Только что закончился один из популярных оперных фестивалей в Италии — “Равенна фестиваль”. Он по традиции проходит в старинном городском театре Алигьери (ему почти 200 лет!) и собирает молодых, подающих надежды музыкантов, а также звезд первой величины: в нем участвовали Валерий Гергиев, Зубин Мэтта, Анна Нетребко, Клаудио Аббадо… Патронирует фестиваль всемирно известный дирижер Рикардо Мути и его супруга Кристина Мацавеллани Мути. В этом году главным дирижером осеннего “Равенна фестиваля” знаменитая итальянская семья пригласила молодого белорусского маэстро Владимира Оводка.

Музыкальный забег белоруса в Италии
Маэстро Владимир Оводок. Фото Олег Красовский

И вот он вернулся домой в Минск: со стопкой итальянских газет, где нашему дирижеру достаются самые блестящие характеристики.

— Вы несколько лет подряд ездили в Равенну в качестве ассистента маэстро Мути, а в этом году он, наконец, доверил вам быть на фестивале главным дирижером. Что испытали?

— Я понимал, что относительно молодому дирижеру (мне 32 года), чтобы дирижировать высшими по сложности произведениями, надо иметь не только опыт, но и набраться мужества. Но благодаря моим учителям, а также прошлым поездкам в Италию и общению с маэстро Мути, у меня уже какой-то багаж набрался. Тем более маэстро несколько раз приходил на репетиции, давал ценные советы по стилю, по звуку, делился такими тонкостями, тайнами, которые известны только большим мастерам. Мне доверили дирижировать всей программой фестиваля: «Тоска» Пуччини, «Сельская честь» Масканьи и «Паяцы» Леонкавалло. Три мощных оперы в стиле веризма. Подготовка к спектаклям шла, практически, два месяца. Перед началом фестиваля провели три открытые для публики генеральные репетиции. И с 17 ноября каждый день давали по спектаклю. И так девять дней подряд. И только один выходной.

Музыкальный забег белоруса в Италии
Сцена из спектакля “Паяцы”

— Но вы выстояли! И что испытали? Признайтесь — потрясение?

– Изначально зная, что предстоит своего рода забег: каждый день новый спектакль — «Тоска», «Сельская честь» или «Паяцы», и так три раза по кругу. То есть надо было уметь быстро переключаться, а это трудно даже физически, поэтому я занимался спортом, давал себе физические нагрузки, чтобы поддерживать форму, иначе можно было и руки не поднять от усталости.

— Вы вообще любите спорт?

— В Минске хожу на тренировки по рукопашному бою к известному тренеру Игорю Русинову.

— Понимаю, у дирижера должны быть элементы благородной агрессии, если так можно выразиться.

— Тренировки помогают выработать выдержку и внутреннюю силу. Вообще, я отношу себя к дирижерам-демократам, но, когда надо, умею организовать людей так, чтобы все стали работать на результат. Дирижер должен уметь проявлять силу, за которой хочется следовать. Собственно, так везде: если люди чувствуют силу, стержень, они начинают вокруг нее организовываться.

— Итальянская публика, действительно,  хорошо разбирается в опере, как об этом рассказывают?

Да, да! За месяц до начала фестиваля на спектакли уже не было билетов. Итальянцы любят свою оперу, очень известным ариям они могут даже, сидя в зале, подпевать. А после хорошо исполненных арий устраивают долгие овации, останавливая спектакль.

— Вы уже не жили в палатке за городом, как в первый свой приезд в Равенну, когда стажировались у Мути?

— В этот раз у меня были апартаменты, надо было соответствовать статусу.

— У вас часто интересовались страной, откуда вы приехали?

—  Конечно, интересовались. Итальянцы говорят: «Бьеларусь». А я им объяснял: «Бэлла-русия»! Потому что «бэлла» по-итальянски — красивая!

— Что за оркестр, с которым пришлось вам работать? 

— Молодежный оркестр имени Луиджи Керубини, основатель Рикардо Мутти. Коллектив много лет существовал на гранты, но в этом году итальянское государство взяло его на бюджет. В Италии два молодежных оркестра топ-уровня. Оркестр Керубини один из них. Он изумительный по строю, один из лучших молодых коллективов Италии, а это очень музыкальная страна. Первая репетиция была оценивающая с обеих сторон. Постепенно возникло доверие. А потом и чувство творческого азарта. Было несколько просто блестящих спектаклей, на одном духе. Это лучшие моменты профессии — когда свободно предаешься музыке без страховочных «ремней».

— Предчувствую, что вы скоро уедете от нас в Италию.

— Всему свое время. Может быть, и надо уехать на какое-то время из Отечества — чтобы потом вернуться на новом качественном уровне.

— А постучаться в двери Большого театра нет возможности?

— Возможность есть всегда. Но просить никогда ничего не надо, как писал Булгаков. Надо быть профессионалом, делать свое дело хорошо, честно, качественно. Всему свое время, у меня нет зацикленности, что вот кровь из носа в Большой и точка. Зацикленность — это вообще ограниченность, и потом все равно приходит испытание. Хотел? Получай!  Слава Богу, не жалуюсь, с работой у меня нормально.

— Как собираетесь проводить Новый Год?

— В семейном кругу. Пока меня не было в Минске, у меня родился сын.

— Поздравляю! А кто ваша супруга? Надеюсь, она музыкант?

— Музыковед. Жена дирижера — это призвание. Это как жена офицера. Мы ведь не просто работаем — мы служим. Только на музыкальном фронте.

Поделиться: