Фото drugniy.info
Фото с сайта drugniy.info

Владелец нескольких междугородных маршруток могилевчанин Михаил Коршиков рассказал «Народной Воле» о подводных камнях, которые таят в себе правки в закон «Об автомобильных перевозках».

Нововведения в сфере автомобильных перевозок вступили в силу несколько дней назад и повергли частных перевозчиков в шок. Некоторые из них были вынуждены просто остановить работу, кто-то продолжает выходить на маршруты на свой страх и риск, кто-то готов приспособиться к новым условиям работы, а кто-то думает над тем, чтобы окончательно свернуть бизнес…

Для меня, как для бизнесмена, условия однозначно ухудшились

— Начну с того, что этим бизнесом я занимаюсь последние 15 лет своей жизни, — рассказывает Михаил. – У меня в собственности небольшой автопарк: всего четыре маршрутки, которые курсировали по маршруту Могилёв — Славгород – Могилёв. Среди частных перевозчиков в этом направлении есть небольшая конкуренция: если образно выражаться, мы все и так тут «стояли на коленях». Прибыль от пассажирских перевозок нельзя назвать баснословной, а тут еще эти нововведения…

Не скажу, что по маршруту Могилёв — Славгород ездят много. В будние дни нашими услугами пользуются 3-5 человек за рейс, в выходные спрос больший.

Как вы понимаете, до прошлого понедельника мы работали по устоявшимся годами правилам. Вроде все всех устраивало. Я исправно плачу все налоги и сборы… Но у нас в стране всё хорошо до той поры, пока в частный бизнес не пытается прийти государство со своими «усовершенствованиями и нововведениями». Я смотрю на эту ситуацию со своей колокольни. И для меня, как для бизнесмена, как для человека, который зарабатывает этим деньги, условия однозначно ухудшились.

— В чём конкретно выражаются эти ухудшения?

— Самое болезненное нововведение заключается в том, что на сегодняшний день я, как перевозчик, утратил право брать деньги с пассажиров напрямую. То есть, по новым правилам получается так: «утром деньги – вечером стулья». Нас хотят приравнять к государственным перевозчикам, считая, что мы фактически оказываем регулярные перевозки. Если это случится, то все «маршруточники», которые согласятся работать по новым правилам, будут вынуждены реализовывать билеты на поездки через кассы автовокзалов. А это значит, что деньги за эти поездки мы будем получать только через несколько месяцев. Пока на вокзалах дебет с кредитом сведут, пока перечислят эти деньги перевозчику…

Не думаю, что это будет быстрый и отлаженный процесс.

— Вы сказали, что частных перевозчиков приравняли к государственным из-за регулярности перевозок. Но ведь так по большому счету и есть: у вас же есть расписание, по которому вы регулярно выезжаете на маршрут…

— Так, да не так. Частные перевозчики имеют условное расписание. То есть, если набралось достаточное количество заявок от людей, желающих уехать в определенную дату и время, то мы выходим на маршрут. Если же достаточно пассажиров не набирается, то мы на линию не выходим. Кроме того, частные маршрутки и отличаются от государственных своей гибкостью: мы можем скорректировать время отправления машины так, как это удобно пассажирам. В этом смысле руки у государственных перевозчиков связаны.

Могилёв - Славгород, 74 км, время в пути 1ч. 22 мин.
Могилёв — Славгород, расстояние 74 км, время в пути 1ч. 22 мин.

Ультиматум: либо оформляетесь, как регулярные перевозчики, либо штрафы и конфискация

Вы пытались как-то обозначить проблему?

— Конечно, молчать мы не стали. Сегодня утром прямо на могилёвской трассе мы, частные перевозчики, ждали местных телевизионщиков – хотели обозначить проблему, высказать свои доводы.

Но вместо журналистов на месте нас встретили ГАИшники, руководители Могилёвского исполкома и руководство транспортной инспекции: «А что вы тут делаете?» — спросили они у нас. Мы объяснили цель своего нахождения на трассе, после чего нам было предложено отправиться в исполком на переговоры. Я поехал. Там прозвучал ультиматум: либо частники оформляются как регулярные перевозчики, либо реакция со стороны государства будет карательной. Нам пригрозили обвинениями в «незаконной предпринимательской деятельности». Наказание за нарушение этой статьи, сами знаете, суровое: либо непомерный штраф, либо конфискация имущества…

— Компромисса достичь не удалось?

— Был достигнут временный компромисс. Пока нам разрешили работать – по заказу. Но через некоторое время государство объявит тендер на перевозки. По каждому маршруту. Мол, участвуйте в конкурсе, побеждайте и возите людей.

— Вы будете участвовать в этом тендере?

— Честно вам скажу, окончательного решения я еще не принял. Меня возмущает в этой ситуации другое. Этим правкам, которые вступили в силу совсем недавно, не две и не три недели — им полгода. Так вот за это время ни один чиновник из Министерства транспорта не посчитал нужным разъяснить, как нам работать дальше. Грубо говоря, перевозчиков поставили перед фактом. При этом лично я давно знал о готовящихся нововведениях. Я ходил и в исполком, и к директору автовокзала, я был на приеме у замдиректора Могилевского облавтотранса. Никто не смог объяснить, к чему приведут эти нововведения.

Что касается участия в тендере, то я не вижу особого смысла в нём участвовать. Объясню почему: у меня складывается ощущение, что государство хочет «вырезать» частных перевозчиков. В свое время мы так же отодвинули государственных перевозчиков. Но это было в конкурентной борьбе: обкатывая маршрут, мы анализировали, как и когда лучше ездить, подстраивались под людей.

Сейчас мы видим попытку «отмотать всё назад». Лично я вижу два варианта развития событий: найдутся такие частники, которые будут готовы работать на условиях, предложенных государством. Несогласных же просто уберут из этого бизнеса. Пока я вижу, что нас пытаются лишить куска хлеба. И для того, чтобы этого не произошло, и частникам, и властям необходимо садиться за стол переговоров, а не использовать язык ультиматумов.