Фото с сайта ej.by
Фото с сайта ej.by

В 2017 году импортоемкость ВВП Беларуси опять увеличилась и достигла уровня 65%. 10 лет назад при таком показателе Минэкономики било тревогу и говорило о необходимости снижения зависимости белорусской экономики от импорта. Почему сейчас все молчат?

В 2007 году министр экономики Беларуси Николай Зайченко указал на тревожную тенденцию увеличения импортоемкости ВВП страны.

«В нашей экономике есть определенная зависимость, которая проявляется в высокой импортоемкости ВВП», — заявил тогда министр. По его данным, «на каждый один доллар ВВП мы тратим 65 центов импорта». Снижение доли импорта в ВВП страны министр видел в структурной перестройки экономики за счет инноваций и масштабного внедрения новых технологий в рамках модернизации предприятий.

«В первую очередь это направлено на ресурсосбережение. В рамках этого основной ключевой задачей является экономия энергии, поскольку энергетическая составляющая это главная доминанта высокого уровня импортоемкости ВВП», — отметил министр.

Зависимость экономики от импорта, тем более в связке в зависимости от экспорта, делало белорусскую экономику слишком уязвимой фактически для любых потрясений внешнего рынка, чего бы они не касались. Последующие кризисные годы это подтвердили. И несмотря на то, что правительство начало принимать меры по уменьшению зависимости от экономики от импорта, они уже не могли ничего не исправить. Кризис долбал страну так долго, что наверное действительно благодаря лишь чуду, мы с этим как-то справились. Зато всем стало ясно, что зависимость Беларуси от внешних факторов необходимо снижать и в первую очередь зависимость от энергоресурсов.

За последние 10 лет об инновациях и импортозамещении в правительстве и в министерствах не говорил только ленивый, а на модернизацию белорусских предприятий было направлено столько средств, что можно было бы все старое до основания разрушить и на его месте наш новый мир построить, чтобы из никого стать кем-то.

Если верить Департаменту по энергоэффективности, то уже в 2015 году энергоемкость ВВП Беларуси составила всего 160 кг нефтяного эквивалента на 1 тысячу долларов ВВП. И это при том, что в 2007 году этот показатель равнялся 377 кг. Получается, что за минувшие 10 лет энергоемкость ВВП уменьшилась более чем в два раза! Правда, приводя эти данные Департамент ссылался на измерения Международного энергетического агентства, поэтому нет ничего удивительного, что эти данные серьезно разнятся с официальными данными Белстата. Согласно им, в 2015 году энергоемкость ВВП Беларуси составила 65,4% к уровню 2005 года, когда было 433 кг нефтяного эквивалента на 1 тыс. долларов ВВП страны. Путем несложного подсчета получаем в 2015 году показатель 283 кг, а вовсе не 160 кг. В 2016 и 2017 годах энергоемкость ВВП Беларуси уже не уменьшалась, а увеличилась. Незначительно — всего на 0,6% и 0,7% соответственно.

Оставим, однако, в стороне манипуляции официальных лиц со статистикой и попробуем все же разобраться, что происходит с белорусским ВВП и его зависимостью от внешних факторов.

Согласно планам правительства, в 2015 году энергоемкость ВВП Беларуси должна была составить 50% к уровню 2005 года, то есть уменьшиться в двое. Реально же уменьшение составило 34,6%. Ну не выполнили один из ключевых показателей. Не помогли ни глобальная модернизация предприятий, ни повсеместная ориентация на инновации. Бывает. В Беларуси даже довольно часто. Дело в данном случае в другом.

Если сравнивать с 2007 годом, чтобы подвести итоги десятилетия, энергоемкость ВВП Беларуси сократилась на 25% (это в натуральных объемах, а не деньгах). За этот же период цены на нефть снизились приблизительно на 45%, и только цена на газ увеличилась на 36%. Как тут не считай, за 10 лет мы должны иметь существенное снижение доли энергоносителей в структуре импорта. И действительно оно есть. Если пять лет назад доля энергоносителей в общей структуре импорта составляла 38,9%, то в 2017 году — 28%.

Говоря простым языком, Беларусь реально снизила долю импорта энергоносителей, которые были названы «главной доминантой» высокой импортоемкости ВВП. Однако, несмотря на это достижение никакого реального снижения импортоемкости ВВП не произошло.

Согласно данным Нацбанка, по итогам 11 месяцев 2017 года она составила 65% — столько, сколько и было в 2007 году. При этом только за минувший год она увеличилась на 2,5%. Возникает закономерный вопрос: Где результаты 10-летней работы по импортозамещению? Где итоги массового внедрения белорусских инноваций и модернизации предприятий?

С 2007 года, если проследить динамику прошедших 10 лет, Беларусь действительно начала снижать импортоемкость ВВП. По итогам 2014 года она уже составляла 51,9%. Однако потом ситуация изменилась и импортоемкость ВВП начала опять расти — быстрее, чем снижалась ранее. Так, например, доля Китая в общей структуре импорта увеличилась почти в два раза. Даже Россия сумела увеличить свою долю в общей структуре импорта Беларуси и не только удержать, но и укрепить доминирующее положение на белорусском рынке.

Суть не том, кто и что импортирует в Беларусь, а в том, что наша страна за последние 10 лет, ни на процент не снизила зависимость экономики от импорта. Для сравнения, импортоемкость ВВП США, несмотря на огромные поставки товаров из Китая, составляет всего около 14%. При том, что еще 10 лет назад составляла около 12%. Вроде бы и растет зависимость, но совершенно не критично. И все потому, что в структуре ВВП сельское хозяйство, которое считается одним из самых сильных в мире, занимает всего около 1% ВВП, а передовая промышленность — около 20%. Все остальное — это услуги, которые абсолютно импортонезависимы.

Опять же, говоря простым языком, пример США показывает, что снижение импортоемкости ВВП Беларуси следовало производить не за счет снижения энергоемкости предприятий, на что потратили колосальное количество средств, а за счет изменения структуры экономики. Ведь как ни старайся, но доля импорта в конечном продукте нового завода БелДжи, всегда будет выше, чем у «Маскарада» или, например, какой-нибудь консалтинговой компании.

А так получается, что минувшие кризисные лет так ничему нас и не научили. Белорусская экономика по-прежнему остается весьма и весьма зависима от внешних рынков. И уязвима. Очень уязвима. По экспорту мы хоть стараемся диверсифицировать рынки, чтобы снизить внешний риски, а по импорту идем в противоположном направлении.

Да, как отмечает Нацбанк, в 2017 году внешняя конъюнктура была для Беларуси благоприятной. Именно поэтому экономика страны немного поднялась с колен. А что будет в 2018 году, 2019-м, 2020-м?