Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Каждый декабрь – вот уже более десяти лет! – маэстро Александр Анисимов дает новогодний концерт 31 декабря. Музыкальный вечер в ночь перед боем новогодних курантов стал очень популярен у минчан.
12:26 29 снежня 2017
13
Памер шрыфта
Фото с сайта ruspekh.ru

Поэтому постепенно этот «снежный концерт» превратился в цикл. В этом году в афише появилось уже три декабрьских симфонических вечера Александра Анисимова: один из них прошел 26 декабря, два других впереди – 30 и 31. Но, как говорится, просьба не беспокоиться: билеты раскуплены еще в октябре! Маэстро воспитал целое поколение публики, которое уже не представляет себе встречу Нового года без классической музыки. Как, впрочем, и всю остальную свою жизнь. Концерты Анисимова практически всегда проходят при переполненном зале. Мы задали дирижеру провокационный вопрос: как он добивается аншлагов? Может быть, осознанно идет на заигрывание с публикой? Правда, серьезный музыкант Анисимов такие вопросы «щелкает» на раз:

– Я не боюсь того, что долдонят за моей спиной скептики. Сегодня без искреннего стремления прийти к публике самим, а не ждать, когда она захочет вас услышать, музыкантам просто не прожить. Поэтому когда я составляю любую программу, всегда думаю, чтобы это было не серо, а увлекательно. И чтобы люди не считали, что на сцене сидят ботаники-академики, а в зале – несчастная серая масса.

– Хотите слиться с массами? В это трудно поверить…

– Нет, я не ищу панибратства с публикой: все равно мы элита. И жанр классической симфонической музыки все равно элитарный, конечно. Хотя вот японцы: они покупают билет за 150 долларов и не стесняются, что чего-то не понимают. Знают, что даже поспать на концерте классической музыки и то полезно для здоровья. Потому что подсознательно музыку сердцем воспринимает каждый человек.

– В этом году и у вас, и у оркестра был юбилей, две прекрасные цифры: 70 и 90. Думаю, сегодня такому серьезному коллективу как Государственный симфонический оркестр, все под силу. Или есть проблемы?

– Не поверите, большая проблема – получить нотный материал. Это не всегда просто и главное – не дешево. Например, «Саломея» Рихарда Штрауса. На это сочинение до сих пор сохраняются права наследников, поэтому, когда мы захотели его исполнить, только посольство Германии смогло нам помочь. Они купили права на один концерт, всего на одно исполнение, оплатив аренду нот. Или, скажем, «Кольцо Нибелунгов» Вагнера. У нас этих нот нет, они есть у маэстро Гергиева в Мариинском театре, их тоже можно получить только за деньги. 

– А какой нотный материал есть только в нашем оркестре? Чтобы его тоже можно было отдать в аренду за деньги?

– Я везу из Беларуси в Россию цимбальный концерт Курьяна, музыку Глебова, Смольского – этих нот в российских коллективах нет. Добавлю, что в нашем оркестре работали такие мастера, как маэстро Катаев, который был азартен на исполнение новой музыки. Например, он был первым исполнителем некоторых произведений Шостаковича, мало того, чуть ли не запрещенных. Четырнадцатую симфонию Шостаковича он каким-то чудом вывез из Москвы и первым исполнил ее именно в Минске. Или того же Бартока, или Хиндемита. Замечу, в зарубежных оркестрах этих проблем нет, там сразу примерно 60 процентов бюджета оркестра закладывается на аренду нот. А у нас все «бесплатно» – кормимся пока из интернета.

– Позвольте спросить: а сколько лет вы уже стоите за дирижерским пультом?

– Я начал заниматься дирижированием, будучи еще студентом, так что насчитывается 50 лет моего «размахивания руками». И почти 30 лет я работаю в Беларуси. Хотя всегда совмещаю с работой в оркестрах других городов, в том числе как главный дирижер. Любой артист, любая персона, которая достигает определенных результатов, бывает сразу востребована.

