Нежный народ

80

Кто говорит? Лидия Ермошина говорит. По идее, должны говорить об этом на своих агитационных пикетах и кандидаты в депутаты всех уровней, но они молчат. Во всяком случае оппозиционные кандидаты. Наша редакция знает об этом, как говорится, наверняка: корреспондент обзвонил лидеров большинства партий, чтобы спросить, куда можно подъехать на пикет. Ответ был прост: вот сегодня – конкретно сегодня, в понедельник, 22 января, когда номер сдается, – пикетов в Минске нет. Как сказал лидер старейшей оппозиционной силы:

– Да вы што! Паглядзіце, які мароз сёння! Хто ж кандыдата ў такі мароз на вуліцу выганіць?!

Действительно! Кандидаты – народ нежный, может отморозить себе что-нибудь так что оппозиция лишится еще одного члена. Причем основательно и надолго. Единственное исключение – незарегистрированная партия БХД, и бог им в помощь! Эти сказали, что выйдут на пикет всенепременно – но после обеда.

С утра на улицах стоят исключительно пикеты «Белой Руси» и БРСМ. Эти вымерзнуть не боятся. Стойкое, в чем-то озимое поколение. Потом их стояние в ненастную погоду и при полном отсутствии рядом избирателей станет публичным объяснением того, почему победили именно эти, а не те. Хотя кто вообще будет голосовать за отморозков? Лидия Ермошина, например, точно не будет.

Автору этих строк в бытность его гастарбайтером от политтехнологий довелось работать, как говорится, на российских «северах» – в Ненецком автономном округе. Это то самое место, столицей которого является город Нарьян-Мар, увековеченный в песне Кола Бельды: там живут оленеводы и рыбачат рыбаки, а нынче еще и нефтяники к ним прибавились. Зимой там темно и холодно, но температура минус сорок по Цельсию в январе считается чуть ли не оттепелью, так что парни снимают шапки и гоняют на снегоходах. Ну да, бывает, что-нибудь отмораживают, но это выясняется уже после свадьбы. И после выборов. А до той поры все работает, как и положено в период предвыборной агитационной кампании.

Так вот там довелось мне встречать наступление нового 2007 года. Выпили мы с коллегами по бокалу не слишком ледяного шампанского и пошли в гости. Было это примерно в час ночи. А в два часа пошел снег. Крупно так пошел, прямо на глазах укладываясь, как говорится, штабелями, и за тем, как растут сугробы, можно было наблюдать прямо из окна.

И ровно в два тридцать, как по команде, на улицы Нарьян-Мара – города с населением в сорок три тысячи человек, не считая приезжих нефтяников, – вышли колонны снегоуборочной техники. Это в новогоднюю-то ночь! Когда нормальные люди от праздничных столов не отходят!

Когда праздники закончились и народ, протрезвев, вернулся в административные кабинеты, мы спросили одного из чиновников, сколько нужно платить в местном ЖКХ, чтобы техника вышла на улицы в новогоднюю ночь. Кирилл только усмехнулся.

– А вы видели, как снег падал? Вот если бы они не выехали его убирать, до конца сезона ни одна машина по городу не смогла бы проехать. Кротами пришлось бы в сугробах подснежные ходы прорывать.

Представляете? До конца зимы город лежал бы в сугробах. Тут ни пьянка, ни мороз со снегом невыполнению служебных обязанностей оправданием быть не могут. Не будет у города другого шанса, если дороги и тротуары не расчистят. До конца зимы – под снегом, плавно перетекающем в лед.

На выборы у нас реагируют как на снег. Снег в Беларуси всегда падает неожиданно, телеканалы, получающие прогнозы погоды из одного и того же органа для одной и той же территории, в одно и то же время называют различную температуру. Коммунальщики оказываются не готовыми к тому, что могут быть заморозки – или, наоборот, оттепель. Вот и политики – точно так же. Выборы для них – снег на голову и лед под ногами. Неожиданно подкрались. А если вдруг и мороз – вы что, с ума сошли, какие пикеты?! В такую погоду – целых минус восемь! – хороший хозяин собаку на улицу не выведет, не то что партийный актив! Мы же – не отморозки!

Поделиться ссылкой: