Этой эпопее уже десять лет. Сразу после создания «Белой Руси» Лукашенко начал опровергать, что он создает партию под себя или чтобы сделать старшего сына президентом. В шутку или почти в шутку, но на пост преемника он тогда номинировал младшего, Колю.

С тех пор спикеры «Белой Руси» много раз признавались, что готовы и совсем не против стать партией. В 2013-м даже говорили, что этого хотят 95% членов объединения. Околовластные эксперты регулярно рисуют форматы будущей политической системы Беларуси, где есть одна большая правящая центристская партия, и пара маленьких: слева — коммунисты, справа — комфортные «либерал-демократы» им. Гайдукевича.

Под эту конфигурацию логично будет переделать избирательную систему и формировать полпарламента по партийным спискам. Как в России. За этот вариант давно выступает Лидия Ермошина и многие лояльные власти партии.

Сторонников этой идеи внутри вертикали можно понять. Партийные структуры — это проверенный десятилетиями лифт наверх для номенклатуры, новые бюджеты, должности и рычаги влияния. Поддерживают эту идею, «партизацию» белорусского авторитаризма, как некоторые сторонники плавной демократизации внутри власти (а такие есть), так и мягко-оппозиционные силы вроде «Говори правду». Они считают, что это добавит в систему щепотку конкуренции и динамики. Что в свою очередь подготовит страну к более плавному транзиту власти, чем если все вдруг пойдет по каким-то стихийным сюжетам.

Все эти доводы «за» трансформируются в «против», когда смотришь на них с колокольни президента, который сегодня даже не приехал на съезд. Он с самого начала своего похода в политику выбрал амплуа народного вождя, лидера с прямой связью с массами. Институты-посредники всегда тяготили Лукашенко.

Поэтому рядом с парламентом в 96-м году появляется Всебелорусское собрание — как, по задумке, ничем не опосредованный канал общения с народом. Отсюда и походы на субботники, в поля и на заводы. Кадры семейного сбора урожая на главном хозяйстве страны должны убедить простого зрителя, что его президент такой же, как и он сам.

Никакая партия не вписывается в этот имидж. Даже такая, у которой, как у «Белой Руси», не будет идеологической позиции, кроме «мы за все, за что Лидер». Но это как раз не проблема, отсутствие четкой идеологии не помешало в сюжетах и с «Единой Россией», и с «Блоком Петра Порошенко».

Проблема «Белой Руси», что на их фоне она опоздала, ее путеводный президент уже у власти давно. В Украине или России партии власти создавались, чтобы укрепить позицию лидера в начале его президентского пути, дать ему решающий голос в парламенте. В Беларуси этот вопрос не стоит, потому что у самого парламента уже 20 лет нет власти. Президенту незачем укрепляться внутри органа, который по факту просто штампует те нормативные акты, которые администрация решила оформить законом, а не декретом или указом.

Свои остальные функции — заполнять избиркомы лояльными людьми, набирать персонал для предвыборных пикетов и прочих парадов — «Белая Русь» отлично выполняет и в статусе общественного объединения.

Создание партии на ее базе означало бы появление в государстве параллельной вертикали, нового измерения лояльности номенклатуры. Приказы теперь могут прийти не только от начальника, но и от партийного руководства. В этом нет большой проблемы для президента, пока его партия его обслуживает. Но ничто не вечно под луной. Александр Лукашенко, судя по стилю его многолетнего правления, смотрит на любые реформы через призму будущих, потенциальных рисков для прочности своей власти. И здесь их минимум два.

Во-первых, в годы затяжного кризиса партийные функционеры с их привилегиями и пустыми должностями только злят людей. Президент помнит свою политическую молодость, когда борьба с надоевшей всем партийной номенклатурой КПСС была самым простым путем к народному сердцу. Создавать сегодня, в годы всеобщего затягивания поясов, очередную прослойку бюрократии — значит дать оппозиции новый и удобный объект для фокусирования недовольства людей. Это политический аналог Франкенштейна.

Можно, конечно, попробовать использовать партию как громоотвод, списывать на нее все ошибки на местах. Так делает Путин, когда идет на выборы самовыдвиженцем из-за того, что его личный рейтинг намного выше, чем у «Единой России». Но это слишком сложный трюк в маленькой стране с ручным управлением, где президент лично контролирует все — от хода посевной до подготовки хоккейной сборной. Люди не поверят, что в их бедах виновата какая-то партия.

Но проблемы не исчерпываются сегодняшним днем. Партия «Белая Русь», созданная через добровольно-принудительный набор чиновников, без энтузиазма снизу, без идеологии — очень шаткая конструкция в момент, когда позиции президента по какой-то причине слабеют.

В худшем случае в час «икс» лидеры такой партии власти, желая сохранить свои уже привычные руководящие позиции и шансы на место в будущей конфигурации сил, кидают своего лидера, как поступила «Партия регионов» с Виктором Януковичем. В лучшем же случае партия молча разбегается, как 20-миллионная КПСС, когда разваливался Советский Союз. То, что задумывалось как подушка безопасности, неожиданно оказывается карточным домиком.

Значит ли это, что надежды «Белой Руси» бесплодны навсегда? Скорее нет, чем да. Дело в том, что своя партия нужна не только для того, чтобы все было, как у друзей по СНГ. Без азиатских традиций передачи власти детям (а в Беларуси таких традиций все же пока нет) авторитарный лидер рано или поздно вынужден будет задуматься о том, что пора готовить преемника.

Подготовка — это в первую очередь легитимизация будущего лидера в глазах элит, чтобы передача власти прошла гладко, а преемника сразу после вступления в должность не скинули те, кто сам хотел ее занять. Важно выработать у номенклатуры привычку смотреть на этого человека снизу вверх, а не просто как на временного фаворита президента.

Если в запасе есть только год-полтора, можно назначить его на какую-то ответственную должность и быстро продвигать по служебной лестнице, посылая тем самым сигнал обществу и элитам, кто будет следующим лидером. Таким, например, был путь сегодняшнего президента России.

Но если есть время на более плавные телодвижения, то можно сначала собрать всех более или менее влиятельных чиновников в какой-то коллектив, а потом помочь закрепить авторитет своего человека внутри этой группы, сделать его «первым среди равных». Правящая партия со своим политбюро и генсеком идеально подходит для этого. Потому что она даже в авторитарной стране имеет какой-то политический вес в глазах элит, общества и воспринимается серьезнее, чем простой «БРСМ для взрослых».

Если же кроме создания такой партии в Беларуси начнут усиливать роль других партий и парламента в целом, допустят какую-то ограниченную конкуренцию, значит, в планах у президента — уход от персоналистской и вертикальной модели управления страной после смены власти. Это сценарий мягкой демократизации, в которую я хоть и сильно не верю, но исключить во веки веков на 100% тоже не могу.

Поэтому за съездами «Белой Руси», несмотря на последние «10 лет сурка», стоит следить. Когда президент вопреки всем издержкам и рискам все же даст добро на создание партии власти, это почти наверняка будет сигналом, что он всерьез задумался, какой будет белорусская политика после него, и начал ее к этому готовить. Управляемый транзит может занять долгие годы, но у какого-то из …надцатых заседаний или съездов «Белой Руси» есть хороший шанс запустить этот таймер.