— Раней тут быў шляхецкі фальварак Зацішак, ад яго толькі млын і застаўся, — рассказывает Александр Варикиш. — Яшчэ нядаўна ён працаваў, яго стан быў даволі добры. Я разумею: статуса ахоўнага будынак не мае, але як аб’ект турызму яго можна выкарыстоўваць. Таму я пазваніў старшынi СПК Гальшанскі Мікалаю Праўко, прапанаваў розныя варыянты: ці выкупіць аб’ект як дровы, ці падпісаць дамову з імі аб даглядзе аб’екта, ці купіць ім дровы. Любы варыянт. У адказ было: «Не дуры мне галаву», — і кінуў трубку. Не так даўна я выкупіў у суседняй вёсцы стары свіран — у бухгалтэрыі палічылі, колькі з яго атрымалася б дроў і прадалі, усе давольныя.

Мы дозвонились до председателя СПК «Гольшанский» Николая Правко и попытались у него выяснить, почему мельницу нужно было так срочно разбирать.

— Это не мельница, а гнилье на подпорках. Она стояла десятилетиями без дела и никому не нужна была. А сносить ее стали по предписанию как аварийное здание, чтобы кого не придавило… Тогда только начали по всем инстанциям звонить. Разобрали его на дрова, там гнилое дерево. Вот и все. А кто его, гнилье это, купит?

На наш вопрос, а пытались ли старую мельницу продать кому-нибудь заинтересованному, Николай Правко ответил: «Что вы мне тут начинаете мораль читать? У меня разнарядка!». И положил трубку.

В отделе экономики Ошмянского райисполкома объяснили, что мельница через аукцион не продавалась и числилась на балансе КСУП «Гольшаны». Это не районная собственность, распоряжаться своим имуществом может только СПК. И если желающих купить здание не было (о таких в райисполкоме тоже не слышали), его признали ветхим и аварийным, то хозяйство могло принять решение о его сносе.

К вечеру стало известно, что рабочие, которые занимались разбором, уехали. Они успели снять крышу, но стены еще целые.

Александр Варикиш намерен официально обратиться в КСУП «Гольшаны» с просьбой продать ему здание мельницы.