Срок исполнения приговора будет отсчитываться со дня постановки Белявского на учет в исполнительной инспекции.

Накануне прокурор Алексей Кисляк запросил для Белявского именно такое наказание. По мнению гособвинителя, смягчающими обстоятельствами являются признание обвиняемым вины в полном объеме, чистосердечное раскаяние, а также полученные судом положительные характеристики на него. В связи с этим возможно применение самой мягкой санкции уголовной статьи, подчеркнул Кисляк.

Адвокат Белявского Вадим Мушинский в свою очередь считал возможным использовать в отношении подзащитного более мягкое наказание — штраф. По словам адвоката, у Белявского достаточно смягчающих обстоятельств. «Каких-то целей в отношении данного патрона у него абсолютно не было, он не собирался проверять данный патрон на боеспособность или использовать по прямому назначению», — сказал защитник.

Мушинский также отметил, что действия его подзащитного «не носят ярко выраженного криминального характера, а совершенное им деяние имеет крайне малую степень общественной опасности, если имеет вообще».

Последнее слово Белявского было кратким: «Я свои необдуманные действия осознал, в чем раскаиваюсь».

Ранее в суде Белявский пояснил, что в 2013 году купил в городе Речице Гомельской области автомобиль, в котором через некоторое время обнаружил этот патрон. Он забрал патрон домой, положил его в ящик стола и ни разу не доставал. «Он все время там валялся. Хранил его как сувенир», — сказал обвиняемый. По словам Белявского, он выбросил бы патрон при первой возможности, если бы вспомнил о нем. Подсудимый также добавил, что не был точно уверен в том, пригоден ли боеприпас для использования.

Патрон был обнаружен оперативниками во время обыска в доме Белявского весной 2017 года, когда он проходил фигурантом по «делу патриотов».

Белявский был задержан 28 марта 2017 года и обвинен по ч. 3 ст. 293 УК (обучение и подготовка к участию в массовых беспорядках). 2 июня отпущен из СИЗО КГБ под подписку о невыезде. В том же месяце дело о подготовке массовых беспорядков, возбужденное в преддверии Дня Воли 25 марта, было прекращено, а второе возбужденное уголовное дело (о создании незаконного вооруженного формирования) — передано из КГБ в Следственный комитет. 27 ноября СК закрыл дело о вооруженном формировании в связи с тем, что, как было установлено, действия фигурантов не были направлены на насильственное изменение конституционного строя.

Новое уголовное дело — по факту найденного у Белявского патрона — было заведено в начале декабря.