– Я всегда поражаюсь, как вам удается не разорваться на части, летая между несколькими городами, а то и странами?

– Зачем разрываться, когда есть график, дисциплина, правильное отношение к здоровью, налаженная ситуация с помощниками, ассистентами. Это радостная работа, которая приносит творческое удовлетворение. Тем более что вторая часть моей профессии – опера. Я неразрывно связан с вокалом, голосом, движением, и, когда в свое время пришло предложение из Перми возглавить оркестр оперного театра, я его принял. Потом был театр в Ростове. Потом Ирландия, Испания, Голландия. Потом Самара – последняя моя любовь. И хочется надеяться, что сил еще на многое хватит.

– Вопрос, насколько нужен дирижер в оркестре, сейчас считается из области анекдотов. А вдруг мы доживем до времени, когда эту должность упразднят?

– Пример работы оркестра без дирижера исторически существовал: знаменитый «Персимфанс» – первый симфонический ансамбль в 1920–1930-х годах. Этот эксперимент просуществовал недолго, всего год. Но сейчас технологии запросто могут дойти до такого: заменить дирижера роботом. Хотя на Западе стоимость билета по-прежнему очень высока: на симфонические концерты – 300 евро, на камерную инструментальную музыку – 250, на оперу – 200, на балет – 150 евро. Однажды перед Новым годом я дирижировал в Токио Девятую симфонию Бетховена. Дирижировал ее четыре дня подряд, причем в огромном «Сантори холл» на 2 тысячи человек. И по всему Токио в ту предновогоднюю неделю роскошными оркестрами Токио исполнялась та же самая Девятая симфония Бетховена. У них принято встречать Новый год не «Щелкунчиком», как в Европе, а Бетховеном. И билеты раскупаются японцами вчистую! Почему? Живое исполнение живых людей, которые на ваших глазах отдают свою энергию, которые творят на ваших глазах, не заменит никакая техника.

– Интересно, как вы относитесь к своей популярности?

– Я от нее не прячусь. Люди ко мне подходят, мы разговариваем. Особенно приятно, если кто-то просит помочь с билетом. Только однажды на вопрос дамы «Вы не Анисимов?» я ответил: «Нет». Мы буквально столкнулись с ней в дверях магазина, и, кажется, оба торопились. Но она все-таки успела сказать: «Очень похожи. Вот он тоже такой вежливый».

– Какой стиль общения с коллективом вы предпочитаете?

– Я хочу в оркестре видеть единомышленников, чтобы искать истину вместе. Но я же понимаю: на одних улыбках и похвалах далеко не уедешь. Пожалуй, мой стиль диалектическое совмещение демократии с требовательностью.

– Что бы вы перед Новым годом, Александр Михайлович, пожелали самому себе?

– Однажды в Лондоне я работал вместе с Мстиславом Ростроповичем и задал ему вопрос про планы. Он ответил: «Понимаешь, я раскрываю свой дневник (дело было в 2000-м), а там написано: 2011 год, Ковент Гарден, начало репетиции в 11.00. Ну, придется жить!» У меня, правда, не на 10 лет вперед расписано, но на три года вперед задание есть. Так что я пожелал бы себе того же: «Придется жить!»

Тэмы:,
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

3 лістапада 2017

Зміцер Вайцюшкевіч «вярнуўся» ў Мінск з вялікім канцэртам (фота)

Зміцер Вайцюшкевіч "вярнуўся" ў Мінск з вялікім святочным канцэртам.
26 кастрычнiка 2017

Маэстро Анисимов: Люблю заранее встретиться с солистами и попугать

Вчера в Союзе композиторов на улице Революционной, дом 8, публика могла свободно пообщаться с маэстро Александром Анисимовым, чей 70-летний юбилей наша музыкальная общественность, а также поклонники д
28 верасня 2017

Фестиваль Юрия Башмета открылся в Минске двухчасовым концертом

Порадовать публику в Минск прибыли около 100 музыкантов Государственного симфонического оркестра "Новая Россия".