желающих, столько белорусских групп и сформируют. И сколько бы ни было белорусскоязычных детей в группе, программу обязаны выполнять». Белорусские дошкольные учреждения должны быть обеспечены всеми необходимыми пособиями на белорусском, констатирует Высоцкая. Но следить за этим, поясняет она, в компетенции заведующих, от них и следует добиваться выполнения программ.

«Если проблемы не решатся в ближайшее время, пусть звонят нам», — предлагает пресс-секретарь минобразования. Родители же говорят о дискриминации белорусскоязычных детей и задаются вопросом, почему за одни и те же заплаченные налоги им нужно тратить значительно больше времени, нервов и денег, чтобы обеспечить ребенку комфортную языковую среду.

«Вы что, с ума сошли — воспитывать ребенка на белорусском?»

В детских поликлиниках не только нельзя рассчитывать, что с тобой будут говорить по-белорусски, но не редкость и замечания типа: «Подумайте, мама, как вы воспитываете своего ребенка», «Вы что, с ума сошли воспитывать ребенка на белорусском», возмущается в беседе с DW архитектор и дизайнер Александра Боярина.

«Мы тут университетов не кончали, говорите с нами по-русски», — так отреагировала стоматолог в детской поликлинике на белорусскую речь, рассказывает минчанка Милана. И показывает заключение логопеда, к которому обратились за справкой для детского сада. В строке диагноз — «задержка речевого развития», строкой выше — «ребенок разговаривает на белорусском». «Дочери и трех лет тогда не было. Логопед общалась с ней по-русски, девочка растерялась, услышав непривычный для себя язык, поэтому не среагировала на некоторые вопросы», — объясняет Милана.

Между тем, комментирует ситуацию ассистент кафедры психиатрии и медицинской психологии Бклорусского государственного медицинского университета Владимир Пикиреня, упоминание о языке, на котором говорит ребенок, в справке необоснованно. Если пациент говорит по-белорусски, то оценивать речь нужно, общаясь по-белорусски, с точки зрения белорусской лексики и грамматики. Сам Пикиреня говорит на языке пациента, «будь то белорусский, русский или английский».

Обязать же врачей говорить на белорусском, как пояснила DW главный специалист отдела медицинской помощи матерям и детям Минздрава Валентина Волчок, нельзя: «У нас два государственных языка».