Сергей Дроздовский. Фото с сайта By.odb-office.eu
Сергей Дроздовский. Фото с сайта By.odb-office.eu

Почему закон против дискриминации жизненно необходим в нашей стране, «Народной Воле» рассказывает руководитель «Офиса по правам людей с инвалидностью» Сергей Дроздовский. 

Первый весенний день в календаре Организации Объединенных Наций обозначен, как «день нулевой дискриминации». А раз есть такой день, то есть и проблема. Часто ли мы сталкиваемся с дискриминацией в повседневной жизни?

Скорее да, нежели наоборот. В  вакансиях, предлагаемых отечественными работодателями, зачастую значится «возрастной ценз». Соискатели старше определенного возраста, даже несмотря на квалификацию, на такую вакансию претендовать просто не могут. Белорусский мужчина не имеет права пойти в декретный отпуск, если его супруга безработная или он сам военнослужащий.

Здоровые люди, в силу обстоятельств ухаживающие за родственником-инвалидом, на сегодняшний день не могут рассчитывать, что срок такого ухода будет занесен в «рабочий стаж» при назначении пенсии.

Это лишь несколько примеров дискриминации, которые лежат на поверхности.

Но, пожалуй, самыми незащищенными и подверженными дискриминации в Беларуси были и остаются люди с инвалидностью.

С какими наиболее типичными проблемами они сталкиваются? Готово ли белорусское общество признать человека с инвалидностью равным среди равных, и почему нашей стране нужен закон против дискриминации? На эти вопросы мы попросили ответить Сергея Дроздовского.

Высокие пандусы, безработица и одиночество

— У людей с ограниченными возможностями проблем по-прежнему хватает, — рассказывает Дроздовский. — Обозначу самые очевидные из них. Во-первых, в Беларуси по-прежнему не решен вопрос безбарьерной среды для людей с инвалидностью. И я не говорю здесь о количестве и качестве специальных пандусов. Я говорю о том, что подъезды наших домов не фактически не приспособлены и не оборудованы для людей с инвалидностью. Я говорю о том, что бордюры во дворах остаются такими же высокими, непреодолимыми, как и раньше.

«В Великобритании около 60% эфира доступно для людей с инвалидностью.»

Еще один важный проблемный аспект заключается в «доступности» информации для людей с инвалидностью. Много ли в белорусских книжных магазинах изданий, отпечатанных шрифтом Брайля. Оснащены ли белорусские ВУЗы учебниками с таким шрифтом? Много ли телевизионных передач в Беларуси, которые сопровождаются сурдопереводом? Много ли фильмов, на которые наложены читабельные субтитры. В Беларуси этого практически нет, в то время как в той же Великобритании около 60% эфира доступно для людей с инвалидностью.

80% людей с инвалидностью в Беларуси не имеют работы.

Еще одна важная проблема заключается в вакансиях для людей с инвалидностью. Если, по официальной белорусской статистике, безработица среди здоровых людей близка к нулю, то для людей с инвалидностью эта цифра составляет около 80%. И это, опять же, официальные данные. Да, в нашей стране есть организации, предлагающие специальные вакансии, но их ничтожно мало. К тому же людям с инвалидностью, как правило, предлагают самые низовые должности. В нашей стране нет ни одного человека с инвалидностью на должности топ-менеджера. И это тоже дискриминация.

— Что в этой ситуации может сделать  белорусское общество?

— Сложный вопрос. В некоторой степени, современное белорусское общество живет в плену стереотипов и  предубеждений к людям с инвалидностью. Некоторые искренне считают, что люди с инвалидностью – «потребители» пособий и льгот. Некоторые убеждены в том, что раз человек стал инвалидом, то виноват в первую очередь сам. И самое главное предубеждение нашего общества, на мой взгляд, заключается в том, что оно уверенно: для людей с инвалидностью сделано все возможное. Но это не так.

— А как вы думаете, будет ли готово белорусское общество к исполнению закона против дискриминации, если, конечно, он будет разработан и принят?

— Уголовный кодекс ведь стараются не нарушать, правда? Поэтому есть надежда, что, в случае принятия закона против дискриминации, он будет работать. На мой взгляд, в этом документ должно быть четко прописано само понятие «дискриминации». Пока что в Беларуси нет ни одного нормативно-правового акта, где этому понятию дали бы четкое определение. В нашем законодательстве положения о равенстве и запрете, дискриминации содержатся во многих правовых актах, но по факту они не подкреплены эффективными механизмами реализации. Насколько я знаю, на сегодняшний день в Национальном центре законодательства и правовых исследований изучается вопрос о разработке такого закона.

«Я хотел бы видеть 10 миллионов подписей под законом против дискриминации»

Напомню, что Беларусь ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов, а там написано, что страна ее подписавшая обязуется предотвращать «любую дискриминацию по признаку инвалидности»… Мое убеждение заключается в следующем: для того, чтобы исполнялись положения Конвенции, нам на национальном уровне необходим закон против дискриминации. И такой закон должен устанавливать ответственность за проявление дискриминации. И, подчеркну самое важное, на мой взгляд: там должен быть закреплен принцип, обязывающий ответчика доказывать отсутствие нарушения права на равенство в случаях, когда лица, утверждающие, что они стали жертвой дискриминации, предоставляют суду факты о том, что они подверглись дискриминации.

Пока что в Беларуси нет ни одного нормативно-правового акта, где дали бы четкое определение понятию «дискриминация».

— Сергей, сейчас идет сбор подписей в поддержку петиции, направленной на запрет любой дискриминации. Куда этот документ будет впоследствии направлен и какое количество подписей вы хотели бы под ним увидеть?

В идеале я хотел бы там видеть около 10 миллионов подписей – по количеству населения Беларуси. На самом деле, мы не ставим задачу собрать какое-то конкретное количество подписей. Важно обозначить саму проблему. А сам текст петиции будет разослан во все заинтересованные инстанции, начиная от прокуратуры, которая стоит на страже соблюдения законности, заканчивая депутатами Палаты представителей Национального собрания. Ведь в том числе и  от депутатов, которые и занимаются законотворчеством, будет зависеть, появится ли в Беларуси такой закон.