Раса Юкнявичене, вице-президент Парламентской ассамблеи НАТО: «Все мы представляем интересы альянса…»

15

 

С 2008-го по 2012 год госпожа Юкнявичене работала на посту министра обороны Литвы, а сейчас она – вице-президент ПА НАТО. Об этой организации, вопросах безопасности региона, ситуации в Украине она рассказала в специальном интервью для «Народной Воли».

ПА НАТО – что это такое…

– Госпожа Юкнявичене, вы – вице-президент Парламентской ассамблеи НАТО. Сколько времени работаете в этой должности?

– Второй год, две каденции. Парламентская ассамблея – это структура, представляющая парламенты стран НАТО, но не только. Право выбора и право быть избранными имеют те парламентарии, государства которых являются членами НАТО. Но приезжают на наши заседания и представители других государств – ассоциированных членов. Я думаю, что самые интересные дискуссии касаются сферы обороны и безопасности.

Я работаю в этой ассамблее как член делегации литовского парламента с 1999 года. Был только один перерыв, когда я была министром обороны. Министры не являются членами этой ассамблеи. Там только парламентарии, которые не работают в правительстве.

Вице-президентом первый раз меня выбрали еще в 2008 году, но буквально через несколько дней, когда наша партия победила на выборах, мне предложили занять пост министра обороны Литвы. Так что реально вице-президентом ПА НАТО я стала в 2016 году.

– Этот пост предполагает, что в Парламентской ассамблее у вас позиция, скорее, общеевропейская? Или все-таки вы больше продвигаете интересы Литвы?

– Нет никаких «своих» интересов… Все мы представляем интересы НАТО, всего альянса, который имеет свои задачи, свои цели.

– То есть разногласий внутри Парламентской ассамблеи нет?

– Конечно, есть. Но это не интересы отдельных государств. Например, когда ведется дискуссия насчет агрессии России против Украины, то, понятно, такие государства, как Литва, Польша, Латвия, отстаивают свою точку зрения – мы лучше знаем ситуацию. А для других государств, допустим, там, на юге, важнее проблема беженцев. Но мы стараемся понимать друг друга.

Это очень хорошо, чтобы мы поняли: угрозы на юге являются также угрозами и для нас, потому что мы вместе, в одной семье. Если один член семьи чувствует угрозу своей безопасности, то мы должны солидарно понимать это. Все решается консенсусом.

Но случаются и разногласия, например, в связи с тем, что некоторые члены делегаций – из левых партий, у них одно представление по ряду вопросов, у правых – другое. Но самое главное, чему я рада, это то, что люди прислушиваются друг к другу. Это очень важно, чтобы ты не только умел сказать о своих проблемах, но и прислушивался к мнению других.

Кто лоббирует интересы Путина

– Мне интересно, есть ли в Парламентской ассамблее НАТО лоббисты путинских интересов? Есть ли примеры коррупции?

– До 2014 года Россия была ассоциированным членом ассамблеи, и всегда приезжали делегации из обеих палат российского парламента. Но после аннексии Крыма они были удалены. Мы проголосовали за то, чтобы их не было, и сейчас их нет. Так что прямого лоббирования как бы нет.

Но в Европе есть пророссийски настроенные политики, например в германском парламенте, которые стремятся влиять на работу Парламентской ассамблеи, лоббируя интересы России.

За кого голосуют в постсоветских странах и почему

– Как вы думаете, почему пророссийские настроения характерны именно для жителей Восточной Германии, ведь они как раз таки очень хорошо знают, что такое коммунизм…

– Думаю, такие настроения в Восточной Германии есть потому, что там живут люди, которые не имели такого демократического опыта, какой есть у западных людей. Граждан Запада отличают либеральные взгляды.

«Самый главный вопрос – это Украина». План Маршалла

– Есть ли какая-то стратегия у НАТО в отношении спорных грузинских территорий, а также Донбасса и Крыма?

– Я считаю, что это самая настоящая агрессия России против Украины.

– А против Грузии?

– И против Грузии  то же самое.

Что касается единой стратегии, то мне хотелось бы, чтобы она была. Но Парламентская ассамблея не является каким-то учреждением, где есть правительство, которое как скажет, так и будет. Мы принимаем резолюции, рапорты, мы делаем анализ – и посылаем в НАТО. Мы не являемся частью НАТО. ПА – это такая отдельная структура, которая работает вместе с экспертами. В частности, и с экспертами НАТО. Там представлен каждый парламент стран-членов НАТО.

Для меня как главы литовской делегации в ПА НАТО сейчас самый главный вопрос – это Украина. Грузия тоже, но Украина особенно, потому что мы думаем: если Украина будет идти по успешному пути и показывать пример таким государствам, как Россия, то и России будет лучше. Это поможет России справиться с нынешним автократическим агрессивным режимом.

Так что мы всеми силами помогаем Украине, делаем все, чтобы те, кому еще не все ясно, прозрели и поняли, что там творится. Мой коллега бывший председатель нашей партии Андрюс Кубилюс  работает сейчас над так называемым планом Маршалла для Украины. Как вы знаете, это был план помощи Америки странам Европы, понесшим большие потери во Второй мировой войне. Так вот мы считаем, что сейчас надо помогать тем государствам, которые только теперь уходят из такого почти послевоенного статуса – ведь у них не было сформировано полноценное государство, не было нормальной рыночной экономики и т.д.

– Вы имеете в виду прежде всего экономическую помощь?

– Речь идет как об экономической помощи, так и об административной реформе, методах борьбы с коррупцией и о многом другом, что будет помогать этому государству становиться на ноги.

– Предполагается, что это будет после разрешения вопросов о спорных территориях или уже сейчас?

– Уже сейчас. Это параллельно. Чтобы сейчас те территории, которые под управлением Украины, могли развивать демократию, экономику, чтобы люди видели разницу.

Мы взялись за это, потому что видим: все устали от войны, происходит своеобразное привыкание к той ситуации, которая сложилась. А это как раз очень удобно для России. И восточная соседка проводит гибридную работу в самой Украине, чтобы, скажем, через выборы пришли какие-то силы, может быть, даже не прямо пророссийские, но, например, какие-то националистические, которые бы компрометировали Украину в глазах Запада.

Так что мы очень озабочены тем, как будет развиваться ситуация в Украине. Мы заинтересованы в том, чтобы европеизация Украины была реальной.

– В связи с этим вопрос: а Беларусь обсуждается, находится в зоне внимания НАТО? Хотя бы на третьей странице списка?

– Обсуждается. Получаем вопросы, особенно мы, кто живет рядом с вами. В Литву довольно часто приезжают представители комитетов Парламентской ассамблеи НАТО, в следующем году в Вильнюсе пройдет Standing committee – это саммит самого главного комитета, в который входит около ста руководителей делегаций с заместителями.

И мы всегда стараемся включить в повестку дня вопросы наших соседей, и в частности Беларуси. Но, к сожалению, пока мы не можем сказать ничего позитивного, только то, что Беларусь, на наш взгляд, все больше и больше теряет свой суверенитет.

– Есть ли какие-то планы, какая-то стратегия в отношении Беларуси?

– Я не скажу, что никто не интересуется тем, что происходит в вашей стране. Ведется мониторинг, в Беларуси работают послы государств НАТО, Европейского Союза. Хотелось бы всем, конечно, чтобы между нами не было снова железного занавеса.

И здесь опять вернусь к вашей южной соседке. Если будут позитивные перемены в Украине, если разница жизни будет видима, заметна, если Украина станет более открытой, будет ближе к Европе, то, я думаю, это повлияет и на вашу ситуацию, особенно на вашу молодежь.

– Вот почему важно задействовать так называемый план Маршалла, чтобы была видна реальная помощь Украине. Сейчас российская пропаганда вбивает населению наших стран в голову: «Никому вы в Европе не нужны, никто вас там не ждет, помогать вам никто не будет и т.д.» А у нас из шести телеканалов половина российских…

– Это ужас какой-то! Российская пропаганда по всем каналам. Это реально плохо. Есть такая поговорка: огурец не хотел быть соленым, но стал таким, потому что его бросили в соленую воду…

– Исходя из этого, для белорусов очень актуален визовый вопрос. Стоит побывать несколько раз в Европе, и вся эта пропаганда разбивается.

– Согласна с вами, но есть еще немало преград на пути к тому, чтобы белорусы имели возможность разъезжать по Европе без виз.

Про признание спорных территорий

– Я правильно вас понимаю: Европа будет оставаться на позициях, что Донбасс – это Украина, и Крым – тоже Украина?

– Я уверена, что так будет. Но тут важно, как сама Украина будет действовать. Я слышу там разные голоса. Подобное было когда-то и у нас в Литве. Мы жили под оккупацией 50 лет. И мало кто сначала думал, что мы когда-нибудь будем свободными. Если бы мне кто-то когда-то сказал, что я буду вице-президентом Парламентской ассамблеи НАТО, – я и во сне такое не могла увидеть. Но время все изменило. Оно наложит свой отпечаток и на Крым, и на Донбасс, и на вашу страну.

Вопросы задавала Анна КРАСУЛИНА.

Поделиться ссылкой: