Доллар вне закона?

20

Мол, это общемировая практика. Как и всякий резервный фонд, ФОР создается на случай разных неблагоприятных ситуаций и имеет подстраховочное значение, укрепляет надежность банковской системы страны. Кроме того, изменяя норму обязательных резервов, центробанк влияет на способность коммерческих банков кредитовать своими ресурсами клиентов, а значит, и на динамику изменения денежной массы, и, следовательно, на инфляцию. Банкам, конечно, охота эту норму иметь пониже, чтобы больше денег иметь в своем распоряжении и зарабатывать прибыль.

С учетом того, что инфляция усилиями Нацбанка в экономике Беларуси снизилась до исторического минимума существования суверенного государства, главный регулятор периодически снижал норму резервирования для банков, доведя ее до 4%. Но по рублевым ресурсам. А вот по валютным ресурсам эта норма со стороны Нацбанка повышается космическими темпами. Еще недавно она была 15%, а с Нового года – уже будет 17%. Получается, чем больше валюты в распоряжении коммерческого банка, тем существеннее та часть ресурсов, которую нужно перечислять главному регулятору. Главная идея Нацбанка при этом – борьба с долларизацией белорусской экономики. Действительно, есть о чем беспокоиться денежным властям. Оказывается, в денежном обращении Беларуси валютная составляющая во главе с долларом в переводе ее на рублевые курсы уже давно превышает рублевую массу.  Мы, конечно, не банановая республика, где вообще национальную валюту ни во что не ставят, но все же…

Заметьте, господа белорусы, уже давно нам отказано в выдаче валютных потребительских кредитов, любые сделки в валюте противозаконны. И это нормальная практика почти любых государств, патриотично ориентирующих своих граждан на национальную денежную единицу. Исключение составляют такие туристические страны, как, например, Турция, где у отдыхающих там наших земляков магазины принимают все валюты – турецкие лиры, доллары, евро и даже российские рубли.

Но вернемся к нашим банкам. Они, как мне известно, выражают резкое недовольство действиями Нацбанка по глубокой дифференциации нормы резервирования между белорусскими рублями и валютой. Дело в том, что 15%, а с Нового года 17% своих ресурсов они должны перечислять в ФОР все равно рублями по их валютным  курсам. Получается, чем больше валюты у банка, тем меньше рублей остается у него в распоряжении для активных операций. В основном для кредитования клиентов. И не только. Тем меньше рублевых ресурсов для выполнения обязательств перед банковскими вкладчиками и ниже депозитные проценты, которые они могут предложить своим клиентам. Другими словами, у банков возрастает риск ликвидности. На этот счет ведущие коммерческие банки написали коллективное письмо с соответствующими обоснованиями главному регулятору с просьбой снизить норму резервирования по валютным ресурсам.

Но Нацбанк остался непреклонен. Более того, как я отметил выше, валютная норма резервирования с начала 2018 года еще более увеличивается. Тем самым главный регулятор подтверждает, что борьба с долларизацией белорусской экономики ставится им во главу угла. Для этого у Нацбанка есть основания. В последние месяцы он не без использования административного ресурса давит на банки, чтобы они снижали депозитные ставки, прежде всего на валютные вклады. Потому что еще недавно белорусы-вкладчики держали до 75% сбережений в валюте. Прогресс есть. Доля валютных вкладов в общей структуре депозитов уменьшилась до 67,9% в октябре текущего года с 76,2% в январе 2016 года. Потому что рублевые депозитные проценты могут достигать сегодня 9–10% годовых, тогда как по валюте банки дают в основном не больше 2–2,5%.

Нужно поддержать Нацбанк в его стремлении уважать свою национальную валюту. Но белорусы, пережив столько обвальных девальваций родного рубля (последние: декабрь 2014 года, январь-февраль 2015 года, август 2015 года, а 2011 год и вспоминать не хочется), имеют стойкий соответствующий синдром – недоверие к своей денежной единице. Кажется, пускай банки снизят депозитные валютные проценты до нуля, все равно основное количество валютных вкладчиков останется в долларовой и евровалюте. Хотя арифметически сегодня не стоит труда доказать большую выгодность рублевых вкладов.

Белорусы по-прежнему измеряют свою зарплату в долларах. И лозунг властей «всем «попиццот» – тоже в долларах. Только позже он был конвертирован в 1000 белорусских рублей. Этого нет и в помине у россиян. У них рубль в авторитете. У нас на каждом шагу «обменники», в которые обедневшие белорусы «сливают» уже два года подряд свои валютные сбережения. В какой-нибудь Швеции вы ноги собьете, чтобы найти этот «обменник» и поменять свои доллары на местную крону. И так во всех развитых странах. Национальная валюта в приоритете. Правда, для Беларуси ситуация двояка. С одной стороны, в валюте всегда остро нуждается экономика и столько усилий тратится, чтобы ее заработать, увеличить экспорт, с другой стороны, есть стремление изгнать чужеземные дензнаки из внутреннего  обращения. По меньшей мере, для населения.

Но что мы видим сегодня? Наш «заяц» вновь поплыл. Легко взял двухрублевый рубеж по отношению к доллару. Это в который раз вызывает легкую панику у рублевых вкладчиков. Появляются пессимистические прогнозы о девальвации белорусского рубля, которая как раз совпадала с новогодними праздниками. Вспомните начало 2009 года. Девальвация сразу на 20,5%. Однако будем оптимистами. У руля в Нацбанке наученные горьким опытом специалисты. Они умеют пользоваться соответствующими финансовыми инструментами для удержания ситуации под контролем. Так, например, чтобы обуздать аппетиты коммерческих банков, с 1 декабря максимальная ставка, выше которой установлены санкции со стороны главного регулятора, составляет: для рублевых депозитов физических лиц – 10,8%, для депозитов юридических лиц – 9,6%, для кредитов  физлицам – 16,8%,  юрлицам – 12%. Для удержания стабильности в экономике Нацбанк принял решение не изменять свою ставку рефинансирования в истекающем году. В отличие от уходящего 2017 года в следующем году он намерен ее снижать только до 10% годовых шажками по 0,25%. Остается надеяться, что, как вытекает из восточной сказки, в Багдаде (значит, в Беларуси) будет все спокойно.

Поделиться ссылкой: